Версия для печати 3346 Материалы по теме
Преподаватели, эксперты, чиновники и общественность до сих пор не могут прийти к единому мнению по поводу ЕГЭ. На один и тот же аспект существуют принципиально разные точки зрения.

В защиту ЕГЭ

ирина Абанкина
Ирина АБАНКИНА,
директор Института развития образования ГУ-ВШЭ, эксперт Института образовательной политики «Эврика»:

ЕГЭ как способ оценки знаний выпускников

ЕГЭ как система независимой оценки знаний и компетенций выпускников школ вполне адекватна. Важные принципы системы — независимость, прозрачность, равные условия. В становлении независимости и прозрачности должны оказать содействие институты гражданского общества, в частности, общественные наблюдатели. Признание вузами результатов итоговой аттестации позволяет выпускникам подавать документы в любой вуз и на любую специальность. Это принципиально меняет взаимоотношения школы и вуза, делает образование реально доступным для выпускников школ независимо от места проживания и доходов родителей.
Проведение пробных итоговых испытаний при подготовке к ЕГЭ дает возможность школьникам выработать стратегию сдачи экзамена, психологически подготовиться. Таких шансов не давала традиционная система выпускных экзаменов в школе. Кроме того, возможность пересдать один обязательный экзамен, если получена неудовлетворительная оценка, нивелирует факторы стресса, снижает элемент случайного провала.
Контрольно измерительные материалы (КИМы), безусловно, должны совершенствоваться, включать проверку не только знаний, но и компетенций. В работу предметных комиссий должны быть включены эксперты высокого уровня. Большой эффект даст размещение в Интернете в открытом доступе максимально большого числа вопросов и заданий, аналогичных реальным КИМам, предлагаемым в ЕГЭ. Таких вопросов и заданий должно быть несколько десятков тысяч, это позволит школьникам тренироваться самостоятельно и не использовать суррогаты вместо реальных аналогов.

Отбор талантов: ЕГЭ помогает или мешает?

Действительно, ЕГЭ не позволяет обнаруживать по-настоящему талантливых абитуриентов, но их не может выявить и никакая другая система итоговой аттестации, впрочем, ни ЕГЭ, ни какая-либо другая система на это и не нацелены. Для выявления талантливых ребят существует система олимпиад и творческих конкурсов, которая тоже совершенствуется и сегодня дает возможность поступить в вуз не только призерам, но и победителям олимпиад на основе достигнутых школьниками результатов.
Сочетание системы ЕГЭ и системы олимпиад позволяет вузу отобрать для себя и талантливых ребят, и сильных выпускников школ, которые смогут освоить программы вуза.

Повышение доступности высшего образования для сельских школьников

Благодаря ЕГЭ повысилась доступность высшего образования для абитуриентов независимо от места их проживания и возможности получить в качестве репетитора вузовского преподавателя. Ни для кого не секрет, что успех поступления в вуз напрямую зависел от занятий с преподавателями данного вуза или на подготовительных курсах при конкретном учебном заведении. Это нарушало равенство шансов: выпускники из сел, малых городов, которые не могли заниматься с преподавателями вуза или на подготовительных курсах, имели более низкие шансы поступить в вуз по сравнению со школьниками из крупных городов. Кроме того, на экзамен надо было приехать, где-то жить в течение месяца, необходимого для сдачи вступительных экзаменов. Это были высокие издержки для ребят из малообеспеченных семей, отдаленных районов и сел, что создавало дополнительный барьер для их дальнейшей учебы.

Выпускники предыдущих лет и ЕГЭ

ЕГЭ стал обязательным и для тех, кто окончил школу в предыдущие годы. Но вступительные экзамены в вузы через несколько лет после окончания школы и раньше были существенной преградой. Без серьезной подготовки сдать экзамены, особенно в сильный вуз, было невозможно, нужно было заниматься либо на подготовительных курсах, либо с преподавателями. Теперь надо готовиться к сдаче ЕГЭ, так что новых преград не возникает.

ЕГЭ и коррупция при поступлении в вузы

Очевидно, что введение ЕГЭ помогло снижению коррупции при поступлении в вуз. Вузовские преподаватели теперь не могут зарабатывать на своей приближенности к знанию вариантов ответов на вопросы вступительных экзаменов и натаскиванию на них. В последние годы разрыв между школьной программой и вузовскими экзаменами без участия вузовских преподавателей становился почти непреодолимым. При этом на вступительных экзаменах царила атмосфера субъективизма, непрозрачности и беззащитности абитуриентов. Апелляция абитуриентов практически никогда не приводила к положительным результатам. При оценке сочинения «тема не раскрыта» звучало как приговор, который невозможно оспорить.
Изжита ли коррупция внутри вуза? На это вопрос ответить сложно, нужны исследования и проверки, но ЕГЭ не влияет на коррупцию внутри вуза. Переместилась ли коррупция на уровень сдачи ЕГЭ? Такие попытки, безусловно, есть. К сожалению, имея невысокие заработки, многие преподаватели привыкли зарабатывать «натаскиванием» на сдачу тех или иных экзаменов. Но хорошо налаженная работа в школе, умение самостоятельно, систематически учиться помогают выпускнику сдать ЕГЭ и получить высокий результат. Если таких навыков у выпускника школы нет, то ему и в вузе будет очень сложно учиться. В вузе экзаменов, причем совершенно разных — и письменных, и устных, и в виде теста, и в виде контрольных работ, и в виде эссе — гораздо больше, чем в школе, поэтому нужен навык сдачи экзаменов в любой форме.

Противоречит ли ЕГЭ цели воспитания всесторонне развитой личности

Согласно новым образовательным стандартам, озвученным в Послании Президента РФ и разрабатываемых Министерством образования, конечной целью работы школы должно стать гармоничное воспитание личности, и у многих возникает вопрос: не идет ли ЕГЭ вразрез с этими целями? Но ЕГЭ — это всего лишь итоговая аттестация, которая показывает уровень приобретенных за время учебы знаний, компетенций и навыков. Умение сдавать экзамены, демонстрировать достигнутые за время учебы результаты включается в понятие гармонически развитой личности, это очень важный жизненный навык, который и в вузе будет востребован.
А вот психоз по поводу любой формы независимой аттестации наводит на мысль, что гармоничности как раз и не получается. Школа как будто боится, что ее ученики не смогут самостоятельно подготовиться к ЕГЭ и сдать его. Значит, педагоги школы не научили детей самостоятельной работе, значит, что-то надо менять в школьных технологиях.

Реморенко
Игорь РЕМОРЕНКО,
директор Департамента государственной политики в образовании Министерства образования и науки РФ:
ЕГЭ — это необходимая процедура оценки качества образования, которая совсем не препятствует развитию образованной, культурной, гармоничной личности. Системы оценивания качества образования, обеспечивающие переход с одного уровня образования на другой, обязательно должны быть формализованы и должны оценивать знания и компетентность.
Если говорить о самих тестах для ЕГЭ, то совершенно неоправданной является позиция, согласно которой в этих тестах все нацелено лишь на натаскивание и зазубривание правильных ответов. Часть «С» в контрольно-измерительных материалах оценивает творческие способности ребят, заставляет их думать, предлагает варианты конструирования собственных решений и уж совершенно точно проверяет умение применять полученные знания. К тому же ЕГЭ — далеко не единственный механизм оценки качества образования: есть и олимпиады, и портфолио, которые снимают риск того, что школа будет заниматься просто «натаскиванием» на ЕГЭ.
Что касается репетиторства, то здесь действительно остались проблемы. Результаты проведенного мониторинга показали, что родители потратили на вступительную «кампанию» 2008 г. 1 млрд долл. Но за вычетом расходов на проживание в крупных городах, оплату билетов и других бытовых затрат, непосредственно на репетиторов потрачено около 300 млн долл. С введением ЕГЭ, как показывает опрос, расходы на репетиторов уменьшаются на 30 %. По исследованиям ГУ-ВШЭ родители сэкономят за счет введения ЕГЭ около 100 млн долл.
Раньше репетиторством занимались те, кто знал, какие билеты будут на вступительном экзамене в вузе. Если бы не был введен ЕГЭ, то школы превратились бы в своего рода социальные отстойники, куда ходить в 10–11 классах вообще мало толку (именно так и было в конце 90-х гг.), и школьники посещали бы только одно- или двухгодичные курсы подготовки к конкретному вузу. И тогда вуз был бы заинтересован в том, чтобы его вступительные испытания максимально отличались от школьной программы, так как вуз на этом зарабатывает. Теперь такой ситуации уже точно не сложится, и введение новых образовательных стандартов будет способствовать развитию школы, повышению качества именно школьного образования.

Против ЕГЭ


виктор садовничий
Виктор САДОВНИЧИЙ,
ректор МГУ им. Ломоносова
Я как был, так и остаюсь противником этого нововведения. Всем российским вузам необходимо предоставить право проводить вступительные экзамены, а не принимать абитуриентов лишь на основании единого госэкзамена. Я считаю возможным оставить итоговую аттестацию в школах в форме ЕГЭ, только нужно назвать ее по-другому, слово «ЕГЭ» убрать. Но все-таки вуз должен иметь право на два дополнительных испытания.
Выходом из сложившейся ситуации может стать система школьных олимпиад, победители которых должны пользоваться льготами при поступлении в вузы. Этот подход позволит отобрать талантливых ребят и избежать тех случайностей, которыми изобилует тестирование ЕГЭ.

юдин
Евгений ЮДИН,
первый проректор по учебной работе МГТУ им. Баумана
Такой способ оценки знаний, как ЕГЭ, принят во многих странах мира, но некоторые уже отказываются от него. Конечно, необходима определенная экспертиза качества школьного образования, так как школа не может сама оценивать свою работу, это необъективная оценка. Однако, сама форма экзамена по принципу примитивных ответов «угадал — не угадал» не является лучшим способом оценки качества образования. Если говорить о нашем вузе, то для нас интересно не то, угадал ли абитуриент правильный ответ, а как именно он решил задачу.
На мой взгляд, для выпуска из школы ЕГЭ вполне приемлем, но при поступлении каждый вуз должен иметь возможность всесторонне оценить абитуриента — ЕГЭ не позволяет оценить уровень его эрудированности и одаренности. Более удачна система «портфолио» — участие в различных олимпиадах, статьи, творческие работы школьника, также при приеме в вуз обязательно должно быть собеседование. Мы считаем большим достижением, что теперь законодательно закреплена возможность абитуриентов поступать в вузы по результатам олимпиад. Это не менее сложный конкурс, чем ЕГЭ, и сегодня более разумный, поскольку в содержании ЕГЭ есть вопросы совершенно недопустимые, не дающие никакого представления о знаниях школьника.
Однако основной проблемой образования в России является даже не ЕГЭ, а повышение в целом качества школьного обучения. Школа должна выпускать образованных, эрудированных, культурных людей, а не натаскивать на тесты ЕГЭ. Даже репетиторство, которое должно было по замыслу инициаторов ЕГЭ сойти на нет, просто переключилось с подготовки в вуз на «дрессировку» к этому экзамену. В итоге человек поступает в вуз совершенно неподготовленным, не освоившим даже базовую школьную программу, и мы вынуждены на первом курсе института читать лекции по школьной программе.
Существует еще одна серьезная проблема, которую пока никто не поднимал: здоровье абитуриентов. Мы принимаем заведомо слабых здоровьем детей. ЕГЭ они сдают, но потом просто не могут учиться и работать. Как, к примеру, психически нездоровому человеку можно доверить проектировку стратегически важной аппаратуры? Поэтому при поступлении в вуз дети обязательно должны проходить медкомиссию.

шулус
Алексей ШУЛУС,
ректор Академии труда и социальных отношений
Отношение к ЕГЭ в обществе двойственное. С одной стороны, разработчики ЕГЭ преследовали благую цель — минимизировать коррупцию и дать возможность сельскому населению получить  профессиональное образование. С другой стороны, очевидно, что представление гуманитарных наук в виде тестов некорректно. В частности, по таким предметам, как история, литература, психология, право, даже иностранный язык. Поэтому было бы логично предоставить возможность сдавать выпускные экзамены и в традиционном виде.
К сожалению, ЕГЭ не способствует выявлению талантливых абитуриентов при поступлении в вуз. Вступительные испытания — это процесс живого общения педагогов с абитуриентами, который позволяет обнаружить скрытые возможности человека, оценить логику его мышления, способности к принятию нестандартных решений. Конечно, в процессе дальнейшего обучения потенциал студента раскроется, однако вуз может лишиться по настоящему талантливых студентов на этапе их приема.
ЕГЭ должен был повысить доступность высшего образования для детей из сельской местности, однако и тут все непросто. Необходимо учитывать уровень обучения в вузе и способность абитуриента в нем учиться. А здесь играет большую роль наличие квалифицированных педагогов в сельских школах, уровень материально-технического оснащения и т. д. Поэтому уровень знаний студента, окончившего школу в городе, объективно выше уровня знаний, полученных в сельских школах.
К сожалению, в условиях, когда учителя занимаются натаскиванием учеников для сдачи ЕГЭ, говорить о гармоничном воспитании личности не приходится. В старших классах на это просто не остается времени. Хотя существующая программа и многообразие педагогических школ и методик позволяют индивидуально подходить к каждому ученику, учитывать особенности его психофизического развития. Другими словами, мы должны определиться, что мы хотим получить на выходе: мыслящую, гармонично развитую личность или робота, неспособного к творческому труду.
Поделиться