Версия для печати 5248 Материалы по теме
Среди факторов, сдерживающих развитие сельского хозяйства, несомненно, можно назвать и несовершенство земельного законодательства. Во многом именно пробелы в законодательстве повинны в том, что проблема неосваиваемых и используемых не по назначению сельскохозяйственных земель стоит столь остро.

Статистика красноречива: по данным Роснедвижимости, за последние 15 лет площадь пашни сократилась более чем на 10 млн га. Всего же в России порядка 220 млн га сельхозугодий, более 40 млн га из которых не используются. Располагая 9 % сельхозугодий мира, мы производим только 1,5 % валового продукта мирового сельского хозяйства.
В начале октября на эту проблему обратил внимание президент. По результатам совещания в Орле, посвященного итогам уборки урожая 2009 года и состоянию рынка зерна, он дал правительству поручение в течение месяца подготовить законопроект, который бы позволял изы­мать у собственников (разумеется, с соответствующим возмещением) неосваиваемые участки либо, как вариант, предусматривал бы радикальное увеличение ставок налога для таких земель.

Механизм не работает

Следует отметить, что возможность изъятия неиспользуемых сельхозугодий предусмотрена и действующим законодательством. Согласно ст. 6 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» земельный участок может быть изъят у его собственника в судебном порядке в случае ненадлежащего использования или неиспользования в соответствии с целевым назначением в течение трех лет. Соответствующие заявления в суд должны подавать органы государственной власти субъекта РФ и местные органы власти. Однако на практике этот механизм почти не применяется. В Минсельхозе России считают, что дело в отсутствии четких критериев «ненадлежащего использования» и предлагают ввести эти критерии в Земельный кодекс РФ, при этом предоставив субъектам Федерации право уточнять их с учетом региональных особенностей сельскохозяйственного производства.
Кроме того, непрофильные инвесторы и, в частности банки, скупающие землю, сегодня легко игнорируют указанный в законе трехлетний срок, ведь после очередной перепродажи участка его течение начинается заново.
Проблема застойных сельхозземель характерна для большинства субъектов. Так, в Челябинской области, где, по оценкам региональных властей, не менее 330 тыс. га брошенных сельхозугодий, механизм изъятия таких земель у собственников на практике пока не применялся ни разу. Во Владимирской области за последний год было скуплено почти 20 тыс. га земли, а посевные площади за этот период увеличились только на 1,6 тыс. га. Собственников, которые ничего не выращивают на принадлежащих им участках, там пока привлекают к административной ответственности. В Псковской области из 620 тыс. га сельскохозяйственных земель не используется по прямому назначению около 150 тыс. га. Список можно продолжать.
Впрочем, некоторые эксперты полагают, что какая-никакая судебная практика изъятия земель все же сформировалась, а значит, проблема заключается не столько в законодательстве, сколько в правоприменении. В частности, в ненадлежащем контроле Россельхознадзора, который отвечает за использование земель. Для того чтобы обратиться в суд с заявлением об изъятии земли у собственника, нужна проверка, вынесенное предписание об устранении нарушения и фиксация факта последующего неустранения данного нарушения. На практике все эти действия проводятся по относительно небольшому количеству участков.
Слабость развития современных методов контроля и мониторинга использования земель признают и в Минсельхозе: по данным, которые привела министр на майских парламентских слушаниях по земельному законодательству, необходимая для этого оперативная спутниковая информация доступна только в 38 субъектах РФ.

Пайщики по несчастью

Раздаются и голоса, призывающие подходить к вопросу об изъятии неиспользуемых сельхозземель как можно аккуратнее и, что называется, не рубить сплеча. Дело в том, что немало угодий поросло бурьяном «благодаря» системе земельных паев — условных земельных долей, на которые в начале 90-х годов было разделено 49 % площади всех сельхозугодий страны (порядка 115 млн га) и собственниками которых стали почти 12 млн граждан.
Отметим, что земельный пай — это еще далеко не земельный участок, оформленный по всем правилам и имеющий кадастровый номер. Он существует только в документальной форме, не привязан к конкретному участку и обозначает количество земли, полагающееся члену реорганизованного сельхозпредприятия (колхоза, совхоза), то есть е. его долю в праве общей собственности. По сути эту условную долю можно либо продать другому такому же участнику долевой собственности, либо завещать. Продажа пая третьим лицам, не имеющим отношения к соответствующей сельхозорганизации, возможна только после выделения участка в счет земельной доли.
Процедура выделения земельной доли в натуре настолько громоздка, что миллионы дольщиков до сих пор никак не распорядились своими паями и не могут наладить использование земли. Выморочных (не имеющих собственника) и невостребованных земельных долей сейчас более 30 % от их общего числа.
Изъятие данных земель по решению государства, которое само же не позаботилось о четкой регламентации их оборота, представляется далеко не лучшим решением проблемы. Наиболее очевидный выход, с одной стороны, — установить порядок отказа от права собственности на земельные доли, с другой — упростить процедуру выделения участков в счет земельных долей. Второй вопрос в настоящее время решает общее собрание участников долевой собственности, однако его сложно даже организовать, а добиться принятия на нем решения и подавно. Минсельхоз России рассчитывает с помощью поправок к закону «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» установить более четкий порядок определения состава собственников, проведения собраний и принятия решений. Одновременно предлагается обязать органы местного самоуправления организовывать эти собрания.
Выделению земельных участков из общей собственности и включению их в оборот мешают не только организационные сложности, но и дороговизна сопутствующих процедур по оформлению. Процесс оформления участка связан с его межеванием, которое, по различным оценкам, в среднем по России стоит 15–20 тыс. руб. за гектар. Требуются и другие затратные в плане времени и денег процедуры: непосредственная регистрация участка и получение кадастрового паспорта. Как следствие, на данный момент не более 500 тыс. обладателей земельных паев зарегистрировали свои участки на праве собственности.
Остается надеяться, что, решая проблему неиспользуемых сельскохозяйственных земель и пробелов в регулировании оборота земель в принципе, законодатели будут стремиться к учету интересов всех сторон: государства, местного самоуправления, крупных сельхозпроизводителей и граждан, которые часто хотели бы, да не могут стать полноценными и ответственными собственниками земли.

Журнал "Бюджет" Ноябрь 2009 г.
Поделиться