Версия для печати 1853 Материалы по теме
Татьяна Нестеренко
Согласно последним прогнозам финансовых властей, дефицит федерального бюджета составит 2 триллиона 978,4 миллиарда рублей. По планам минфина в 2009 году удастся собрать 6 триллионов 713,6 миллиарда рублей доходов. Расходы будут увеличены и составят 9 триллионов 692 миллиарда рублей.

Основные характеристики бюджета утверждены исходя из прогнозируемого объема ВВП в размере 40 триллионов 420 миллиардов рублей и инфляции на уровне 13 процентов. При этом, отмечают на Ильинке, общий объем доходов по сравнению с принятым ранее федеральным бюджетом снижен на 4 триллиона 213,5 миллиарда рублей. Снижение доходов только за счет поступления нефтедолларов составит 2 триллиона 635,3 миллиарда рублей. Из-за плана спасения национальной экономики расходы выросли на 7,4 процента, или на 667,3 миллиарда рублей.

Напомним, что минфину пришлось в спешном порядке переверстывать федеральный бюджет, который в прошлом году был сформирован исходя из цены на нефть - 95 долларов за баррель. Однако мировой финансовый кризис, в результате которого цены на углеводороды на мировых рынках обвалились практически в одночасье, перевернул все расчеты российских чиновников. Благоприятной внешней конъюнктуры, считает глава российского минфина Алексей Кудрин, в ближайшие год-два ждать не приходится, а потому предложить изменить прогнозную цену на нефть с 95 до 41 доллара за баррель. Минэкономразвития, правда, уже успело пересмотреть прогноз на нефть, предложив верстать бюджет исходя из цифры 45 долларов за баррель. Но даже эта цифра не сможет компенсировать падение экономики.

Так что придется ждать нового варианта бюджета, если он понадобится. А случиться это может. В минфине считают, что недобор налогов и таможенных платежей может увеличиться еще на 800 миллиардов рублей.

Таким образом, подвели итоги финансисты, в следующем году нефтедоллары, удобно "почивавшие" на счетах Резервного фонда, будут полностью потрачены. А России придется вновь начать занимать, скорее всего, на внешних рынках. Вопрос о том, чтобы взять взаймы на рынке внутреннем сумму, превышающую 400 миллиардов рублей, извините за каламбур, под большим вопросом. На рынке недостаточно денег для того, чтобы покупать государственные ценные бумаги даже по ставке 12-15 процентов годовых на срок от года до трех лет. Причем практически не находят спроса ГСО, которые выпускались в свое время специально для инвестирования средств пенсионных фондов. В принципе первые аукционы по размещению гособлигаций, которые минфин провел в начале года, это подтвердили. Спрос минимальный. Апрельские аукционы показали, что спрос появился, но не в тех объемах, на которые рассчитывали чиновники. Банки и предприятия сейчас сами стоят с "протянутой рукой", беря подчас короткие и дорогие кредиты, предлагаемые ЦБ и тем же самым минфином.

Ситуация может ухудшиться еще и потому, что банкам может понадобиться новая порция помощи. Так, считает Кудрин, если объем плохих кредитов превысит 10 процентов суммарного портфеля, что является критической чертой, ситуация потребует дополнительных решений и поддержки. Хотя, отметил он, 10 процентов для таких кризисов, "который мы переживаем сегодня, это не такая и большая сумма", но только не для российских банков. Такие объемы "плохих долгов" могут выдержать крупные системообразующие зарубежные банки, по сравнению с которыми отечественные выглядят "малым бизнесом". Ресурсы государства, ставит акцент Кудрин, позволяют, если это будет необходимо, дополнительно поддержать банковскую систему. Главное, чтобы эти ресурсы пошли по назначению.

Что касается займов на внешних рынках, то, по версии "Интерфакса", в конце прошлого и начале нынешнего года чиновники минфина провели несколько встреч с ведущими зарубежными и российскими инвестбанками, в ходе которых поднимался вопрос об условиях выхода России на зарубежные рынки заимствований. Как поясняют эксперты, доходность российских евробондов может составить 7-8 процентов годовых в валюте, что несколько выше, чем у других стран группы БРИК. Причина проста - инвесторы ждут более высокой премии за российский риск. Ведь поход за внешними займами может быть использован российскими властями не для финансирования дефицита бюджета, а для рефинансирования корпоративных долгов.

Отметим, что такой ситуации с дефицитом бюджета, даже при наличии мирового экономического кризиса, могло бы и не быть, если депутаты еще четыре года тому назад вняли бы увещеваниям чиновников минфина, которые предлагали, во-первых, ограничить для российских корпораций и банков возможность привлечения западных кредитов. А во-вторых, переориентировать их на внутренний рынок, по примеру РЖД, которая не первый год ведет политику по привлечению внутренних кредитов. И, к слову сказать, делает это вполне успешно, размещая на внутреннем рынке свои облигации.

Есть еще один фактор, который, вполне вероятно, негативно сказывается на нынешней экономической ситуации - нефтедоллары. Буквально на днях Кудрин, выступая в Вашингтоне перед американскими финансистами и предпринимателями, ставил себе в заслугу создание Стабфонда. Не будем кривить душой, заслуга, конечно, есть. По крайней мере сегодня есть что пустить на финансирование дефицита бюджета. Но есть и минус, который перетягивает все заслуги, - недоинвестирование российской экономики. Слишком мало средств перечислялось в Инвестфонд, а потому заводов как не хватало, так и не хватает, равно как и дорог, да и много чего другого. А ведь строительство крупных инфраструктурных объектов ни в одной стране мира не мыслится без государственных инвестиций. Экономика, а вернее, экономическая политика властей была ориентирована на развитие экспортных отраслей, а не на рост внутреннего спроса. И в результате мы имеем инфляцию за счет слишком сильной зависимости от импортной составляющей практически во всех сферах экономики.

Источник: "Российская газета"
Поделиться