Версия для печати 6035 Материалы по теме
омон
Завершился трехлетний уникальный эксперимент, в ходе которого решалось, каким быть милицейскому спецназу. И вообще - быть ли ему? Можно утверждать, что в МВД создана новая система милицейских спецподразделений. Их полномочия, права и обязанности теперь в деталях определены почти двумя десятками законодательных актов.

Для подготовки таких отрядов в Ставропольском крае создается универсальный учебный центр, кардинально отличающийся от тренировочных полигонов спецподразделений других силовых структур. В этом году он примет первых курсантов.

208 спецотрядов
Отряды милицейского спецназа отныне выстроены в четкую вертикаль, на вершине которой стоит Центр оперативного руководства деятельностью специальными подразделениями МВД. По сути, это отдельный департамент министерства.

Возглавляет его генерал-лейтенант милиции Владимир Горшуков. В спецназе он всю жизнь, даже срочную службу прошел в военной разведке. Так что в мельчайших деталях знает о проблемах и потребностях каждого своего бойца - от психологической подготовки до технического оснащения. Кстати, в феврале прошлого года генерал Горшуков сам стал лауреатом Государственной премии в области науки и техники. Правительство наградило его за разработку и освоение производства комплекса высокоэффективного нелетального бесствольного гражданского и служебного оружия.

Владимир Горшуков рассказал корреспонденту "Российской газеты", что теперь в России сформировано 208 отрядов: 121 - милиции особого назначения (ОМОН) и 87 - специального (ОМСН). Всего - более 25 тысяч человек.

По утвержденным документам задачи ОМОНа отличаются от функций милицейского спецназа.

В ОМОНе в основном служат младшие командиры - сержантский состав. Омоновцы должны пресекать массовые беспорядки, охранять политические, культурные и спортивные мероприятия, обеспечивать порядок во время праздников, народных гуляний. В принципе, это силовой резерв милиции, последний, так сказать, аргумент, когда беснующаяся толпа, например экстремистов или футбольных фанатов, начинает громить витрины, бить окна, переворачивать и жечь автомобили.

Другая категория спецназа - ОМСН - состоит из офицеров. Они - силовая поддержка оперативников угрозыска, экономической безопасности, то есть криминальной милиции. Их зовут, когда надо задержать вооруженных, особо опасных преступников или освободить заложников.

Раньше эти подразделения называли СОБР - специальные отряды быстрого реагирования. Без их участия не проводилась практически ни одна крупная операция по разгрому преступных сообществ и группировок.

Но изменилась криминогенная ситуация, бандитский разгул 1990-х удалось подавить. Теперь, по мнению руководства МВД, название "спецназ" звучит современнее.

Общее у ОМОНа и ОМСНа - участие в операциях против незаконных вооруженных формирований и обезвреживание любых других вооруженных бандгрупп, независимо от их идейных воззрений, национальной принадлежности и региона.

Элита в масках
Почти каждое спецподразделение получило собственное имя и эмблему. Например, отряд милиции специального назначения МВД России "Рысь", отряд милиции особого назначения МВД России "Зубр", в Питере - ОМОН ГУВД по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области "Бастион". В чем смысл всех этих многоцветных гербов и знаков?

- В поддержании боевого духа, - объяснил генерал Горшуков. - Вспомните, в русской армии были именные полки - Семеновский, Преображенский, Измайловский. Вот и мы решили: пусть каждый отряд, если хочет, создаст свой бренд и соревнуется с соседями.

Самое главное, с созданием Центра появилась возможность готовить бойцов спецподразделений по единой универсальной программе.

Шесть лет назад автор этих строк общался с офицерами архангельского СОБРа. Только что вернувшись из Чечни, они рассказывали о системе своей подготовки. Оказалось, как таковой системы-то и не было. Ребята на энтузиазме по крупицам самостоятельно собирали бесценный опыт у кого только возможно - у десантников, альфовцев, старых оперативников. Разумеется, получалась каша: многие научились стрелять и маскироваться в горах или в лесу, но порой не знали, как правильно ворваться в притон наркоманов, блокировать автомобиль или скрутить бандита на лестничной площадке. Да и вообще: как задержать и передать следователям и судьям подозреваемого в преступлении человека, причем живым?

Поэтому и понадобились генералу Горшукову и его подчиненным три года кропотливой работы, чтобы в методике обучения сформулировать универсальные требования именно к милицейскому спецназу, который по своим задачам принципиально отличается от родственных подразделений других силовых ведомств. Учебный центр, разворачиваемый в Ставропольском крае, станет настоящей высшей школой, где элитные бойцы МВД смогут пройти весь образовательный курс - от "парты первоклассника до кафедры академии".

Сначала специальные подразделения, все эти группы захвата и силовой поддержки, подчинялись УБОПам, милиции общественной безопасности, криминальной милиции. Мало-мальски крупный начальник старался иметь свою собственную "гвардию", зачастую никак не взаимодействующую с родственными подразделениями. Бойцы нередко действовали по звонку, мол, надо срочно взять вооруженную банду в какой-то квартире, догнать и задержать преступников в автомобиле или освободить заложников. Бывало и так, что вызовы оказывались, что называется, ложными - в квартире засели не вооруженные автоматами уголовники или экстремисты, а пьяная компания. С буйными же хулиганами вполне могли бы справиться и обычные патрульные. Но не стали рисковать, позвонили начальству и сгустили краски.

Теперь, с объединением спецназов в единую структуру, все начальники, кому срочно требуется помощь элитных бойцов, обращаются в этот Центр. И, что важно, несут ответственность за свой вызов. Более того, за правильную постановку задач и использование столь грозного оружия, как специальные подразделения, персонально спрашивают с руководителя, "заказавшего" ОМОН или ОМСН.

- Бойцы милицейского спецназа все чаще находятся в резерве, и решение об их задействовании принимается лишь в случае крайней необходимости, при серьезном обострении оперативной обстановки, связанном с очевидными противоправными действиями, - рассказал Владимир Горшуков. - Если вдруг у кого-то возникают сомнения в правомерности или адекватности наших действий, например, у правозащитников, соответствующими подразделениями органов внутренних дел и прокуратурой по всем таким фактам проводятся проверки. Все действия спецназа регламентируются Законом "О милиции".

Щит от пули
Впрочем, чтобы его подчиненные остались живы в самых экстремальных и зачастую непредвиденных обстоятельствах, генерал Горшуков и руководство МВД оснащает их по последнему слову полицейской техники. За два года в отряды поступило более 30 новых образцов бронежилетов, шлемов, щитов, различных спецсредств и оружия. При этом львиная доля всех научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, проводимых в интересах спецподразделений, связана с разработкой новых средств защиты.

Например, противоударные комплексы "Щит" выдерживают удар не только ножа, но даже топора. А штурмовой пулестойкий бронещит "Забор" защитит даже от пистолетного выстрела в упор. Универсальный бронежилет "Багарий" обеспечивает комбинированную защиту от колюще-режущего и огнестрельного оружия.

Среди новых так называемых спецсредств - образцы нелетального оружия. После применения таких "игрушек" нарушитель чувствует себя, конечно, неважно, но остается живым и целым.

В отряд -через детектор
В милицейском спецназе служить престижно. И не только потому, что здесь самые высокие в МВД оклады и социальные гарантии. Здесь можно получить высшее образование, стать офицером, сделать хорошую карьеру. Многих привлекает шанс проявить себя в настоящем бою. Не последнюю роль играет и ореол спецназовской романтики. Так называемой текучки кадров здесь практически нет. И генерал Горшуков вполне может себе позволить не принимать на службу случайных людей, а тщательно отбирать каждого кандидата.

Попасть в спецназ теперь не трудно, а очень трудно. Тут под микроскопом изучают буквально все - биографию, родственников, друзей и знакомых, характеристики с мест учебы, работы, службы. Причем не просто читают в отделе кадров принесенные бумаги, а проверяют даже оперативными методами. И не дай бог, всплывут дружеские или родственные связи с криминалом. Лучше всего, когда есть рекомендации от спецназовцев, тогда поручитель несет за нового бойца персональную ответственность.

Есть, разумеется, тесты на физическую подготовленность и интеллектуальные способности. Причем на интеллект смотрят более пристрастно - "физику" можно подтянуть, а вот быстро и правильно соображать надо уметь сразу.

А потом всех соискателей ждет последний экзамен - проверка на детекторе лжи. И только один из трех кандидатов выдерживает "собеседование" с полиграфом.

Такой строгий отбор, а не подбор людей, считает генерал Горшуков, позволяет резко поднять качество подготовки отрядов.

Однако решение этих, весьма специфических, задач никогда не дается легко. Из всех милиционеров больше всего рискуют спецназовцы - это аксиома. Им чаще других приходится идти на нож или пулю, разминировать взрывные устройства, спасать людей. Раньше, до создания Центра, в год гибли примерно 25 человек. В этом году потери удалось снизить: не вернулись из боя 15 бойцов, из них шесть спецназовцев погибли, выполняя свой долг в Северо-Кавказском регионе. Всего министерство внутренних дел оказывает помощь 914 семьям погибших в разные годы сотрудников спецподразделений. За время существования отрядов милиции специального назначения 24 сотрудника стали Героями России, 17 из них - посмертно. В ОМОНе - три живых Героя России. Остальные 26 своих Золотых Звезд никогда не увидели.

Источник: "Росийская газета"
Поделиться