Версия для печати 6993 Материалы по теме
Немного времени прошло с тех пор, как шахтеры стучали касками по Горбатому мосту, блокировали Транссибирскую железнодорожную магистраль – такова была их реакция на переход к рыночным отношениям, на реструктуризацию отрасли.
И парадоксально то, что это реакция людей, которые больше других сделали для реставрации в России капитализма.

Реструктуризация
В переходе отрасли на рыночные отношения, на отношения самоокупаемости, можно выделить несколько направлений. Во-первых, это ликвидация нерентабельных шахт и разрезов (1994-1997 годы) и, во-вторых, приватизация рентабельных предприятий (1998-2004 годы).
Сегодня угольные предприятия формируют свои финансовые ресурсы только за счет реализации своей продукции, тогда как к началу 90-х бюджетные дотации угольщикам составляли до 1,5% ВВП страны.
В 1999 году, впервые после 10 лет ежегодного снижения в добыче угля, наметился рост, который продолжается до сих пор. Наблюдается положительный баланс ввода и выбытия производственных мощностей отрасли, улучшается их использование.
Изменяется региональная структура добычи угля: в общем объеме добычи растет удельный вес конкурентоспособных кузнецких углей (43% в общих поставках для нужд России) и сокращается доля высокозатратной   добычи на Урале, в Восточном Донбассе и Подмосковье.
В настоящий момент происходит завершение технических работ по ликвидации нерентабельных предприятий в социальном и экологическом аспектах. Как сообщили «Бюджету» в Федеральном агентстве по энергетике Минпромэнерго России эти мероприятия профинансированы из федерального бюджета только на 33,09 % (по данным на 1 октября 2005 года).

Закрытием нерентабельных шахт были вызваны забастовки шахтеров Великобритании в 1984-1985 годах. Они вошли в историю как  «Крупнейшая классовая битва ХХ века» (за несколько лет  число угольных шахт в Англии сократилось более чем в 10 раз). Отметим, что забастовки были жестко подавлены неолиберальным правительством Маргарет Тэтчер.
С тем же накалом страстей проходила реструктуризация в странах Восточной Европы и СНГ после коллапса СССР.
За период реформ отрасли в России (1993-2004 годы) была прекращена добыча угля на 202 предприятиях - 187 шахтах и  15 разрезах. На большинстве из них (172 шахтах и 3 разрезах) завершены основные технические работы по ликвидации горных выработок.
Массовая ликвидация угольных предприятий в столь сжатые сроки существенно обострила социальные проблемы в угледобывающих регионах.
К началу 1993 года на предприятиях и организациях отрасли было занято 841 тыс. человек (промышленно-производственный персонал на шахтах и разрезах – 418 тыс. человек, из них подземных рабочих – 224 тыс. человек, только в сфере обслуживающих производств угольной отрасли работало до 110,5 тыс. человек). И всего 310 тыс. человек составила численность персонала в отрасли к началу 2005!
Это вопросы трудоустройства, но также и сугубо специфические проблемы, характерные только для угольной отрасли. Например – переселения бывших шахтеров из аварийного и ветхого жилья, особенно  из шахтерских бараков, расположенных в зонах, «подработанных» угольными пластами, переселения шахтеров из районов Крайнего Севера.

Рентабельность
Отрасль была хронически убыточной до 2002 года, сегодня средняя рентабельность продукции угольной отрасли около 30%. Внеоборотные активы угольных компаний сегодня составляют 55%, против 90% в начале структурных преобразований.
Выходом на безубыточную работу отрасль, тем не менее, обязана благоприятной мировой конъюнктуры рынка угля и лишь во вторую очередь – проведенным мероприятиям по реструктуризации.
Основным стимулом роста эффективности производства явился ценовой фактор. Так коксующийся уголь вырос в цене в среднем с 50 $/т в  2002 году до 125 $/т в 2005 году. Ведущие страны переориентируют свои топливные энергетические балансы первичных энергоносителей в сторону угля. Как считают аналитики, если уголь превышает 40% в топливно-энергетическом балансе страны, наступает стабилизация цен на теплоэнергоресурсы. Уголь общепризнан сегодня как стабилизирующий фактор в экономике. Возможно, именно поэтому сокращают свои экспортные поставки такие мировые угольные державы, как США, Канада, Китай, Австралия. Экспорт российского угля растет.

Экспорт и его пределы

Экспорт стимулирует угольные компании повышать объемы добычи и качество угля. Сдерживающим фактором является стоимость угольных поставок за рубеж. Главные угольные регионы расположены в географическом центре России, и поставки в Европу идут на расстояниях порядка 5-7 тыс. км, поэтому угольщики в любом случае вынуждены пользоваться услугами железнодорожного транспорта. Сдерживающий фактор номер один – железнодорожные тарифы.

Эх, дороги…
Внутренние перевозки угля в России практически полностью осуществляются железнодорожным транспортом (97% от общего объема перевозок угля). В свою очередь угольщики являются основным клиентом ОАО «РЖД» – более 25% перевозок.
Тем не менее, монопольное положение железнодорожного транспорта позволяет ему по существу диктовать свои условия в части формирования тарифов. Это сказывается на грузопотоках угля и, соответственно, на изменении расстояния перевозок на внутреннем рынке.
Рост тарифов в 2005 году сузил географию внутренних перевозок. Особенно это сказалось на поставках углей для нужд теплоэнергетики, главным образом, из-за снижения завоза восточно-сибирских углей на ТЭС Дальнего Востока. Для потребителей коксующихся углей увеличение среднего расстояния перевозок обусловлено технологически необходимым завозом на Урал и в Сибирь нерюнгринских углей,  а также кузнецких углей – на Северсталь.
В условиях монопольного положения перевозчика в особенно тяжелом положении оказались потребители угля, расположенные в энергодефицитных районах - Хабаровском и Приморском краях, Еврейской автономной области. Из-за отсутствия альтернативных энергоисточников транспортная составляющая в конечной цене угля у потребителя достигает гипертрофированной величины - 70 - 80 процентов.
В настоящее время транспортные тарифы растут в 1,5 раза быстрее цен на топливные ресурсы, не говоря уже о менее дефицитных видах сырья. Нельзя допустить, чтобы приватизация частными перевозчиками подвижного состава еще более осложнила положение.

По морям, по волнам…
Из общего объема экспорта российского угля (76,1 млн. тонн в 2004 году) 63 млн. тонн поставлено через морские порты России, а также порты Украины и Балтии. Порты России перерабатывают около 37 млн. тонн, из которых 80% приходится на 5 морских портов: на северо-западе России (Мурманск, Архангельск, Санкт-Петербург и Высоцк) и на восток (Восточный и Находка). Недостаточной мощностью собственных угольных терминалов обусловлена необходимость экспорта угля через порты сопредельных государств. Итак, загруженность портов – второй сдерживающий фактор.
Дальнейшее наращивание объемов экспорта угля напрямую зависит от транспортной инфраструктуры, и Правительство России утвердило программу ее модернизации.
В ряде портов России ведутся работы по увеличению мощности существующих терминалов, а также строительству новых. Угольщики также вкладывают свои средства. СУЭК, например, начала строить собственный терминал мощностью 12 млн. тонн близ Ванино на Тихоокеанском побережье. На балтийском побережье Ленинградской области строится порт Усть-Луга, в котором будет действовать угольный терминал проектной мощностью 8 млн. тонн в год («Кузбассразрезугль»).

В каждой тонне капля крови
Пик травматизма со смертельным исходом пришелся на 1992 год – тогда в отрасли на производстве погибло 309 шахтеров. К 2004 году общее количество несчастных случаев со смертельным исходом снизилось в два раза – погибло 153 шахтера. При этом коэффициент частоты травматизма за этот период со смертельным исходом уменьшился по сравнению с 1992 годом с одного случая до 0,4 случая на 1 миллион тонн добычи угля.
Снижение производственного травматизма связано с закрытием 187 шахт с повышенной опасностью работ, а также с опережающим развитием более безопасного открытого способа разработки, с осуществлением комплекса научно-технических мер.
Одной из главных проблем была и остается проблема вентиляции и борьбы с метаном, потому что от этого зависит жизнь рабочих в шахтах с высокой газообильностью – взрывы метана и угольной пыли, приводят, как правило, к групповому травматизму с тяжелыми последствиями. В отдельные годы только по причинам взрывов метана и угольной пыли на шахтах России погибало свыше 100 человек.
Чтобы свести к минимуму опасности воспламенения метана, необходима научно-техническая разработка комплекса мер по предупреждению его скоплений, как за счет более совершенных схем проветривания, так и за счет внедрения более эффективных систем дегазации пластов угля, сообщают в Федеральном агентстве по энергетике Минпромэнерго России.
Заметных результатов удалось добиться в предотвращении внезапных выбросов угля, газа и других газодинамических явлений. В практическом решении проблемы эндогенных пожаров, чрезвычайно актуальной для угольных шахт, особенно Кузбасса, все известные способы сегодня применяются.
Кроме того, в последнее время большее внимание уделяется психологическим аспектам повышения безопасности работ, когда эффективная и безопасная работа как своего рода поощрение каждого члена трудового коллектива, от директора до рабочего, за выполнение предписанных нормами безопасности требований.
«Куришь в шахте – рискуешь потерять работу», подобные предостережения можно встретить в лифтовых помещениях шахт.

Инвестиции в уголь
До 1988 года динамичное развитие угольной отрасли России обеспечивалось за счет направления на эти цели значительных объемов государственных централизованных капитальных вложений. Реструктуризация отрасли сопровождалась резким падением основных экономических показателей, падением добычи, ростом задолженностей по зарплате, появлением задолженности по уплате налогов и сборов в федеральный бюджет и региональные бюджеты субъектов Федерации.
Государство в лице Минфина России и МНС России предпринимало попытки создать условия для улучшения финансового состояния угледобывающих предприятий, но, несмотря на это кредиторская задолженность неуклонно росла.
К тому же предприятия угольной промышленности никогда не относились к числу так называемых «голубых фишек» и не представляли интереса  для стратегических, портфельных и венчурных инвесторов. Возможности финансирования программ развития и технического перевооружения за счет собственных средств были ограничены из-за низкой рентабельности.
В 2001 году Правительство РФ принимает решение – осуществить за счет средств федерального бюджета компенсацию разницы процентных ставок по кредитам, полученным предприятиям угольной промышленности в российских кредитных организациях, что позволило, начиная с 2002 года, изменить ситуацию в лучшую сторону.
На современном этапе государственная помощь свелась в угольной отрасли до минимума – оно субсидирует процентные ставки кредитов под проекты с короткими сроками окупаемости.
Аналитики отмечают возрастающий интерес иностранных инвесторов к участию в освоении целого ряда перспективных угольных месторождений: Эльгинскокого в Республике Саха (Якутия), Элегестского в Республике Тыва, а также в развитии угольных и углеперерабатывающих предприятий Кузбасса.
Сегодня потребность угольных компаний в инвестициях, при существующем износе горнодобывающего оборудования составляет 30-35 млрд. рублей в год, в то время как организации имеют возможность использовать на инвестиции собственные средства в объеме только 15-17 млрд. рублей и привлечь, при благоприятной конъюнктуре финансовых рынков, не более 5-6 млрд. рублей. Следовательно, общий дефицит составляет 10-12 млрд. рублей.
Скорее всего, продление действия механизма субсидирования процентных ставок по кредитам в 2006 году (в Федеральном бюджете предусмотрено направить на эти цели 500 млн. рублей) позволит активизировать инвестирование угольной отрасли.

На местах
пашков
Денис Геннадьевич ПАШКОВ, руководитель Агентства промышленности, энергетики, транспорта, связи и дорожного хозяйства Департамента промышленной политики администрации Красноярского края
Угли Канско-Ачинского бассейна самые дешевые по добыче, а их запасы – самые значительные в России.
Разведанные запасы в Красноярском крае составляют 86,3 млрд. тонн. Общие запасы Канско-Ачинского угольного бассейна составляют 66% запасов энергетических углей России, из них 62,2 млрд. тонн могут добываться открытым способом. Преимущество бассейна заключается в том, что он расположен вдоль Транссибирской железнодорожной магистрали.
Темпы добычи угля в крае на сегодняшний день по сравнению с советским периодом значительно снижены. В 1991 году она составила 55,8 млн. тонн, в 1995 году – 31,8, в 2000 году – 39.9, в 2003 – 37,6 и в 2004 году – 32,5 млн. тонн. Развитие угольной отрасли осуществляется согласно принятой Концепции развития угледобывающей промышленности в Красноярском крае на период 2004-2010 годов.
Основная добыча угля обеспечивается разрезами филиала ОАО «СУЭК» в Красноярске (85%), ОАО «Красноярсккрайуголь» (10%) и ООО «Угольный разрез Канский» (4%). Введенные на разрезах мощности допускают увеличение добычи в среднем на 10 млн. тонн в год (по отношению к 2004 году).
Устойчивый рост добычи – около 6 млн. тонн в год – отмечается на разрезах средней и малой мощности в последние три года. Это происходит за счет расширения предприятий, внедрения новой техники. Малые разрезы в Красноярском крае имеют большой потенциал в виде неразработанных месторождений.
Советом администрации края и крупнейшей угледобывающей компанией ОАО «СУЭК» с 2003 года ежегодно заключаются соглашения «О принципах взаимоотношений между Советом администрации Красноярского края, ОАО «СУЭК».
В соответствии с достигнутыми договоренностями ОАО «СУЭК» отгружает уголь для бюджетной сферы и населения по фиксированным льготным ценам, не допуская при этом сезонных колебаний. Переданные разрезами в муниципальную собственность объекты социальной сферы профинансированы со стороны ОАО «СУЭК» в достаточных объемах.
Соглашениями также решаются вопросы создания новых рабочих мест, подготовки объектов тепло- и водоснабжения шахтерских городов к отопительному сезону, уплаты налогов в краевой и местный бюджеты, сноса ветхого и аварийного жилья.

На местах
бухвалов
Николай Юрьевич БУХВАЛОВ, заместитель губернатора Пермского края, председатель департамента территориального развития
Прекращение добычи прикамского угля связано с его высокой себестоимостью, низким качеством и небольшой выработкой. На территории Кизеловского бассейна было ликвидировано 14 шахт. Более 13 тысяч работников были освобождены от работ.
Ликвидация финансируется из федерального и краевого бюджетов. Средства направляются на снос ветхого жилья, содействие в приобретении нового, трудоустройство (главная проблема) и переселение граждан из городов и поселков закрытых шахт, дополнительное пенсионное обеспечение. Особое направление – технические работы: разборка сооружений угольных организаций, устранение последствий горнотехнической деятельности.
Объем средств, выделенных за период с 1998 по 2004 годы из федерального бюджета, составляет 245, 638 млн. рублей. В первую очередь, деньги были направлены на ремонт и замену объектов социальной инфраструктуры: это водоводы, теплосети, очистные сооружения. 180,527 млн. рублей за период с 2000 по 2004 гг. выделено на переселение граждан, проживающих в домах на горных отводах. Но для более 1200 семей переселение из ветхого жилья все еще под вопросом.
Планируется, что должно быть создано 2200 новых рабочих мест (направлено 178, 464 млн. рублей), фактически создано 1800. Средняя заработная плата на предприятиях, созданных за счет средств государственной поддержки, в настоящее время несколько ниже, чем по городам края – до 4,94 тыс. рублей.
На предоставление безвозмездных жилищных субсидий из федерального бюджета выделено с 1999 по 2004 годы 468, 111 млн. рублей. Жилищные субсидии получили только полторы тысячи семей.
Недостатком является то, что субсидии выделяются неработающим гражданам – то есть, чтобы получить субсидию, люди вынуждены в течение многих лет не работать. Иначе, трудоустроившись, они теряют право на переселение. Кроме того, около 30% получивших жилищные субсидии, продав квартиру, возвращались обратно, что противоречит замыслу программы.
Наибольшее количество переселяемых семей приобрело квартиры в городе Перми



Поделиться