Версия для печати 1501 Материалы по теме
Сократить разницу во времени между столицей и Владивостоком
#4504# Разрыв в часовых поясах между Москвой и Владивостоком может снизиться с семи до четырех часов. С законодательной инициативой о переходе на новое время выступили депутаты Приморского края. Сокращать разницу планируют поэтапно, и если эксперимент пройдет удачно, во Владивостоке могут также сместиться рамки рабочего дня. В профильных ведомствах газете ВЗГЛЯД инициативу прокомментировали с осторожностью, а медики заявили о ее необратимых последствиях.

Программу перехода на новое время разработал депутат Законодательного собрания Приморского края, ректор ВГУЭС, доктор экономических наук, профессор Геннадий Лазарев. Он уверен, что существующая в России система часовых поясов создает массу проблем и неудобств для эффективного управления.
«У нас рабочий день заканчивается, когда в Москве начинается. Это не удобно ни для нас, ни для Москвы. А если мы возьмем крайние точки Российской Федерации: Калининград и Камчатку, – то разница между ними составляет 11 часов, о какой связи между этими регионами вообще можно говорить?» – говорится в сообщении Лазарева, размещенном на сайте ВГУЭС.

По словам депутата, в связи с программой развития Дальнего Востока проблема смены часовых поясов обозначилась особенно остро: необходимость летать из одной части страны в другую возросла для многих представителей бизнеса и власти.

Сократить разницу во времени между Москвой и Владивостоком депутат предлагает в течение нескольких лет.

«Система перехода должна быть очень мягкой, сейчас мы переходим на зимнее время вместе со всей страной, а весной на летнее время не переходим. И разница с Москвой будет уже не семь часов, а шесть. Два года живем по такому времени, смотрим, насколько такой вариант биологически удобен и экономически целесообразен. На третий год снова на летнее время не переходим, пробуем, смотрим», – отмечает Лазарев.
В итоге через несколько лет разница снизится с семи до четырёх часов. Впоследствии депутат предлагает подстроиться и под столичный рабочий график.

«Ничто не мешает предприятию по договоренности начинать рабочий день не в девять часов, а в восемь, в семь или даже в шесть. И от этого будет только дополнительная выгода: наконец-то разрешится проблема дорожных пробок. Потому что все будут выезжать на работу в разное время», – заключил Лазарев.

Профильные ведомства озвученную инициативу пока комментируют с осторожностью.

На вопрос газеты ВЗГЛЯД о правомерности смещения графиков рабочего дня в регионе в Федеральной службе по труду и занятости сообщили, что это, вероятно, прерогатива субъекта.

В Минтрансе возможные плюсы и минусы предложения пообещали озвучить через несколько дней. Между тем авиаперевозчики, летающие во Владивосток, уверены, что на их деятельности это никак не отразится.

«Число рейсов, скорее всего, останется прежним, как и цена билета. Независимо от того, улетает авиакомпания ночью или днем, цены на топливо, аэронавигацию, аэропортовое обслуживание остаются одинаковыми. Скидки в зависимости от времени суток могут действовать только на массовых направлениях. Владивосток – это не тот случай», – рассказал газете ВЗГЛЯД сотрудник одной из столичных авиакомпаний, специализирующейся на внутренних перевозках.
Между тем столичные медики выступают против изменения часовых поясов и нарушения биоритмов. «Как отреагирует организм на предлагаемые изменения, точно сказать нельзя. По нашим наблюдениям, ежегодно с переводом стрелок количество вызовов бригад скорой помощи по поводу обострений сердечно-сосудистых заболеваний возрастает на 17%. В течение первых пяти суток после весеннего перевода часов смертность от инфарктов возрастает на 75%. Кроме того, отмечается существенный рост числа суицидальных попыток (на 60%) и несчастных случаев (на 11–29%)», – рассказали в частной московской поликлинике.

Ведущий научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН Владимир Ковальзон заявил газете ВЗГЛЯД, что внутренние биологические часы человека – очень сложный механизм, при таких перепадах во времени его работа серьезно нарушается.

«Смещается буквально все – от режима сна и питания до гормональных циклов. Тяжелее всего это переносят дети, инвалиды и люди с сердечной недостаточностью – они приходят в себя не меньше недели», – подчеркнул Ковальзон.
 
Источник: "Взгляд"
Поделиться