Версия для печати 2883 Материалы по теме
Алексей Кудрин
В конце октября в Санкт-Петербурге состоялся традиционный крупный форум, посвященный различным аспектам стратегического планирования на федеральном, региональном и муниципальном уровне. В течение двух дней действовали несколько десятков круглых столов и дискуссионных площадок, в работе которых приняло участие более 800 представителей органов власти всех уровней, а также бизнеса, научного и экспертного сообществ.

Новый этап стратегирования

Год назад в дискуссиях седьмого форума «Стратегическое планирование в регионах и городах России» ощущался определенный диссонанс между обсуждавшимися вопросами и тем впечатлением, который произвела на участников первая волна кризиса. Неопределенная ситуация в экономике придавала разговорам о долгосрочном планировании некоторый оттенок теоретизирования.
В этом году заявленное название мероприятия («Посткризисный мир и новый этап стратегирования») содержало вполне определенный посыл: кризис кризисом, однако потребность в формулировании стратегических приоритетов и целей развития сохраняется. Более того, по мнению министра регионального развития России В. Ф. Басаргина, открывшего пленарное заседание, в тех субъектах Российской Федерации, где присутствуют элементы стратегического планирования, и антикризисные меры оказываются существенно более действенными. В течение 2008 года было утверждено восемь стратегий долгосрочного развития субъектов. Особо министр выделил качество документов, принятых в Нижегородской области, в республиках Татарстан и Якутия: в них заложены конкретные механизмы реализации.
Серьезные шаги по укреплению нормативной и организационной базы стратегического планирования предприняты и на федеральном уровне. «Специфика современного этапа в том, что мы переходим на долгосрочное планирование в рамках Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года и среднесрочное четырехлетнее планирование на базе основных направлений деятельности правительства до 2012 года», — отметил Басаргин. Разработан ряд важнейших документов в области стратегического планирования, в том числе Стратегия национальной безопасности РФ, проект федерального закона «О государственном стратегическом планировании», а также Концепция совершенствования региональной политики.
Особое место в системе стратегического планирования, считает Басаргин, должны занимать стратегии развития макрорегионов и федеральных округов. Первыми ласточками здесь стали подготовленный Минрегионом проект стратегии Дальнего Востока, а также находящиеся в процессе разработки стратегии Сибири, Приволжского федерального округа и Арктической зоны России.
При этом серьезной проблемой остается необходимость взаимной увязки документов стратегического и территориального планирования, их согласования с ведомственными программами. Процесс территориального планирования (всего в РФ утверждено 25 схем территориально планирования субъектов), по мнению министра регионального развития, «требует радикальной модернизации», включая совершенствование ресурсного обеспечения и нормативно-правовой базы.

Незыблемые приоритеты

Возможно, долгосрочное планирование действительно помогает регионам в их борьбе с последствиями кризиса. Однако вместе с тем кризис продемонстрировал и слабость стратегических документов, принятых в предыдущий период. Об этом, в частности, говорил вице-губернатор Санкт-Петербурга М. Э. Осеевский. Хромает как собственно качество планирования, так и качество прогнозов социально-экономического развития, лежащих в его основе. «Мы все поставили для себя слишком высокую планку достижений, — сказал вице-губернатор. — Наш лозунг состоял в том, что сегодня мы живем лучше, чем вчера, а завтра будем жить лучше, чем сегодня. Наши прогнозы не рассматривали никаких сценариев, кроме инерционного и инновационного. Негативного сценария не было, мы априори были глобальными оптимистами».
Заместитель министра экономического развития А. Н. Клепач признал факт, давно ставший очевидным: определенных Концепцией долгосрочного социально-экономического развития до 2020 года целей в намеченные сроки достичь не удастся. Концепция-2020, напомним, разрабатывалась еще с 2006 года и была принята в год начала кризиса. «По нашему среднесрочному прогнозу, только в 2012 году мы выйдем на предкризисный уровень по объемам ВВП. Кроме того, действовать придется в условиях гораздо более жестких бюджетных ограничений», — заявил Клепач. При этом он подчеркнул, что в новых экономических условиях необходимо более тщательно работать над уточнением антикризисных мер и их согласованием со стратегическими направлениями развития экономики России, утвержденными в предыдущие годы. Замминистра полагает, что следует менять не долгосрочную стратегию, поскольку определенные ей приоритеты и цели остаются прежними, а способы их достижения.
Важнейшей задачей, стоящей перед федеральным правительством, чиновник назвал поиск новых мер и стимулов для поддержки инновационного развития страны. Пока же разговоры об инновациях во многом остаются разговорами, несмотря на некоторые шаги по поддержке космической программы, авиастроения, электроники, нанотехнологий. «Кризис еще раз показал что, несмотря на те реальные успехи в части диверсификации экономики, которых мы достигли в 2000-х годах, наша экономика по-прежнему чрезвычайно зависима от цен на нефть и от притока иностранного капитала», — подчеркнул замминистра. Это, по его мнению, одна из ключевых причин того, что спад в экономике вопреки всем антикризисным мерам оказался столь глубоким и существенно превысил среднеевропейские показатели. При этом в условиях бюджетных ограничений расходы на НИОКР не выросли, а сократились и, вероятно, продолжат сокращаться в 2010 году. «Из страны, претендующей на роль одного из лидеров экономического развития, мы можем перей­ти в разряд держав второго и третьего рангов. Мы находимся на развилке, когда на выходе из кризиса рискуем потерять пока еще имеющиеся конкурентные преимущества в научной сфере», — считает Клепач.

День сегодняшний

К слову, министр финансов России А. Л. Кудрин, выступивший во второй день форума с обстоятельным докладом, предположил, что именно теме инновационного развития страны будет посвящено грядущее послание президента Федеральному собранию.
Само собой, участники форума не могли не поговорить о том экономическом пейзаже, отталкиваясь от которого регионам и стране предстоит корректировать свои стратегические приоритеты и сроки их реализации. Глава Минфина озвучил умеренно оптимистический прогноз на конец года, предсказав рост ВВП в III квартале 2009 года по отношению ко II кварталу. Министр также отметил, что «наступление второго “дна” кризиса маловероятно и его возможность составляет 15 %. Еще 25 % — что кризис окажется затяжным; 60 % — что мы начнем выходить из него более устойчиво».
Кудрин заявил и о начале разработки программы действий федерального правительства в послекризисный период. Одной из ее составляющих должен стать новый этап приватизации государственной собственности. Также программа будет предусматривать дополнительные меры по защите прав собственности и по совершенствованию государственного администрирования. «Начинать надо с головы, с реформы функций государства, потому что сегодня именно они являются причиной всевозможных барьеров, — подчеркнул министр. — Там, где выдаются различные разрешения и согласования, без взяток мало что можно сделать. Требуется сокращение числа разрешительных операций с заменой государственного контроля добровольными аудитом и сертификацией с соответствующей ответственностью в случае нарушения правил». Указанную программу планируется подготовить в течение года.
Хорошая новость для регионов: Кудрин предлагает рассмотреть идею передачи части налоговых поступлений на региональный уровень вместо предоставления субсидий из федерального бюджета. «Вопрос о перераспределении налогов в субъекты Российской Федерации начнет решаться уже с 2010 года. В проекте бюджета на 2010 год мы увеличиваем налоговые источники субъектов Российской Федерации», — заявил министр. В первую очередь это касается акцизов на бензин, которые будут зачисляться в региональные бюджеты в объеме 100 % (сейчас — 50 %).
Министр сообщил, что до конца года Правительство РФ намерено утвердить статус долгосрочных целевых программ, которые впоследствии должны будут заменить нынешние ФЦП и стать основой для формирования существенной части бюджета страны. «Сейчас 15 % бюджета планируется по целевым правилам финансирования, — сказал Кудрин, имея в виду как ФЦП, так и нацпроекты. — Долгосрочные целевые программы должны будут охватить более 50 % бюджета, а возможно, 70–80 %». Таких программ будет не менее 50.
Макростратегии для макрорегионов
Насколько можно судить, Минрегион возлагает определенные надежды на стратегии федеральных округов, которым на форуме был посвящен отдельный круглый стол. Предполагается, что они послужат реализации крупных межрегиональных и региональных инвестиционных проектов, направленных на обеспечение необходимой государственной и муниципальной инфраструктурой ключевых для экономик субъектов РФ производств. Впрочем, разработчики проекта стратегии Дальнего Востока на круглом столе откровенно говорили и о трудностях, с которыми им пришлось столкнуться. В частности, о проблеме рассогласованности документов стратегического планирования как по «горизонтали», так и по «вертикали». Например, встречаются случаи, когда по документам двух соседних субъектов участки одной и той же планирующейся к постройке дороги не стыкуются на границе.
У многих стратегия федерального округа вызывает вопросы в целом как форма долгосрочного планирования. На прошлогоднем форуме представители некоторых регионов прямо заявляли о ее ненужности. Объяснение простое: федеральный округ — это не какое-то целостное экономическое или территориальное образование, а чисто административная категория, результат условного деления, проведенного для удобства управления. Поэтому и заниматься планированием их развития не вполне рационально. Схожие оценки прозвучали и в этот раз. Так, заместитель полномочного представителя Президента РФ в СФО В. И. Псарев заявил: «Никто не отменял экономическую географию. За десятилетия до нас научная мысль сформулировала такое понятие, как экономический район. В том же Сибирском федеральном округе как минимум три серьезных, резко отличающихся друг от друга экономических района, и каждому из них нужна своя собственная стратегия развития».
Есть и другие неясности, например, с тем, кто будет вести мониторинг реализации окружных стратегий, контролировать достижение или недостижение определенных в них целей. Однако курс на их разработку уже взят, на очереди — Сибирский и Приволжский федеральные округа.

***

Говоря о важности развития системы стратегического планирования в стране, президент Центра стратегически разработок М. Э. Дмитриев заявил: «Это масштабный организационный эксперимент, направленный на выработку наиболее адекватных и эффективных способов координации процессов развития». В то же время, как он отметил, «по причине дефицита профессиональных знаний и опыта» все еще остаются неотработанными процедуры согласования стратегий между собой — от стратегий муниципальных образований до концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ, — а также с другими документами. Пожалуй, именно это можно считать кратким резюмирующим итогом прошедшего мероприятия.
Однако ежегодный форум в Санкт-Петербурге окончательно оформился как наиболее представительная и, возможно, самая эффективная площадка для обсуждения всего, что связано с темой стратегического планирования в субъектах РФ и муниципальных образованиях. Поэтому можно не сомневаться, что в следующем октябре продолжится обмен опытом и отработка всех проблемных вопросов стратегического планирования. 

«Стратегические инициативы  в антикризисных программах»

19 октября в рамках VIII Общероссийского ежегодного форума «Стратегическое планирование в регионах и городах России» состоялось награждение победителей конкурса «Стратегические инициативы в антикризисных программах».

Конкурс региональных стратегий и программ социально-экономического развития является ежегодным. В 2009 году он был посвящен оценке эффективности стратегических инициатив в региональных антикризисных программах как ключевых инструментов преодоления последствий экономического кризиса и создания условий для сбалансированного регионального развития в посткризисный период.
В состав оргкомитета конкурса вошли заместитель министра регионального развития С. Ю. Юрпалов, заместитель Председателя Госдумы Ю. Н. Волков, председатель комиссии по вопросам регионального развития Общественной палаты В. Л. Глазычев, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по делам Федерации и региональной политике Г. С. Изотова, президент Фонда «Центр стратегических разработок» М. Э. Дмитриев, ректор Академии народного хозяйства при Правительстве РФ В. А. Мау.
Всего в конкурсе, стартовавшем 7 сентября 2009 года, принял участие 31 регион.
Номинации и победители конкурса:
«За усиление социальной защиты населения и поддержку региональных рынков труда» — Липецкая область и Ненецкий автономный округ.
«За обеспечение инвестиционной привлекательности региональной экономики в условиях кризиса» — Республика Алтай, Республика Саха (Якутия) и Амурская область.
«За стимулирование деловой активности» — Новгородская область, Калужская область и Краснодарский край.
«За стимулирование инновационной активности» — Вологодская область, Новосибирская область, Ярославская область.
«За обеспечение конкурентоспособности региональной экономики в условиях посткризисного развития» (оценивается по сумме всех номинаций):
III место — Астраханская область;
II место — Томская область;
I место — победитель конкурса «Стратегические инициативы в антикризисных программах» — Санкт-Петербург.

Журнал "Бюджет" Ноябрь 2009
Поделиться