Версия для печати 2894 Материалы по теме
Министр финансов Алексей Кудрин призвал готовиться ко второй волне кризиса. С чем связано второе «пришествие» и кого оно коснется в первую очередь, читайте в статье.
Дмитриев
Михаил ДМИТРИЕВ, президент Фонда «Центр стратегических разработок»,
Белановский
Сергей БЕЛАНОВСКИЙ, директор Фонда «Центр стратегических разработок» по социальным и экономическим исследованиям,
Захарченко
Игорь ЗАХАРЧЕНКОВ, директор Фонда «Центр стратегических разработок» по экономической политике

Первая волна кризиса и временная стабилизация

Осенью 2008 г. Россия испытала первую волну кризиса, в ходе которой банки столкнулись с острой нехваткой ликвидности, реальный сектор — с падением цен, спроса и ухудшением доступа к кредитам, а бюджетная система — с резким сокращением налоговых поступлений. К началу 2009 г. рубль примерно на треть подешевел по отношению к доллару США, более чем на треть снизились золотовалютные резервы страны, а промышленное производство упало почти на 20 %.
В рамках антикризисных усилий правительству удалось успешно преодолеть кризис ликвидности в банковском секторе, закрепить валютный курс на уровне, при котором прекратилась дальнейшая потеря золотовалютных резервов, и сформировать параметры бюджета на 2009–2011 гг. таким образом, чтобы совокупный дефицит за указанный период был полностью покрыт из средств резервных фондов.
Во многом благодаря этим усилиям экономическая ситуация зимой-весной 2009 г. стабилизировалась. Падение промышленного производства приостановилось, курс рубля начал расти, ликвидность банковской системы улучшилась, индекс РТС поднялся до уровня конца октября 2008 г. Произошло улучшение и на внешних рынках: цены на нефть впервые с ноября 2008 г. стали превышать 50 долл. за баррель. Это позволило некоторым политикам и обозревателям заявить, что острая фаза кризиса уже пройдена. Однако при такой точке зрения недооценивается роль «внутренних пружин» развития кризисных процессов.

Вторая волна кризиса

Цены на газ

Подобно тому как в игре в блек-джек ранее сданные карты определяют вероятность будущего выигрыша, так и вторая волна кризиса российской экономики во многом «запрограммирована» событиями, которые уже произошли осенью 2008 г. Цены на природный газ в Европе коррелируют с ценами на нефть с лагом 6–9 месяцев (см. график 1).
график
Вплоть до декабря 2008 г. они оставались в районе исторического максимума, что отчасти компенсировало России потери от падения цен на нефть. Но в первом полугодии 2009 г. резкое снижение цен на газ уже предопределено прошлогодней динамикой нефтяных цен. Пик такого падения придется на лето 2009 г., после чего они останутся на низком уровне как минимум до конца осени. В результате, даже если во втором полугодии цены на нефть вырастут, как ожидают многие аналитики, торговый баланс России до конца года улучшения практически не почувствует.

Инвестиции

В 2009 г. российские компании должны выплатить примерно 150 млрд долл. по ранее взятым кредитам и займам на внешних рынках. Уже в первом квартале отток капитала по предварительным данным составил 38,8 млрд долл. Даже с учетом возможности частичного рефинансирования и погашения части задолженности за счет передачи активов компаний-должников иностранным инвесторам, чистый отток капитала составит порядка 65–80 млрд долл. По оценкам Всемирного банка, сделанным в конце первого квартала текущего года, чистый отток капитала из России в 2009 г. может достигнуть 170 млрд долл. С учетом этой суммы и оттока 2008 г. (130 млрд долл.), Россия потеряет весь чистый приток иностранного капитала, накопленный за предшествующие три года, то есть с момента, когда приток капитала в страну стал устойчиво превышать его отток (см. график 2).
график 2
При такой динамике оттока капитала стабилизация до конца 2009 г. валютного курса на уровне, сложившемся к концу I квартала, представляется затруднительной. С учетом ожидаемого темпа инфляции (15 %) это приведет к удорожанию рубля в реальном выражении примерно на 20 % к доллару США по сравнению с началом февраля. В этих условиях необходимость поддержания большого положительного сальдо по счету текущих операций может привести к дополнительной девальвации курса рубля.

Реальный сектор

Осенью 2008 г. спад затронул в основном финансовый сектор, промышленность и железнодорожный транспорт. Остальные отрасли экономики сильного падения не испытали. Более того, темпы инвестиций и строительства демонстрировали положительную динамику (по сравнению с аналогичным периодом 2007 г.) вплоть до ноября. Розничный товарооборот также продолжал расти до января 2009 г., поскольку население пыталось компенсировать начавшееся в декабре снижение доходов путем расходования сбережений (см. график 3). Однако в 2009 г. инвестиции могут упасть примерно на 15 %. Будет падать и потребление населения, поскольку доходы людей падают в реальном выражении, а сбережения быстро истощаются. Этим предопределена вторая волна спада в реальном секторе, которая в первую очередь затронет строительство, розничную торговлю и транспорт. Спад в перечисленных отраслях ускорился уже в первом квартале 2009 г. Ухудшение платежеспособности торговых компаний и их доступа к кредитам способствует дальнейшему снижению выпуска потребительских товаров, причем даже в тех случаях, когда конечный спрос населения на данную продукцию не снижается.
график
Согласно данным мониторинга предприятий малого и среднего бизнеса, который проводится ОПОРОЙ и «Бауман Инновейшн», первая волна кризиса не имела катастрофических последствий для данной категории предприятий. Это связано с тем, что кризис первоначально затронул те отрасли промышленности, в которых преобладают сравнительно крупные компании. Напротив, на второй фазе кризиса спад распространится на отрасли, в которых значительно присутствие малых и средних предприятий, что приведет к заметному ухудшению положения таких компаний.

Банковский сектор

В банковском секторе после кризиса ликвидности осени 2008 г. неизбежна и вторая фаза кризиса. Она связана с накоплением плохих долгов в реальном секторе экономики, вызванным падением спроса. Падение доходов населения приведет к дальнейшему росту дефолтов по потребительским и ипотечным кредитам. Хотя большинство предприятий реального сектора предпочитало полагаться на собственные средства для финансирования инвестиций (доля банковских кредитов составляла в 2008 г. всего 11 %), доля «токсичных» активов на балансах банков может превысить 20 % от общей суммы выданных кредитов. Темпы роста просроченной задолженности в I квартале 2009 г. составляли до 20 % в месяц. Согласно опросу ИЭПП, проведенному в конце I квартала, только 60 % предприятий-заемщиков оценили свои возможности как достаточные для выполнения обязательств перед банками. Предстоит болезненная реструктуризация внутренней и внешней задолженности предприятий реального сектора. Урегулирование банковского кризиса может повлечь совокупные расходы в размере 1–3 трлн руб. и скорее всего будет сопровождаться уменьшением доли малых и средних банков.
Финансирование программ реструктуризации в банковском секторе осложняется из-за того, что денежная эмиссия в 2009 г. осуществляется почти исключительно за счет федерального бюджета, а не за счет кредитной эмиссии Банка России, как это было на первой волне кризиса. Именно благодаря кредитной эмиссии удалось быстро погасить кризис банковской ликвидности в октябре-ноябре 2008 г. Но в 2009 г. возможностей для кредитной эмиссии через Банк России практически не остается. Бюджетный дефицит в размере 8 % ВВП создает дополнительное денежное предложение в объеме около 3 трлн руб, что уже может привести к темпам роста денежной массы, превышающим спрос на деньги. Ограниченность потенциала кредитной эмиссии осложнит борьбу с банковским кризисом. Ведь кредитная эмиссия поступает непосредственно в коммерческие банки и может гибко распределяться между ними в процессе реструктуризации плохих долгов. Напротив, бюджетная эмиссия не может свободно перераспределяться между банками, поскольку поступает в экономику не через банки, а через Федеральное казначейство и может использоваться для помощи банкам только в пределах ассигнований, предусмотренных на эти цели федеральным бюджетом. На поддержку банковской системы в 2009 г. было предусмотрено направить 255 млрд руб. средств Фонда национального благосостояния, что в несколько раз меньше возможных расходов на возмещение потерь от плохих активов.

Регионы

Первая волна кризиса неравномерно распространилась по территории страны. Она в наибольшей степени затронула промышленные регионы Северо-Запада, Поволжья и Урала. Но спад слабо затронул менее развитые в промышленном отношении регионы Дальнего Востока и Юга России. В девяти регионах продолжился экономический рост, а в некоторых субъектах наблюдался даже рост инвестиций. Примерно у трети регионов доходы территориальных бюджетов не только не сократились, но даже выросли. Однако вторая волна кризиса затрагивает ретейл, бытовые услуги, строительство, логистику и автомобильный транспорт — виды деятельности, которые представлены во всех субъектах. Кроме того, на острие кризиса оказались многие региональные банки. Таким образом, особенностью второй волны кризиса является более равномерное распределение спада по территории страны.
Таким образом, временная стабилизация российской экономики, наступившая в конце I квартала 2009 г., не свидетельствовала о том, что кризис в России достиг своего дна. Напротив, перечисленные выше проявления второй волны кризиса во многом заданы первоначальной траекторией кризисных процессов. Их дальнейшее развитие в течение 2009 г. практически неизбежно, даже если внешние условия развития российской экономики во второй половине 2009 г. изменятся в лучшую сторону.

Третья волна кризиса или восстановительный рост?

Возобновление устойчивого экономического роста вслед за второй волной кризиса предполагает благоприятное развитие событий как минимум по трем направлениям.
Первое — сроки завершения мирового кризиса. Шансы на возобновление устойчивого роста после второй волны кризиса в России будут минимальны, если мировой спад не достигнет дна в 2009 г.
Второе — среднесрочная динамика мировых цен на энергоресурсы. Устойчивый рост в России предполагает возобновление устойчивой тенденции роста мировых цен на нефть. Но возобновление роста цен на нефть в 2009 г. может оказаться недолговечным. К началу второго квартала 2009 г. у стран — членов ОПЕК возникли резервные мощности по добыче нефти, которые соответствуют более чем четырехлетнему приросту мирового потребления нефти в докризисный период. Это значит, что страны — члены картеля должны будут на протяжении по меньшей четырех лет дисциплинированно воздерживаться от подключения избыточных мощностей. Этого не удавалось добиться ни разу за всю историю ОПЕК (предыдущий рекорд составлял 22 месяца). Преждевременное размораживание избыточных мощностей по добыче нефти способно уже в 2010 г. повернуть вспять тенденцию роста нефтяных цен даже в условиях возобновления глобального экономического роста. Это стало бы серьезным препятствием на пути послекризисного восстановления российской экономики.
Третье — насколько успешно российская экономика использует вторую волну кризиса для реструктуризации и вывода с рынка неэффективных предприятий и очистки банков от «токсичных» активов. Если кризис не будет использован для перераспределения трудовых ресурсов, капитала и земли в пользу наиболее эффективных и производительных компаний, то следующая волна роста может захлебнуться из-за нехватки рабочей силы, перегрузки инфраструктуры и дороговизны кредитных ресурсов.
Последовательная политика реструктуризации создаст наилучшие предпосылки для продолжительного экономического подъема. Именно благодаря такой политике США на рубеже веков испытали самый продолжительный за всю современную историю период бескризисного роста. Альтернативный пример демонстрирует Япония, правительство которой в 1990-е гг. отказалось от форсированной реструктуризации компаний и банков. За это страна заплатила затяжной депрессией, из которой она так и не выбралась до начала глобального кризиса.
В России выбор между двумя подходами к реструктуризации будет происходить не только в масштабах всей страны, но и в каждом отдельном регионе. Регионы, которые будут содействовать структурным сдвигам в экономике, окажутся наиболее привлекательными для инвесторов в период подъема. Напротив, регионы, которые последуют примеру Японии, и будут сдерживать назревшие структурные изменения ради кратковременных преимуществ, связанных с сохранением рабочих мест на бесперспективных предприятиях, проиграют в конкурентной борьбе за инвестиции и поплатятся за это отсутствием долгосрочного роста и оттоком населения. Надо также учитывать, что при таком подходе любой ценой сохраняются только сравнительно крупные предприятия, в то время как бремя кризиса перекладывается на малые и средние предприятия. Поддержка им оказывается в последнюю очередь, они чаще сталкиваются с неплатежами, разрывом контрактов и вытесняются с рынка. В результате ослабляется конкуренция и размывается рыночная среда, которая образует основу для территориально-производственных кластеров.
Неопределенность с долгосрочными перспективами возобновления роста мировых цен на нефть делает еще более актуальным вопрос об ускорении диверсификации экономики и экспорта в направлении обрабатывающих отраслей промышленности и постиндустриальных секторов бизнес-услуг. Собственные инвестиционные возможности российской экономики остаются в пределах 20 % ВВП, что недостаточно для поддержания быстрого роста в рамках такой стратегии. России после кризиса необходимо ежегодно привлекать не менее 5 % ВВП в год с международных рынков капитала. За эти ресурсы придется бороться в условиях обострившейся конкуренции между странами. Пока шансы России в этой борьбе не улучшаются. Согласно ежегодному исследованию Ассоциации фондов прямых инвестиций и фонда Coller Capital Россия и регион СНГ по привлекательности для инвесторов опустились с 6 на 9-е место. 75 % инвесторов не рассматривают Россию как направление для инвестиций в ближайшее время, а премия за риск в России выросла на 1,5 пункта — до 8,4 %. Этот показатель один из самых высоких в мире и соответствует уровню Африки.
Если до кризиса инвестиционная привлекательность России обеспечивалась в основном благодаря бюджетной и макроэкономической устойчивости, то после кризиса этого будет уже недостаточно. Россия расплачивается падением инвестиционной привлекательности за долгие годы пренебрежительного отношения к развитию институтов в таких ключевых направлениях, как защита прав собственности, борьба с коррупцией, формирование рынков земли и недвижимости, эффективность системы государственного управления и многие другие. Без решения этих проблем выход из кризиса может затянуться.
Поделиться