Версия для печати 3187 Материалы по теме
Казна ежегодно недополучает свыше 10 миллиардов долларов
#43773# Объем ввозимых в страну "серых" товаров, не регистрируемых таможенными органами, с началом кризиса снова начал расти. Согласно оценкам Банка России, в январе-мае доля нелегального импорта достигла 13 процентов. Казна ежегодно недополучает свыше 10 миллиардов долларов.

Практически весь "серый" бизнес приходит из стран дальнего зарубежья. Каким способом государство может выиграть борьбу с таможенными правонарушителями? Об этом мы беседуем с генеральным директором компании "БрянскИнтерТранс" Александром Вержбицким, который на своем примере доказывает, что честные отношения с государством гораздо выгоднее.

- Александр Александрович, поскольку ваша компания является получателем по внешнеэкономическим контрактам и таможенным декларантом, работающим более четырех лет, вы не можете не знать болезни таможенной системы. Но ведь о том, как государство теряет деньги, вы тоже осведомлены?

- Давайте начнем с примера, который на слуху. Черкизовский рынок около двенадцати лет использовал "черную" схему ввоза товаров. Потоки шли через разные международные пункты пропуска и оформлялись на различных таможенных постах. Не было какого-то одного канала. И это говорит о том, что есть системно уязвимые места в работе Федеральной таможенной службы. "Черная" контрабанда - или контрабас, как его в шутку называют, имела много направлений: "под шлагбаум", "перевертыш", "через экономические зоны". Последнее время ФТС активно борется по этим направлениям.

"Серая" схема не менее вредна для государства. Когда наша компания начинала, то мы сразу определили, что не будем использовать "серый" путь. Мы не работаем с теми посредниками и импортерами, которые хотят "минимизировать" таможенные платежи, кто звонит и говорит: какая проходная стоимость на Брянской таможне. Мы говорили: дайте сначала ознакомиться с контрактом и отпускной стоимостью на товар. После этих слов все посредники и участники ВЭД, которые хотели "минимизировать" таможенные платежи, пропадали, а в свой адрес мы только и слышали: "Как вообще вы с таким подходом собираетесь работать?" Встречаемся со многими производителями и импортерами, но когда предлагаем работать "по-белому", нам отвечают: "Великолепно, но мы будем последними в этом списке, пока "серые" схемы есть". Мы начали работать с импортерами, у которых сложные контракты, и основная проблема - себестоимость товара ниже контрольных показателей, которые когда-то выставила Федеральная таможенная служба.

- Поясните для читателей это понятие.

- Когда в ФТС поняли, какие товарные потоки приносят наиболее объемные платежи и подвержены таможенным нарушением, их попытались поставить под контроль. Ввели понятие компетенции принятия таможенной стоимости, определили места доставки, выработали схему, которая называлась "сетка": давался установленный таможенный платеж с машины.

Прежний глава минэкономразвития Герман Греф, разобравшись в сомнительности этих решений ФТС, отменил компетенцию принятия стоимости и места доставки. Участники внешнеэкономической деятельности, вроде бы, вздохнули. Но ФТС снова поменяла правила. Теперь она указывала места оформления тех или иных товаров и ввела определенные товары в группу риска. Риск - это потенциальное несоблюдение таможенного законодательства, он не является запретительной мерой, а служит лишь для принятия мер по его минимизации. Контрольные показатели - своего рода план для таможни. Если вы указываете в декларации стоимость товара, который входит в группу риска, то таможня обязана сверить ее с контрольными показателями, пользуясь собственной базой. Казалось бы, подтверди заявленную цену по выбранному методу определения таможенной стоимости - и претензий не будет. Однако это не так. Себестоимость продукции китайских, азиатских и ряда европейских заводов недотягивает до контрольных показателей, и вот тут начинаются проблемы у добросовестных участников ВЭД. Они сразу попадают под подозрение. Далее - необоснованные корректировки, постоянные проверки, досмотры, доказывания стоимости вплоть до обращения в суд. Это приводит к системному конфликту между участниками ВЭД и таможенными органами.

Приведу пример. Большинство товаров 39-й группы - пластмассы и изделия из них. Они под риском, но ведь надо понимать, что этот товар в большинстве своем - производная от нефтепереработки. Нефть упала в цене, цена на товар - тоже, а риски, выставленные таможенными органами, держится на прежнем уровне. Хотя ФТС должна гибко реагировать на изменение конъюнктуры рынка.. На мой взгляд, еще не все поняли, что "риски" и "контрольные показатели" - это мина замедленного действия заложенная в систему принятие решения по таможенной стоимости через которую недобросовестные участники ВЭД имеют узаконенную возможность уклоняться от уплаты таможенных платежей, на чем и держатся "серые" схемы.

С одним из потенциальных клиентов, который производит за границей комплектующие для компьютеров, мы вели переговоры. У него товар стоит 80 долларов, мы предлагаем ему легальный способ перемещения груза, и таможенного оформления. Он отвечает: "Не могу. Контрольные показатели для этих комплектующих составляют 18 долларов. Если я привезу по 80, то не смогу конкурировать. Поэтому мы отдаем товар с наших консигнационных складов. А как он попадает на российский рынок, нам уже не интересно". Понятно, что завозится под 18 долларов, что государство теряет на этом большие деньги.

- Сами таможенники утверждают, что регулярно отправляют аналитические доклады в столицу. Почему же тогда до сих пор не замечены проблемы, о которых вы говорите?

- Меня тоже это удивляет, ведь все на поверхности. Есть транзитные страны, которые сидят на экспорте, идущем в Россию. Я купил груз и хочу "минимизировать" таможенные платежи и обращаюсь к фирмам, обещающим доставить его от двери до двери. Они предоставляют "офшоры" у которых, как правило, с подставными российским компаниями заключены внешнеэкономические контракты. В транзитных странах при прибытии груза на транзитный склад происходит переуступка прав и занижение инвойса: товар стоил 20 рублей, а теперь - 10. И поехал на российский рынок. В измененном инвойсе половину партии я ставлю выше контрольных показателей, а другую - ниже. На посту мне говорят, что стоимость должны докорректировать, не трогая при этом тот товар, который выше показателей. Корректировки составляют незначительные суммы с машины. И таможня рапортует: ниже контрольных показателей - не выпускаем. Докорректировали.
Посты, на которых проводят "серые" схемы, выполняют план. А в Таможенном кодексе написано, что любая стоимость товара должна быть документально подтверждена. Поэтому многие начальники постов региональных таможен не любят участников ВЭД, оформляющих товары ниже контрольных показателей, и предпринимают все усилия, чтобы импортеры ушли под "контрольные показатели" или в "серые схемы". Не могу сказать, что каждый инспектор, который участвует в "серой" схеме, делает это сознательно и получает вознаграждение так как вся база ФТС "Мониторинг-Анализ" товаров, входящих в группу риска, выстроена под контрольные показатели, то инспектор и не может достоверно оценить заявленный к оформлению товар. Таможенники любят так говорить импортерам: обеспечь контрольные показатели плюс десять процентов - и вези любой товар, проблем не будет.

- То есть пришла пора принципиально менять критерии работы таможни?

- Да. Сегодня самое лучшее для ФТС - не создавать проблем для законопослушных участников ВЭД. "Жить по уставу" надо. По закону о таможенном тарифе N 503-1 от 21 мая 1993 года в нынешней редакции, ТК РФ, приказам ФТС N 536 и 1206. И читать их не с последних страниц, где прописаны требования о предоставлении документов, а самого начала, где как раз и указаны правила принятия таможенной стоимости, заявленной декларантом, и документы, требующиеся для ее подтверждения. План, контрольные показатели ничего не дают для законного пополнения бюджета страны, а только обрекают на потери. Если ФТС считает, что риски им что-то дают, то грамотнее каждый месяц поднимать их на 10-15-20 процентов. Тем самым выдавливая тех участников ВЭД, которые еще ищут экономию и сознательно уклоняются от уплаты таможенных платежей. Они должны понимать, что риски дойдут до стоимости покупки товара.

Кроме того, если объявили, что с такого-то числа ФТС в режиме реального времени получает информацию от таможенных служб других государств, то пусть эта информация в режиме реального времени появляется на постах у инспекторов. Тогда они на ее основании начнут обоснованно производить оценку и принимать решения по таможенной стоимости. Мое твердое убеждение: толка не будет, пока таможенную стоимость определяют исходя из рисков или контрольных показателей, а не на основании законов и нормативных приказов самих же ФТС, пока не пресечена возможность создания "фирм-однодневок", с которых государство не получает налоги в полном объеме. Нужно закрывать каналы нелегального вывода денежных средств за рубеж, иначе с проблемой "серых" схем государство не справится и будет терять миллиарды недоначисленных платежей в бюджет.

- Удивительно, что вовсе не представитель таможни радеет за государственные интересы. Вам собственная честность не вредит?

- Вредит. Не все в ней заинтересованы. Мы начинали с бытовой техники, привели на российский рынок торговые марки "Мастеркук", "Фагор", "Бранд". Очень трудно давалось доказывание стоимости, бодались, но работали в правовом поле. И ничего. Сначала одна компания о нас услышала, потом другая. К нам потянулись. Оказалось, что многие готовы выйти из тени. Только им надо правильно донести, что от них будет требовать ФТС и к чему они должны быть готовы. Даже такие контрабандно опасные товары, как одежда, мы направили в русло достоверного декларирования. Участники ВЭД и заводы-производители разобрались в тех требованиях, которые к ним предъявляет ФТС, и неукоснительно их соблюдают. Результат - участники ВЭД не испытывают проблем при таможенном оформлении, и в казну платежи поступают в полном объеме. Таможенная служба что-то хочет изменить, я это вижу. Но дух "недостоверного декларирования" еще долго будет стоять пред ними. В самом ФТС признают, что основным предметом обжалования их действий является решения по таможенной стоимости, но ФТС заинтересована сама исправлять нарушения своих сотрудников, не доводя дело до суда. А это уже шаг навстречу добросовестным участникам ВЭД.

- Новая концепция, предлагаемая ФТС, предусматривает перенесение таможенных операций непосредственно на границу. Что вы думаете по этому поводу?

- В настоящее время больше вопросов, чем понимания того, что все-таки хотят получить, внедряя эту концепцию. Изменить сейчас существующие транспортно-логистические потоки концепция не сможет. Для импортера важна система движения его товара к потребителю. А в концепции есть упущение: она не рассматривает возможности длительного хранения товара без подачи таможенной декларации и увеличения сроков хранения товаров на складах, входящих в таможенно-логистический комплекс, до двух-трех лет. Это требует изменения статей 103 и 129 Таможенного кодекса, но привлечет импортеров, которые пока используют в своей логистике транзитные склады соседних государств. Нужна либерализация таможенного законодательства в этом вопросе, а также условие низкой стоимости хранения груза.

Терминалы будут создаваться в местах, приближенных к госгранице. Но кто будет их обслуживать? Как будет организована система связи и контроля? Даже в Брянске Интернет работает с перебоем. По подсчетам ФТС, надо выделить 77 миллиардов рублей и переселить 3,5 тысячи таможенников. В Брянской области четыре международных пункта пропуска, но в большинстве случаев они удалены от населенных пунктов, за ними - голые поля. Никаких транспортных узлов, дороги, на которых они стоят, вряд ли все включат в план развития транспортной инфраструктуры страны. Выходит, что рядом с ними надо создать четыре терминала - прямо в поле. А где наберем специалистов по таможенному оформлению? Даже электронные формы таможенного оформления не спасут, так как все равно от оформления на бумажных носителях не уйти. Где найдем столько квалифицированных инспекторов? Им придется ездить из Брянска, из Москвы и где жить? У них семьи, дети их надо водить в школу детский сад. В области пока нет ни одного таможенно-логистического комплекса, подходящего под концепцию. И в ближайшее время не будет, потому что на его строительство нужно не менее пяти миллионов долларов. Имею в виду комплекс на 200-300 машино-мест, где одновременно можно проводить до 15 досмотров и производить погрузку или выгрузку, где будет работать полноценный таможенный пост с достаточным количеством инспекторов и возможностью оформлять до 300 машин в день. Не думаю, что бизнес выделит на это деньги. Сюда должны прийти компании, которые смогут объединить и логистику, и складирование с использованием СВХ, и передовые формы таможенного оформления.

Концепции также не хватает учета географических особенностей региона. Уверен, что трасса Киев - Москва будет развиваться. Здесь, на объездной дороге, где сходятся все шоссе, идущие с пунктов пропуска, на достаточном удалении от Брянска имеющий людской ресурс, и вписался бы таможенно-логистический комплекс. Лучше сделать хороший пост с достаточным количеством инспекторов, чем содержать четыре в поле и работать вахтовым методом, получив в итоге бесконтрольные, криминализированные потоки грузов.

Источник: "Российская газета"
Поделиться