Версия для печати 20043 Материалы по теме
Вскоре после войны кто-то из журналистов бросил фразу: Германия — это куча мусора, в которой копошатся 40 млн. голодных немцев. Меткий образ наглядно характеризовал состояние побежденной страны.
Как встали с колен немцы? Каким образом преодолели разруху и в короткий срок добились процветания и стабильности? Историки и публицисты по праву связывают экономический подъем Западной Германии с именем Людвига Эрхарда – министра экономики в правительстве Конрада Аденауэра, а затем и канцлера ФРГ.
Всеволод ЕЖОВ,
доктор исторических наук, профессор


людвиг эрхард
Людвиг Эрхард родился в Баварии в 1897 году. Получил солидное образование и посвятил себя исследованию экономических процессов.
Заметили его еще в веймарский период. Химический концерн «ИГ Фарбениндустри» пригласил молодого ученого в свой институт промышленных исследований. В нацистские времена Эрхард возглавил этот институт.
Работа при концерне не обязывала Эрхарда к политической активности. Он не сотрудничал с партийными нацистскими инстанциями, тщательно изучал централизованную экономику, сравнивая ее с другими моделями.
После крушения национал-социализма Эрхард выступал с лекциями, в которых доказывал преимущества экономических механизмов в экономике. Вскоре он выступил со стройной теорией социальной рыночной экономики. В ней социальные аспекты, вопросы жизненного уровня населения заняли приоритетное место.
Ученый отталкивался от того, что нацистская военная экономика парализовала предпринимательство, устранила конкуренцию и привела к социальным перекосам, поэтому необходимо восстановить естественные отношения между трудом и его оплатой. Нужно постоянно повышать покупательную способность населения.
Производство и жизненный уровень населения он ставил в прямую зависимость от следующих факторов:
– производство не может развиваться, не имея широкой базы для сбыта;
– увеличение покупательной способности населения в свою очередь постоянно стимулирует производство, повышение производительности труда.
Чем выше жизненный уровень населения, – заключал Эрхард, – тем лучше условия для развития экономики. И все это должно регулироваться исключительно рыночными рычагами.
с папой
По инициативе американцев Эрхарда ввели во Франкфуртский совет (немецкий орган управления, работавший под началом оккупационной администрации) и сделали его директором департамента экономики.
В июне 1948 года план восстановления и развития экономики был официально принят Франкфуртским советом и одобрен оккупационными властями.
К этому времени начал реализовываться план Маршалла. Эрхард увидел в нем практически единственную возможность справиться с послевоенной разрухой.
План Маршалла был принят в США в качестве законодательного акта, по которому предусматривалось направить в Европу 12 млрд. долларов в виде наличных денег, продуктов питания, готовой промышленной продукции и выделить для этих целей 2% американского ВВП. Конгресс США не утвердил бы план, если бы в нем не указывались стратегические цели, отвечающие американским интересам: необходимо вернуть Европе способность платить за американские товары. И еще: Соединенные Штаты нуждались в сильной Европе как в оплоте борьбы против коммунизма.
здание-ФРГ
Особое внимание уделялось восстановлению немецкой экономики. Полагалось, что оздоровление Германии – решающий фактор подъема Европы. В первые два года Западная Германия получила по плану Маршалла 1,4 млрд. долларов, из четырех млрд., ассигнованных всем 16 участникам. В последующие годы приоритетное финансирование Западного сектора Германии продолжалось.
Летом 1948 года в трех Западных оккупационных зонах Германии началась денежная реформа, сопровождавшаяся принятием пакета социальных законов, разработанных департаментом Людвига Эрхарда.
Конрад Аденауэр – лидер Христианско-демократического союза (ХДС) пригласил баварца выступить на заседании руководящего органа ХДС.
Эрхард понимал, что его планы могут реализоваться только с партией Аденауэра, так как другая крупная политическая сила — социал-демократическая партия – настойчиво выступала за плановую экономику, национализацию промышленности и жесткое государственное регулирование.
Слушали Эрхарда внимательно. Выступление стенографировалось. Он убедительно доказал, что плановое хозяйство, установление твердых цен ведут к разрушению баланса: «предложение — спрос»; производство уходит в теневые структуры, товары — на черный рынок; конкуренция убивается.
Согласно прогнозам Эрхарда, выполнение его программ позволит развиваться и будет способствовать снижению цен, доходы населения возрастут, что должно обеспечивать высокую покупательную способность. Лишь когда цены в силу тех или иных причин начнут неоправданно расти, государство может вмешаться, но не путем административного регулирования, а такими рычагами, как пошлины, налоги, кредитная политика. Прозвучали и другие аргументы о преимуществах предлагаемых направлений восстановления экономики страны.
Аденауэр предложил текст выступления Эрхарда издать и разослать низовым организациям в качестве агитационного материала к предстоящим парламентским выборам. Так и решили.
В мае 1949 года ХДС вместе со своим баварским филиалом – Христианско-социальным союзом – выиграли парламентские выборы. Аденауэр стал первым послевоенным канцлером, а Эрхард — министром экономики в его правительстве. Началась работа по претворению в жизнь теории социального рыночного хозяйства.
Западногерманская промышленность после войны не подверглась серьезному демонтажу.
План Маршалла создал солидную финансовую основу. Разрушенная страна представляла собой огромный рынок сбыта: после нацизма и хаоса послевоенных лет население нуждалось буквально во всем.
В стране имелись значительные резервы рабочей силы. Даже в самые тяжелые времена нацисты не призывали в армию квалифицированных рабочих. К ним добавились миллионы переселенцев из восточных областей бывшего германского рейха, которые готовы были работать буквально за бутерброд.
Эрхард видел благоприятные факторы. Предстояло наиболее эффективно их использовать. Министерство экономики, применяя экономические методы, умело направляло инвестиции, развивались основные отрасли промышленности: химические предприятия, металлургические, машиностроительные, электротехнические заводы.
На их основе заработали легкая и перерабатывающая промышленность, создавались условия для средних и малых предприятий. Система налоговых привилегий давала возможность значительную часть прибылей использовать для технического обновления, для внедрения в производство новейших научных достижений.
Особо поощрялись предприятия, работавшие на экспорт. Министерство Эрхарда приняло и осуществило несколько специальных программ содействия этим производствам.
Правительство:
– брало на себя часть риска по торговым операциям;
– шло на прямое финансирование крупных экспортных мероприятий;
– предоставляло налоговые льготы.
Экспорт стал одним из базисных факторов экономического развития, содействовал росту золотых и валютных запасов страны.
Баварский коллега Эрхарда, министр финансов Фриц Шефер проявлял предельную бережливость и скупость. Говорят, что беседу с посетителями в своем кабинете, кто бы ни пришел, он начинал словами: денег нет и не предвидится. Выбить у него лишние ассигнования считалось невозможным. Сам канцлер подчас пасовал перед его решимостью защитить утвержденный бюджет.
обложка книги
Ф. Шефер при поддержке Эрхарда не допускал эмиссий, выходящих за рамки бюджета.
Немецкая марка постепенно превратилась в одну из самых крепких мировых валют, на которую стали равняться валюты других стран. Начала складываться эффективная антимонопольная система. Монопольные объединения не запрещались, но они сурово карались за ограничение конкуренции и необоснованное завышение цен.
Хорошо продуманная экономическая политика исключила возможность создания криминального капитала и, в целом, ухода капитала в теневые структуры и «бегство» за границу. Умелое маневрирование налогами делало привлекательными инвестиции в производство.
Позднее налоги резко возрастут, но ставшие сильными предприятия будут аккуратно выплачивать их без ущерба для дальнейшего развития.
В промышленном производстве шло обновление. Отмирали старые отрасли, нарождались новые. Требовалась профессиональная переквалификация. Правительство принимало меры к тому, чтобы процесс проходил без ущерба для людей. Выделялись субсидии на обучение рабочих, на их переселение, если того требовали обстоятельства.
Вместе с промышленностью поднималось и сельское хозяйство. Оно быстро достигло довоенного уровня, а к 1953 году и значительно превзошло его.
В мире заговорили о «немецком чуде». И недаром: в 1950 году ФРГ достигла довоенного уровня производства, а к 1956 году оно удвоилось по сравнению с 1950 годом, в 1962 году — утроилось.
Успешно наращивалось жилищное строительство, причем половина новых квартир являлись социальными, то есть предоставлялись населению по пониженным ценам.
В обществе складывалось устойчивое положение. Постепенно сошла на нет безработица. Появились иностранные рабочие. Рост заработной платы и пенсий превышал рост цен и налогов.
Министерство экономики всячески способствовало накоплению собственности у людей труда, обеспечивало необходимые законодательные акты.
Эрхард не раз подчеркивал, что население только тогда почувствует уверенность в жизни, когда заимеет собственность. Только так и можно создать широкий средний класс в стране. Вместе с продуманной пенсионной системой это будет основой стабильности благосостояния для всех.
В разоренной Германии наметилась было «утечка мозгов». Правительство приняло меры к тому, чтобы доходы ученых, заработная плата людей интеллектуального труда соответствовали их вкладу в развитие страны. Эмиграция интеллигенции быстро прекратилась.
Начали укореняться новые отношения между предпринимателями и лицами наемного труда.
Законодательным путем обеспечивалось увеличение фонда заработной платы и взносов в пенсионные фонды по мере увеличения производства.
Выработалась система поощрений рабочих и служащих за счет прибылей. Предприятия выпускали народные акции, которые охотно покупались рабочими и служащими.
Объединение Немецких Профсоюзов разработало проекты закона, предусматривающего участие рабочих в управлении предприятиями.
Имелось в виду создание наблюдательных советов из пяти представителей акционеров и пяти рабочих. Одиннадцатый член избирается этими десятью. Совет призван был контролировать общее развитие производства и финансовую отчетность. В правлении предприятия теперь был включен представитель от трудящихся. Его назвали рабочим директором.
Эрхард и правительство поддержали инициативу профсоюзов. В апреле 1951 г. бундестаг принял закон об участии рабочих в управлении производством.
Возникла структура, отвечающая новым условиям экономического и общественного развития. В одном из публичных выступлений
монета с эрхардом
Эрхард заявил, что современные капиталистические отношения начинают наглядно демонстрировать прогрессивные черты, движение к обществу всеобщего благополучия.
Не раз Эрхард указывал, что «немецкое чудо» — результат... усилий всех немцев, их трудолюбия, деловитости и организованности. Немцы умеют считать деньги и не пускать их на ветер. Правительство со своей стороны всячески поощряет накопление собственности, создавая для этого необходимые условия».
В одной из газетных статей промелькнуло утверждение — «немец любит потеть».
Это верно только в том смысле, что немецким рабочим присуще честное и уважительное отношение к труду. Среди них крайне редко встречаются те, кто предпочитает трудиться спустя рукава и довольствоваться малым заработком. Рабочие изначально настроены на хороший труд и солидный заработок.
Наполнение рынка товарами давало возможность разумно истратить заработанное и прилично обустроить жизнь.
Предприниматели и рабочие отвергали потогонную систему. Трудовой процесс тщательно продумывался и рассчитывался. Его ритм приводил к оптимальным результатам, сводил до минимума брак и потери.
Немецкие рабочие не понимали, почему нужно перевыполнять установленную норму. Да и предприниматели того не требовали. Если для заданной на сегодня сборки необходимо выточить десять деталей, то зачем их делать двенадцать или пятнадцать. Завтра будет снова изготовлено столько, сколько нужно.
В стране появилась сеть дешевых кемпингов.
Транспортные фирмы обзавелись комфортабельными автобусами для групповых поездок по стране.
В 50-е годы уже миллионы немцев на своих машинах или иным способом выезжали в туристские поездки за границу, особенно в близлежащие европейские страны.
Эрхарда однажды спросили, как бы он сформулировал основные факторы успешного развития экономики. Он ответил кратко: находчивость предпринимателей, дисциплинированность и трудолюбие рабочих, умелая политика правительства.
Один пример. В свое время завод в Вольфсбурге, выпускавший знаменитые автомобили «фольксваген», предназначался к передаче англичанам в счет репараций.
С британских островов прибыла профессиональная экспертная комиссия. Она пришла к выводу: предприятие разрушено на 2/3, машины, производившиеся на нем, не отвечают современным требованиям, производство окажется коммерчески нерентабельным. Англичане отказались от завода.
Немцы при правительственной поддержке взялись за восстановительные работы. Уже в 1950 г. завод выпускал ежедневно по 300 малолитражек, прозванных «жуками», а через несколько лет ежедневно с конвейера сходило по несколько тысяч. Простая экономичная машина пошла на экспорт.
В автомобильной супердержаве — Соединенных Штатах стали продаваться десятки тысяч «жуков», потеснивших на рынке известные американские фирмы.
Социальная рыночная экономика в 50-х годах заработала в ФРГ на полную мощность. Люди видели результаты экономического подъема, непосредственно ощущали государственную политику социальной поддержки.
Одновременно в стране успешно внедрялись правовые и демократические нормы жизни.
Немцы в Западной Германии выходили не только из материальной нужды, но и из угнетенного состояния побежденных.
Дела и имя Эрхарда оставались в тени Аденауэра. Канцлер был признанным лидером нации. ХДС/ХСС выигрывала с ним парламентские выборы.
Публицисты говорили об эре Аденауэра в немецкой послевоенной истории. Канцлер полагался на Эрхарда, как на экономиста, но считал его слабым политиком и государственным деятелем.
По менталитету они были разными. Аденауэр целиком отдавал себя работе. Министр экономики ценил жизнь во всех ее проявлениях. Полный, благодушный и открытый, ученый, любивший и хорошую сигару, и бокал вина, являл противоположность суровому и аскетичному канцлеру.
Один из сотрудников министерства экономики как-то заметил: Аденауэр считал людей злыми, если не будет доказано обратное, а Эрхард — добрыми, если они не проявят себя иначе.
Эра Аденауэра шла к концу. Возраст патриарха приближался к девяноста годам.
Естественным преемником видели Эрхарда. Аденауэр не хотел этого. Он предложил выдвинуть Эрхарда на пост президента страны. Но лидеры ХДС/ХСС не согласились, полагая, что Эрхард должен остаться в сфере активной политики. Президентские же полномочия согласно конституции ограничены главным образом представительскими функциями.
В феврале 1963 г. Эрхард дал интервью для печати и заявил о готовности принять пост канцлера, как только партия сочтет это нужным.
На следующий день в бундестаге Аденауэр демонстративно повернулся к Эрхарду спиной. Сидя рядом на правительственных местах они не замечали друг друга.
— У него нет качеств политика, — раздраженно говорил Аденауэр в узком кругу приверженцев. — Он — плохой европеец, не понимает значения интеграции и может затормозить или даже приостановить этот процесс. Он слабо разбирается во внешней политике. Даже его вид не подходит для канцлера — он слишком толст, чересчур много ест и курит.
На этот раз стареющий канцлер проиграл. В середине октября 1963 г. по решению фракции ХДС/ХСС в бундестаге он ушел в отставку.
И канцлером стал Эрхард.
Он заявил, что ему крайне полезна будет помощь Аденауэра. Однако встречались они крайне редко и в весьма прохладной атмосфере.
Канцлерство Эрхарда оказалось недолгим и не ознаменовалось какими-либо значительными событиями.
Страна развивалась успешно. Экономика функционировала в хорошо отлаженном ритме.
ФРГ приобретала все большее влияние в сообществе западных государств. Ее представители заняли ряд руководящих постов в НАТО и Европейском Союзе.
Экс-канцлер продолжал критиковать Эрхарда. Обвинял его в том, что он испортил отношения с де Голлем и смотрит только на США. Эрхард в 1965 г. нанес визит во Францию. На встрече с де Голлем они выработали общую точку зрения на франко-германские отношения и европейскую интеграцию. Аденауэр заявил, что Эрхард воспринимает критику и становится лучше.
В отношениях с Советским Союзом Эрхард продолжал линию Аденауэра. Развивались торгово-экономические связи с СССР и на низком уровне оставались политические контакты.
Эрхард заявлял о непризнании ГДР и существующих восточных границ. Однако подобные высказывания не отличались особой агрессивностью и делались как бы по инерции.
В конце 1966 г. внутриполитическая обстановка изменилась. Позиции ХДС/ХСС оказались подорванными. Наступало время большой коалиции — христианских демократов и социал-демократической партии. Эрхард ушел в отставку, пробыв на посту канцлера немногим более трех лет.
Умер Эрхард в 1977 г. в возрасте 80-ти лет.
Последние десять лет он прожил, не принимая активного участия в политической жизни. Он остался в истории как творец «немецкого чуда» — экономического возрождения Западной Германии.
Материал предоставлен журналом «Обозреватель-Observer»

Поделиться