— 20 Мая 2006

«Орлёная» бумага или как холоп казну пополнял

Версия для печати 1760 Материалы по теме

Сегодня гербовая бумага известна всем и широко используется при оформлении договоров и актов. Но чуть более трех столетий назад в России о ней не слышали вообще. Только в петровскую эпоху «орленые» листы стали применять не только для «пущей сохранности» и предотвращения подделок документов, но и для пополнения казны.

Вольная за подметное письмо
А казна в петровские времена действительно была пуста, а деньги были ой как нужны: Петр I готовился к очередному азовскому походу и войне со шведами. Все его окружение искало способы собрать с купцов дополнительные средства для армии. Но ответ на такую непростую задачу нашли не купцы-бояре, а простой холоп – крепостной слуга графа Б.П. Шереметьева Алексей Александрович Курбатов.
Его вхождение во власть напоминает почти детективную историю. Холодным январским утром 1699 года в Ямском приказе было обнаружено подметное письмо с двумя красными печатями и двумя надписями на нем. Первая надпись гласила: «Вручить сие письмо Федору Алексеевичу Головину», а вторая – «Поднесть благочестивому государю нашему Петру Алексеевичу, не распечатав». Автором подметного послания был Алексей Курбатов, который в своем письме предложил ввести гербовую бумагу в России. Эта мысль у него возникла, когда он сопровождал своего боярина по странам Западной Европы. Наблюдательный Курбатов обратил внимание на то, что в «тамошней стороне» за оформление гербовых бумаг взимали сбор в пользу казны. И ничто не мешало это сделать в России.
Царь сразу ухватился за идею боярского холопа. Призванный во дворец Курбатов был награжден домом в Москве и деревней. А уже через несколько дней, 22 января (1 февраля) 1699 года, Петром было издано первое повеление о совершении крепости, договоров и челобитных на гербовой, или орленой, бумаге. В документе прямо оговаривалась цель такого новшества: «для пополнения своей, великого государя, казны».

Прибыли от первого прибыльщика
В соответствии с указом теперь все частные акты, сделки на куплю-продажу земли, челобитные, крепостные заемные документы должны были составляться не на обычной бумаге, а на бумаге, в правом углу которой помещался герб. Наличие двуглавого орла значительно удорожало бумагу. Однако цена на нее устанавливалась дифференцированно и зависела от суммы, на которую заключалась та или иная сделка. Скажем, если акт оформлялся на сумму менее 50 рублей, то стоимость бумаги составляла 4 копейки. Если сделка оформлялась от 50 рублей и выше, то сумма сбора уже оценивалась в 10 копеек. Была также “такса” для некоторых бумаг ценой в половину копейки.
Бумага «под орлом», «клейменая», или «орленая», была сначала трех сортов: «под большим орлом» – для крепостей; «под гербом величиной против золотого» – для крепостей на сумму ниже 50 рублей и для челобитных мировых, и «за печатью в половину золотого» – для челобитных и выписок в приказах. Крепости, писанные не за вышеозначенными клеймами, были объявлены недействительными. С тех пор с купцов, у кого оказывались такие крепости, было велено взимать пошлину вдвое.
Уже через некоторое время копеечные сборы с орленой бумаги сложились в десятки, сотни и тысячи рублей, так необходимых России для строительства регулярной армии и флота. Позже Алексей Курбатов докладывал государю, что введенная гербовая бумага обеспечила поступление в казну 50 тысяч рублей дохода. Графский холоп не мог тогда и предположить, что уже через 100 лет, как видно из трудов комиссии для пересмотра системы податей и сборов 1860 года, государство будет иметь чистого дохода от гербового сбора до 150 тысяч рублей, а через 160 лет – уже 14 миллионов рублей.
Но и в те времена за «многосотные тысячи Рублев» прибыли Алексей Курбатов был по достоинству оценен Петром I. Бывший холоп был назван первым прибыльщиком (так тогда называли людей, подсказывавших правительству новые источники доходов). Для торговли ею назначались специальные люди – "Бородачи" из духовного звания.


География гербовой бумаги
Местом первоначального употребления гербовой штемпельной бумаги считается Голландия. В Испании она стала употребляться с 1636 года, во Франции – с 1654, в Пруссии – с 1686, в Англии – с 1694, в России – с 1699 г. Крупные неудобства применения гербовой бумаги вследствие неизбежных ошибок при составлении всякого рода актов приносили большие убытки. Причем их основная масса падала обыкновенно на малосведущие, несостоятельные или малосостоятельные слои населения. Все это заставило почти все культурные страны перейти к более простым способам взимания: сначала к клеймению от руки документов, а позднее – к наклеиванию на составленные на простой бумаге акты специальных (гербовых или штемпельных) марок. К примеру, в Австрии эта новая система стала применяться с 1854 г, спустя пять лет – во Франции, в Пруссии – с 1862 года. В большинстве других государств новшество стали применять с конца 60-х или с 70-х – 80-х годов.
Особенно далеко пошла в этом отношении Англия. Там с 1881 года законом было разрешено вместо употребления специальных гербовых знаков или штемпеля наклеивать на все подлежащие этого рода обложению акты простые почтовые марки, если сумма гербового сбора меньше двух шиллингов шести пенсов (около 1,2 рубля). Результаты этого опыта, по мнению почти всех английских авторитетов того времени, оказались благоприятными. Единственным, по их мнению, недостатком этой системы является невозможность точного определения получаемых государством от гербового сбора доходов.


О судьбе первого российского прибыльщика
Любопытно сложилась судьба находчивого холопа. После удачно подброшенного послания Алексей Курбатов снискал доверие у государя и А.Д. Меньшикова и был назначен дьяком в Оружейную палату. На этот орган были тогда возложены изготовление и продажа гербовой бумаги. Здесь бывший крепостной вновь проявил свой незаурядный талант, и его карьера со стремительной скоростью поползла в гору. Через несколько лет Алексей Александрович уже был назначен обер-инспектором Ратуши с поручением получил поручение «рассмотреть Ратушу со всеми ее околичностями и что возможно еще прибавить прибыли без тягости народа». Курбатов вышел на государя с рядом предложений, большинство из которых Петр воплотил в жизнь в своих указах. Их суть заключалась в пресечении «великого в сборах воровства» посредством смертной казни для виновных и более совершенной организации контроля местных выборных органов посадского управления.
Когда с учреждением губерний Ратуша утратила свое значение, Курбатов (в 1711 г.) был направлен в Архангельск вице-губернатором. И здесь он ревностно служил на благо отечества. Но даже самые ревностные блюстители закона и сохранности казны бессильны перед искушением запустить в нее руку. Заподозренный в злоупотреблениях своими полномочиями Курбатов весной 1714 года по распоряжению Петра I отстранен от вице-губернаторства.

Жадность «подлого» сгубила
Для расследования злоупотреблений Курбатова в Архангельск был направлен гвардейский офицер князь Михаил Волконский. Однако следствие шло с большими проволочками. В столице у Курбатова были высокие покровители, и поэтому он вел себя по отношению к следователю вызывающе. Не являлся на допросы, без ответа оставлял письменные запросы Волконского.
Между тем следствие вскрывало новые и новые факты злоупотреблений вице-губернатора. Тучи над Курбатовым сгущались. И он был вынужден обратиться за защитой к самому государю. В письме к Петру I прибыльщик напомнил о своих прежних заслугах: о том, что его предложение о введении гербовой бумаги дало казне 50 тысяч рублей дохода; о том, что он, будучи руководителем Ратуши, увеличил питейный сбор на 112 тысяч рублей; о том, что в Архангельской губернии собрал податей сверх оклада 300 тысяч рублей.
Однако былые заслуги ни царь, ни следственная комиссия в счет не приняли. Было доказано, что с 1705 по 1714 год Курбатов присвоил 16 422 рубля казенных денег. Над Курбатовым нависла угроза быть казненным через повешение. Такая кара уже постигла сибирского губернатора Гагарина, обер-фискала Нестерова. Лишь скоропостижная смерть спасла первого российского прибыльщика от позора. Петр I тогда издал очередной указ, который запрещал привлекать в администрацию в качестве должностных лиц представителей «подлого народа» (т.е. принадлежащего к крестьянскому, податному сословию).

Поделиться