Версия для печати 2168 Материалы по теме
#60431# На ближайшем заседании нижегородского Законодательного собрания будет рассмотрено обращение в Госдуму «О сохранении в законодательстве России смертной казни как исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей».

Этот документ был обсужден 21 июля с.г. комитетом по вопросам государственной власти и местного самоуправления нижегородского парламента. Его поддержала, правда, лишь половина членов комитета. Обращение нижегородцев в Госдуму пока отправлено на юридическую доработку. При этом правительство Нижегородской области дало положительное заключение по законопроекту.

Мораторий на смертную казнь был введен в России после ее вхождения в Совет Европы. Подписанный тогда Протокол № 6 теперь должен быть ратифицирован до 1 января 2010 года – когда по всей стране будут введены суды присяжных. (Сегодня этот институт отсутствует только в Чечне.) Нижегородские законодатели предлагают Госдуме отложить вопрос о ратификации Протокола № 6. «Один смертный приговор предупреждает сто правонарушений, за совершение которых предусмотрена смертная казнь», – утверждается в их обращении. Хотя непонятно, каким образом можно достоверно подсчитать подобную закономерность.

Примечательно, что на прошлой неделе с подобной инициативой на самом заседании Госдумы выступил нижегородский депутат Николай Рябов. «Только на Северном Кавказе практически ежедневно совершаются покушения и убийства людей, – заявил он. – И последнее зверское убийство семьи нижегородца, командира отряда спецназа, в Ростовской области – это ли не показатель, что хватит играть в демократию с убийцами». Он попросил дать протокольное поручение комитету Госдумы по безопасности, гражданскому, уголовному, арбитражному законодательству подготовить обращение к президенту России Дмитрию Медведеву с целью отмены моратория на смертную казнь в России.

Исход думского голосования по этому вопросу, судя по всему, тогда автоматически предопределила фракционная принадлежность коммуниста Рябова. За его предложение высказалась фракция коммунистов, против – «Единая Россия». ЛДПР с эсэрами голосовать не стали. Инициатива была отклонена.

Но теперь в нижегородском парламенте инициатором похожего предложения стал уже единоросс – депутат Александр Кузнецов. И это по умолчанию облегчает продвижение вопроса.
«За убийство человек должен ответить жизнью», – заявил нижегородский парламентарий. По словам депутата, «единственным аргументом за отмену смертной казни является желание России войти в состав европейских стран». Его же собственным главным доводом стали цифры. «Убийств в России совершается в 60 раз больше, чем в целом по Европе, – констатировал Кузнецов, – наша страна занимает по этому показателю в Европе первое место, а в США убийств в семь раз меньше, чем в России».

Впрочем, этими статистическими выкладками Кузнецов противоречит сам себе, ведь в Европе смертная казнь запрещена, и это отнюдь не привело там к росту тяжкой преступности. А вот опыт США в этом вопросе особенно богат и хотя бы поэтому показателен. «В тех штатах, где смертная казнь сохранена, количество убийств не меньше. Совершая преступление в состоянии аффекта, люди не думают о его последствиях, – пишет американский социальный психолог Дэвид Майерс. – Тем более смертный приговор выносится неравномерно (в Техасе в 40 раз чаще, чем в Нью-Йорке) и преимущественно в тех случаях, когда подсудимый слишком беден, чтобы оплатить услуги хорошего адвоката».

Автор нижегородской инициативы Александр Кузнецов уповает на справедливость суда присяжных, которые получат исключительное право выносить смертные приговоры. По его мнению, «подкупить присяжных сложнее», и это позволит избежать судебных ошибок. Но в тех же США неоднократно проводились исследования психологии присяжных. Те из заседателей, кто настроен на вынесение обвинительного приговора, как правило, «более авторитарны – непреклонны, жестоки, с презрением относятся к людям, чей социальный статус невысок».

Хотя одно в этом вопросе бесспорно: расстрел обойдется государству дешевле, чем пожизненное заключение. «Содержание одного преступника в общей камере стоит государству ежемесячно 6,2 тысячи рублей», – отметил Кузнецов.

Но главное – публичное обсуждение темы смертной казни выгодно властям тем, что может сыграть роль красной тряпки, способной отвлечь внимание людей от снижающегося уровня жизни, безработицы и прочих сегодняшних неурядиц. Когда жизнь ухудшается, общество требует жертв. Альтернативой хлебу могут стать отнюдь не зрелища, а жертвоприношения. Ведь древнее изречение отсылает не к кино или концертам поп-звезд, а к кровавым битвам гладиаторов.

Источник: "Независимая газета"
Поделиться