Версия для печати 6572 Материалы по теме
Нестеренко
В разное время мы беседовали с Татьяной Геннадьевной Нестеренко  в разных кабинетах: и в кабинете руководителя Казначейства России, и в кабинете заместителя министра финансов России. И какая бы дождливая, промозглая погода ни была на улице, у Татьяны Геннадьевны всегда светло, уютно, радостно. И создает эту атмосферу она — замечательная женщина, сочетающая в себе неуемную энергию, силу воли, высокий профессионализм и обезоруживающую женственность.

— Татьяна Геннадьевна, наше интервью не просто так, оно по поводу, и повод — ваш юбилей. Вы многого достигли в своей жизни: были депутатом Госдумы, руководителем Федерального казначейства. Сейчас занимаете очень высокий пост заместителя министра финансов России. Как удалось девочке из многодетной семьи из далекого уголка России пройти весь этот путь? Что это — подарок судьбы, стечение обстоятельств или закономерный результат всех тех действий, которые та девочка предпринимала в жизни?
— Что касается повода, то женщинам как-то не очень нравится говорить о днях рождения, тем более о юбилее. Хотя я знаю и сама так чувствую, что не дата в паспорте определяет возраст человека. Я общаюсь с людьми, очень взрослыми по возрасту, но удивительно молодыми по характеру, современными, креативными, шагающими в ногу со временем. Общение с ними дарит мне удивительную радость и совсем другое отношение к жизни.
Что касается моей профессиональной судьбы, то сама не знаю… Задумываюсь об этом почему-то лишь тогда, когда меня спрашивают, например, во время интервью. Сразу возникает мысль: а действительно, почему так сложилось? Ответить однозначно на поставленный вопрос невозможно. Мне кажется, в первую очередь — это все-таки судьба.
У каждого человека свой путь на этой земле. Но вот как встаешь на этот путь — неизвестно, и логически просчитать его невозможно. Я точно знаю, что в нашей стране есть много блестящих и более талантливых людей, которые с успехом могли выполнить любую из моих миссий, но по воле случая или по чьему-то определению они доставались мне.
В течении жизни есть какое-то божественное провидение. Я уверена в этом. Но реализуется оно через фактические моменты, которые затем и определяют судьбу. Это и встречи с людьми, и конкретные решения, которые мы принимаем, не задумываясь о том, к чему они приведут. Одним из таких моментов, предопределившим мою дальнейшую судьбу, было мое решение уехать после окончания института на Крайний Север. Это решение никак не было связано с желанием построить карьеру. Я ничего не просчитывала, мною двигало элементарное желание зарабатывать и помогать маме растить детей. Я знала, что мы с семьей должны сами встать на ноги и поставить на ноги моих младших сестер, оставшихся к тому времени без отца. Для меня это было очень важно. Именно поэтому при распределении в институте я выбрала одно из престижных мест работы в то время — Крайний Север. Что интересно, тогда за хорошие места была некоторая состязательность. Лучшие доставались тем, кто набирал большее количество баллов по диплому. Я училась неплохо, получала повышенную стипендию — это и позволило мне выбрать одно из лучших мест, которые предлагались выпускникам Хабаровского института народного хозяйства, — финансовый отдел Магаданского облисполкома.
В чем была престижность этой работы? Конечно же, в заработной плате, в том, что предоставлялось жилье (сначала общежитие, а в перспективе — квартира), а также детский сад. У меня к тому времени уже была Маришка, моя первая дочь, и детский садик нам был просто необходим. Кроме того, на мое решение ехать работать на север повлияла моя тетя, сестра мамы, жившая в то время в Магадане. Прекрасно зная нашу финансовую ситуацию, она настойчиво звала меня на север. Так, в результате стечения обстоятельств в августе 1981 года я с семьей оказалась в Магаданской области. Кстати, первая запись в моей трудовой книжке была сделана в день моего рождения — 5 августа. Я была принята на работу в областное финансовое управление, где было определено дальнейшее место прохождения моей службы: райфинотдел города Анадырь Чукотского автономного округа, который в то время входил в состав Магаданской области.
Уверена, что если бы я после института не оказалась в маленьком городке, где все люди знают друг друга, где каждый человек как на ладони, где очень трудно, имея активную жизненную позицию, сделать так, чтобы эту позицию не заметили, мой жизненный путь был бы иным. Вряд ли я смогла бы попасть в Государственную Думу, если бы работала в большом городе — Хабаровске или Владивостоке. И не потому, что меня не так бы оценили, просто в больших городах другое количество людей и жизнь устроена по-другому.
В маленьком городе легче проявить себя, даже не ставя перед собой такой цели. Например, общаясь с журналистами телевидения и газет, выступая на радио, я даже и представить себе не могла, что в 1993 году представители местных СМИ придут к губернатору Чукотки Александру Викторовичу Назарову и выдвинут меня кандидатом в Думу. Просто я считала своим долгом общаться с ними и через них объяснять людям суть происходящих экономических событий, давать слушателям, читателям какие-то рекомендации. Времена тогда трудные были. У нас на Чукотке самым распространенным средством массовой информации было радио, на котором я была частым гостем. Даже шутка появилась: сначала играет гимн, а потом выступает Татьяна Нестеренко. И поверьте, все это я делала не для того, чтобы меня кто-то заметил, так поступала в силу моего отношения к людям, желания хоть чем-то помочь им.
Если говорить дальше о моментах, определяющих судьбу, то благодаря им я познакомилась с замечательным человеком Михаилом Михайловичем Задорновым и пришла в Минфин. В Госдуме я работала в Комитете по бюджету, председателем которого был Михаил Михайлович. И когда его назначили министром финансов, он в свою очередь предложил мне возглавить Казначейство России. И опять же, я считаю, случай, что Алексей Леонидович Кудрин пригласил меня на должность своего заместителя. Вот так цепь случайностей и определяет мою жизнь.

— Безусловно, случай в нашей жизни играет определенную роль. Но в то же время очень важно правильно воспользоваться выпавшим шансом, а для этого нужен характер, активная жизненная позиция и принципы, заложенные в нас родителями. Как вы считаете?
— Да, пожалуй. Я безгранично благодарна маме и папе за то, что воспитали во мне трудолюбие. При этом процесс воспитание не был наигранным. Это было нашей жизнью, нам всем приходилось много работать. Мама всегда говорила, что воспитывают ребенка не рассказы о том, как нужно много трудиться, чтобы чего-то достичь в этой жизни, а та полоска света, пробивающаяся поздно ночью из кабинета отца, которую видит ребенок, просыпаясь. Вот и я частенько просыпалась по ночам и видела, что мама еще стирает, готовит нашу одежду к школе. А по утрам нас будил запах свежевыпеченных булочек и пирогов. До сих пор удивляюсь, как она все успевала делать для такой огромной семьи.
В нашей семье царил культ чистоты и порядка. Я до сих пор помню, как мама меня учила: «Вещи должны лежать так, чтобы, если погаснет свет, ты могла в темноте правильно одеться и выйти на улицу».
Вот это и многое другое определило мой характер. Главная позиция моей жизни — честно и добросовестно делать то, что ты делаешь сейчас. Неважно, занимаешься ли ты домашними делами, детьми, анализируешь ли таблицы, готовишь ли законопроект, работаешь ли в операционном управлении, пишешь ли инструкцию — делай любую работу от всего сердца и качественно, посвяти всего себя этому делу. Делай все так, как будто делаешь это последний раз в жизни. Готовишь документ, пишешь ли инструкцию, знай, что через много лет их могут прочитать и за них и тогда не будет стыдно. Я не позволяю себе делать что-то плохо. А еще я не могу подвести того, кто поручил мне эту работу.

— Татьяна Геннадьевна, а не страшно было открывать новые страницы своей жизни? Ведь каждый раз вы выступали в новом качестве: из финансиста — в депутаты, из депутатов — в казначеи, из казначеев — в заместители министра.
— Что касается моего депутатства, то здесь в принципе и выбирать-то не пришлось. В августе 1993 года я приехала в Москву, в Минфин, согласовывать бюджет Чукотского автономного округа. Не успела я доделать все дела, как звонит губернатор и сообщает, что представители местных СМИ предложили выдвинуть меня в Думу. Эту новость я не восприняла серьезно. Предложение приняла с условием, что не буду тратить время на избирательную кампанию: у меня было слишком много работы. Правда, в положенный месяц отпуска все-таки слетала в 2–3 поселка, выступила на радио и местном телевидении.
Когда мне сообщили, что меня избрали депутатом в Государственную Думу, не поверила. Оказалось, что я набрала максимальное количество голосов. За меня проголосовало более 60 % избирателей. До сих пор помню реакцию мамы. Я ей позвонила и говорю: «Мам, ты только не падай, меня избрали депутатом Госдумы». На что она отвечает: «У вас что там, на Чукотке, вообще уже никого нет?» Для мамы я всегда была ее маленькой девочкой.
Вот так я стала депутатом… Тяжелейшая работа, одна из самых сложных в моей жизни. Все годы в парламенте я провела с чувством огромной ответственности, ощущая себя неким служащим своих избирателей. Такая внутренняя установка очень сильно меня разрушала: чувствовала свою беспомощность перед проблемами моих избирателей, а проблем в то время было столько!..
Когда Михаил Михайлович предложил мне возглавить Казначейство России, для меня это стало ударом. Я была не готова к такому предложению. К тому же я чувствовала ответственность перед людьми, интересы которых представляла в Думе. Решение давалось тяжело, было ощущение предательства избирателей и трусости перед новой работой. Ведь, несмотря на то что я имела большой опыт работы в финансовых органах, Казначейство России — это совершенно другой уровень. Если бы не настойчивость Михаила Михайловича, я бы ни за что не согласилась.
И вот, когда проделана огромная работа, когда казначейский механизм успешно функционирует, мне поступает предложение занять новый пост. С одной стороны, в Казначействе мне было хорошо (смеется): все отлажено, все работает, с другой стороны, я понимала, что ведомство вступило на новый этап развития, меняется акцент в организации работы. Первый казначей Александр Васильевич Смирнов организовал эту систему, я занималась созданием методологии, нормативным регулированием всех функций и процессов. Сейчас пришло время высоких информационных технологий. Был момент, когда мне докладывали о тех изменениях, которые нужно было проводить в наших информационных системах, а я слушала термины, которыми сыпали информационщики, и меня охватывал ужас. Понимала, что нужно принимать решение, а я не могу, так как у меня есть принцип: чтобы принять решение, я должна точно знать, понимать суть того, на что оно направлено и каков будет результат. И я думаю, наступил подходящий момент для смены работы…

— Вы окончили Хабаровский институт народного хозяйства по специальности финансы и кредит. Вы сами сделали этот выбор или кто-то из ваших близких и родных помог определиться с профессией?
— Выбор профессии — это тоже случай. Несмотря на то что мама по образованию экономист, она мечтала, чтобы я стала врачом. Не знаю почему, может, потому, что это самая гуманная профессия, и она хотела, чтобы все вокруг были здоровы. Мои школьные педагоги видели меня учителем. Они считали, что во мне от природы заложен дар учить детей. Ответить на вопрос, кем я мечтала стать, не могу, потому что не думала об этом. Для меня окончание школы было самой страшной точкой. Дальше мне нужно было выбирать, куда идти учиться. И решение пришло спонтанно. Знакомые девчонки по спортивной школе (в то время я серьезно занималась спортом) учились в Хабаровском институте народного хозяйства, да и три мои одноклассницы хотели поступать в этот вуз учиться на финансистов. И я решила, что мне тоже стоит попробовать. В общем, как это часто бывает у выпускников: поступала почти за компанию. Причем поехала я в Хабаровск на соревнования и попутно подала документы. Когда мама узнала о моем решении, она немного поогорчалась, что в семье не будет доктора, но на этом все и закончилось. Вот так я и выбрала себе профессию…
Кстати, когда моя дочка Мариша пошла в школу, занимаясь с ней вечерами или в выходные, я почувствовала в себе такие педагогические способности, что даже решила поступить на заочное обучение в педагогический институт. А когда у меня родилась Наташа, моя вторая дочь, я пожалела, что не стала врачом. Ведь с новорожденными детьми занимаешься, как доктор или медсестра, и мне это очень нравилось. Вот такой я увлекающийся человек: чем бы ни занималась, погружаюсь в дело с головой. И это так здорово!

— Татьяна Геннадьевна, есть ли у вас человек, которого вы считаете своим наставником, проводником по жизни?
— Да, конечно. В течение всей моей жизни рядом со мной всегда есть такой человек. В детские, школьные годы — это, безусловно, мама и папа. Первым моим наставником в работе стала Людмила Васильевна Синявская. Благодаря ей я смогла состояться как профессионал. Она мне много помогала и в работе, и просто в житейских ситуациях. Не менее важную роль в моей жизни сыграла Нина Федоровна Чумакова, наш главный бухгалтер. Это человек, который научил меня любить бухгалтерию. Она и сама безумно влюблена в эту интересную науку. Когда мы выезжали с ней на проверку в какой-нибудь сельсовет, то могли до четырех-пяти часов утра проверять документы. Она мне показывала, как из одних финансовых событий вытекают другие, третьи. Как все это отражается в учете и какой в конце концов получается финансовый результат, будь то бухгалтерия маленького сельсовета или большого предприятия. Лучшего учителя по бухучету я в своей жизни не встречала.
Здесь, в Москве, моим первым наставником стал Михаил Михайлович Задорнов. Это тот человек, на которого я могла положиться, я знала, что он всегда мне поможет несмотря на свою занятость. Частенько бывало так, что он заканчивал свою работу в час ночи и садился со мной анализировать документы, с которыми мне поначалу было трудно разобраться.
Сейчас, конечно же, это Алексей Леонидович Кудрин. Человек, с которым я всегда советуюсь и который мне доверяет. И его доверие служит для меня дополнительной мотивацией в изучении, познании каких-то вещей. Вот те люди, которых я называю своими учителями. Ни без одного из них я бы не состоялась!

— Казначейство России в том виде, в котором оно существует сейчас, создали вы и передали в руки своего ученика. Понятно, что невозможно забыть свое детище, не интересоваться его судьбой, не принимать активного участия в его дальнейшей жизни. При этом сейчас вы занимаете высокий пост и наверняка ваш день расписан по минутам. Удается найти время для бывших коллег, чтобы помочь им и поддержать их?
— В меру моего понимания того, что является корректным. Было бы некорректно по отношению к руководителю Федерального казначейства заниматься безудержной опекой. Слава Богу, что и в Казначействе, и в Минфине, и в России в целом без меня прекрасно все решится (смеется). И, кстати говоря, это касается любого из нас. Да, нам хочется быть востребованными и незаменимыми, но всегда найдется человек, который сможет выполнить нашу работу так, как делали ее мы или даже лучше.
По правде сказать, сегодняшняя команда Казначейства успешно справляется со всеми задачами. Но я считаю, что для каждого руководителя очень важно знать, что есть человек, который всегда может посоветовать, помочь, рассудить. Наличие такого наставника дает внутреннее спокойствие. И коллеги из Казначейства знают, что, если вдруг нужно будет обсудить со мной какой-то вопрос, я оставлю все дела и буду его обсуждать с ними.

— Приобретая определенный жизненный опыт, мы зачастую жалеем, что нельзя повернуть время вспять. Если бы это было возможно, что в своей жизни вы сделали бы по-другому?
— Увы, время вспять повернуть невозможно. О чем я сожалею? Прежде всего об упущенном времени и о том, что я не совсем точно определяла приоритеты. Сейчас понимаю: главное в жизни — здоровье и знания. Если бы я в начале своего пути уделяла этому больше внимания, то сегодня имела бы меньше неудобств от состояния здоровья. Неправильное питание, неправильный режим — все это подрывает наши силы.
Второе, на чем бы я сделала акцент, — это знания. На мой взгляд, я не получила того уровня знаний, который мы должны получать в вузе. Сегодня особенно сильно меня напрягает отсутствие хорошего знания иностранного языка.
Третье — время, которое когда-то было потрачено на пустяки. Сейчас бы я посвятила его чтению художественных книг. Думала, что все прочитаю потом. Это теперь я знаю: чем дальше, тем меньше времени остается на чтение для души. Тогда, в молодости, думала, что потом все успею и наверстаю, сейчас же понимаю: время летит так незаметно, что угнаться за ним, остановить его невозможно. Если в детстве времени много, в юности его хватает на все, то сейчас катастрофически мало. Что касается профессионального пути, то я бы не стала вносить никаких коррективов.

— В одном из интервью нашему журналу вы сказали, что суббота — ваш  любимый рабочий день. Как относятся к отсутствию мамы, жены в выходной день супруг, дочери?
— В каждой семье существуют свои традиции, правила. Для одной семьи обыденны совместные ужины или субботние завтраки. В моей же семье, если я прихожу с работы в 11 часов вечера, мои близкие встречают меня с удивленными глазами и вопросом: почему так рано? Это стало частью быта нашей семьи. Вполне нормально воспринимается, что в выходной я ухожу на работу.
Действительно, в субботу я любила приходить на работу и заниматься теми делами, которые требуют вдумчивого анализа, изучения дополнительной литературы. Правда, сейчас суббота мало чем отличается от обычного рабочего дня. И теперь, когда мне нужно поработать в тишине, сосредоточиться над каким-либо вопросом, проштудировать новую финансовую литературу, я прихожу на работу в воскресенье. Хочу заметить, что я не исключение: по такому графику работают многие чиновники. В субботу в правительстве проводятся совещания и все министры, заместители сидят и обсуждают назревшие проблемы и не думают, какой сегодня день или который час. Хотя, конечно, это неправильно. Не зря Господь сказал, что в седьмой день нужно отдыхать, чтобы сохранить себя в добром здравии, светлой памяти.

— Еще в то время, когда вы руководили Казначейством, вы много времени уделяли работе с молодыми специалистами. Сейчас это направление для вас по-прежнему актуально?
— К сожалению, эта интересная часть моей жизни в силу специфики сегодняшней работы выпала. В Казначействе я была руководителем единого органа. И одной из моих задач было создать в ведомстве, которое имеет огромное количество территориальных подразделений, командный дух. Здесь были важны любые способы, начиная от обучения и заканчивая различными видами взаимодействия: региональные конференции, какие-то молодежные мероприятия, игры. Все это создавало параллельные связи между коллективами.
Здесь же, в Министерстве финансов, время «сжато» по-другому, у меня другой график и структура другая. Как такового единого коллектива, которым ты руководишь, определяешь цели и идешь к ним, нет. Я как заместитель министра занимаюсь конкретным направлением. Но я и сейчас работаю с замечательными людьми!

— Сегодня вы принимаете активное участие в благотворительных акциях Федерального казначейства. А что лично для вас значит благотворительность?
— Я с удовольствием участвую не только в мероприятиях, организованных Казначейством, часто мы проводим совместные мероприятия. Это еще одна сторона моей жизни, к которой я очень трепетно отношусь. Даже трудно сказать, благотворительность ли это. И я не знаю, для кого эти проекты более важны: для нас самих, для моих коллег или для детей, с которыми мы проводим время и для которых устраиваем праздники.
Подготовка, проведение мероприятия и сама встреча с детьми для нас — некий очищающий душ. Мы по-другому начинаем относиться к жизни, происходящим вокруг нас событиям, мы вспоминаем о том, что милосердие — это не просто слово, а состояние души.
Когда мы готовим очередное мероприятие, то собираемся небольшой командой и обсуждаем цель праздника. И она, как правило, заключается не только в оказании помощи нуждающимся детям. Слава Богу, это отходит на второй план: в России начали заботиться о детях и детские дома имеют все необходимое. Сегодня детки нуждаются прежде всего в общении, внимании и признании, в том числе их талантов и возможностей. И мы стараемся работать именно в этом направлении.
Сценарии наших праздников предусматривают выступление на одной сцене детей, профессионально занимающихся музыкой, юных артистов Международного благотворительного фонда Владимира Спивакова и детей с ограниченными возможностями. Нельзя передать, как важны для детей, которых природа обделила здоровьем, такие выступления. Сколько волнения мы видим в детских глазах, когда ребята поют, танцуют, читают стихи, сколько радости, когда им дарят букеты в знак  признания их таланта. Такие концерты не могут не тронуть наши сердца и сердца детей.

— Татьяна Геннадьевна, ну и последний вопрос о том, с чего мы начали разговор, о вашем дне рождения. Как вы хотите провести этот день?
— Я хотела бы провести этот день где-нибудь вдалеке от Москвы с папой и внучкой Олечкой, без забот и хлопот, вспоминая свои детские, юношеские годы и слушая обращение в свой адрес:  доченька. А проведу я его в своем кабинете, поскольку 5 августа — рабочий день. Мой график, конечно же, будет несколько сбит, но посвятить этот день близким я не смогу.
С семьей, с друзьями мы в выходной день обязательно устроим вечеринку, тем более повод для этого есть. Я не занимаюсь подготовкой праздничного мероприятия, организацией занимаются мои друзья и делают все втайне от меня. Но мне разведка донесла, что для подготовки создан целый оргкомитет и меня ожидает сюрприз.
Ну а я буду очень рада, если мои друзья, которые придут ко мне, смогут хорошо отдохнуть, снять с себя груз того тяжелого времени, в которое мы живем, улыбнуться, пообщаться друг с другом. Видеть счастливые лица моих друзей и близких — это ли не лучший подарок?

Материал подготовила Ольга ГОРШЕНИНА
Поделиться