Версия для печати 2389 Материалы по теме
корея
Отношения между Северной и Южной Кореями вновь переживают кризис. В Пхеньяне подозревают, что действия южнокорейских консерваторов направлены на ослабление северокорейского режима с последующим мирным поглощением Севера, а слова о желании «помочь» прогрессу северного соседа лишь маскируют эту скрытую цель. Не случайно Северная Корея неделю назад пообещала «разнести вдребезги» Южную Корею, а представитель военного руководства северян объявил о «всестороннем противостоянии» с Югом. Поскольку напряженность возросла за считанные дни до инаугурации 20 января президента США Барака Обамы, то создается впечатление, что Пхеньян обостряет обстановку в надежде выбить компромисс у новой американской администрации.

Ведь это обострение отнюдь не перечеркивает надежду на то, что новый американский президент предложит Пхеньяну серьезную и честную сделку. Это признание и мирное сосуществование по формуле денуклеаризация (ядерное разоружение) Северной Кореи в обмен на нормализацию отношений с США и экономическую помощь, главное же, в обмен на их гарантии безопасности, подтвержденные мировым сообществом. Уже поговаривают о скорой командировке спецпредставителя президента США в Пхеньян, а потом и об американо-северокорейском саммите.

Значительная часть вины за ядерный кризис на Корейском полуострове лежит на США и их союзниках. Сначала американские дипломаты, не прислушиваясь к мнению российских коллег, уповали на скорый крах КНДР, который естественным образом разрешил бы ядерную проблему. Белый Дом не торопился выполнять достигнутые в 1990-е с Пхеньяном договоренности о нормализации отношений. Стремясь к смене режима Северной Кореи, американцы при Джордже Буше спровоцировали ее превращение в де-факто ядерное государство.

Чтобы добиться уступок, Запад использовал нажим и санкции, но забыл уроки СССР и Китая -- там гибель миллионов людей в годы коллективизации и «большого скачка» не привела к краху режима, более того, их руководители больше уверовали в свое могущество. Вот и в Северной Корее лидеры убедились в импотенции Запада и способности навязать ему свою линию поведения. Демонтаж летом 2008 года за американские деньги отслужившего свое и ненужного северокорейского реактора в Енбене был представлен в качестве главной уступки, что стало верхом дипломатического искусства.

Для президента Обамы корейский вопрос не является приоритетным. Прорыв станет вероятным, если КНДР согласится на полную сдачу позиций по ядерному статусу. Но пока жив северокорейский лидер Ким Чен Ир -- это сомнительно, в случае его ухода -- тем более, по крайней мере в период создания новой системы власти в Северной Корее. Ведь только «ядерная карта» дает Пхеньяну гарантию от военного вмешательства извне и обеспечивает заинтересованность других государств (как противников, так и поддерживающих его Китая и России) в том, чтобы в стране с ядерным потенциалом не возник хаос. В представлении Пхеньяна посягательства на самостоятельность страны не сводятся к силовым аспектам -- опасны политическое давление, «подрывные действия», включая «мягкое» проникновение, это объясняет жесткую реакцию Севера на засылку листовок из Южной Кореи. Пхеньян, опасающийся не только Запада, но и Китая, будет держаться за ядерное оружие до последнего.

США, Япония и правящие сейчас в Южной Корее консерваторы со своей стороны тоже не готовы принять северокорейскую династию Кимов как партнера и не хотят ее международной легитимизации. Пока этот подход не изменится, ждать прогресса в решении проблем Корейского полуострова не приходится.

Похоже, северокорейские руководители решают проблему преемственности власти с прицелом на 2012 год, когда исполнится сто лет со дня рождения основателя страны Ким Ир Сена, а его сын и преемник Ким Чен Ир отпразднует свое 70-летие. Планируется, что к этому времени должен быть официально представлен «наследник». Ясно, что грядущий уход с политической арены Ким Чен Ира будет потрясением для режима -- возможно, смертельным. Но он же даст северокорейской элите шанс на изменения во имя выживания. (23 января Ким впервые с августа 2008 года, когда поползли слухи о его болезни, встретился с иностранным гостем, представителем китайской Компартии Ван Цзяжуем.) Можно надеяться, что со временем движимая инстинктом самосохранения элита сформирует прагматическое ядро, которое сохранит внешний пиетет к официальным идеям чучхе (самобытности) и наследию вождей, но поведет страну по пути экономической трансформации, хотя и при сохранении авторитарного режима. Лозунг для обозначения такой политики уже появился: «Строительство сильной и процветающей державы».

Северокорейская идеология предлагает простые и понятные обывателю ориентиры, да и сами северокорейцы не жаждут оказаться «в объятиях», вернее, под пятой южнокорейских братьев. Не хотят они и того, чтобы их страна превратилась в протекторат Китая. Идея чучхе состоит в сохранении национальной идентичности и самостоятельности. Непременное условие -- обеспечение внешней безопасности и пресечение попыток подрыва режима, что требует сохранения закрытости. Как это совместить с реформами -- неясно.

Для России ситуация на Корейском полуострове стала дипломатическим вызовом. Во-первых, необходимо отвести угрозу ядерного распространения, поскольку за КНДР могут последовать Иран и другие игроки, даже негосударственные. Во-вторых, речь идет о стабильности в приграничном регионе на Дальнем Востоке нашей страны. В-третьих, разворачивается геополитическая игра, ставкой в которой является распределение ролей в Восточной Азии. Российским интересам не отвечает ни усиление здесь влияния США или Китая, ни рост конфронтации между ними. Статус-кво, включая сохранение независимости КНДР, позволил бы избежать крупных сдвигов в расстановке сил. Это не отменяет необходимости модернизации Северной Кореи, признания ее Западом и развития межкорейских отношений.

Хотя многие проблемы Северная Корея решает в диалоге с США и Китаем, от России тоже многое зависит. Возможно, российское влияние менее заметно в решении собственно ядерной проблемы, но она для России в корейском урегулировании не главная и не единственная. Урегулирование этой проблемы предоставляет России возможность оказывать влияние на выстраивание отношений в регионе и развитие событий там. Шестисторонние переговоры с участием двух Корей, Китая, России, США и Японии являются наиболее эффективным инструментом гармонизации интересов оппонентов (прежде всего США и КНДР) при международной поддержке и гарантиях с участием России. Нельзя позволить угаснуть этому первому в Северо-Восточной Азии механизму совместного обсуждения и решения проблем.

Здесь еще далеко до формирования классической региональной системы поддержания безопасности. Но на базе «шестисторонки» нужно создавать механизмы сотрудничества в конкретных областях. Так Москва сможет не только участвовать в делах региона, но и защищать свои экономические интересы, включая проекты энергетики и железнодорожного транзита.

Источник: "Время"
Поделиться