Версия для печати 5508 Материалы по теме
михайлов
Возможно, наиболее острая фаза финансово-экономического кризиса пройдена. Прямые «разрушения», нанесенные мировой экономике его «грозовым фронтом», купированы. Но сегодня мы сталкиваемся с реалиями жизни в новых «погодных условиях», и понадобится время, чтобы к ним приспособиться. О возможных перспективах развития финансовых рынков рассказал руководитель Департамента анализа и риск-менеджмента СГУП «Мосфинагентство» Владимир МИХАЙЛОВ.

— Владимир Геннадьевич, какие тенденции сейчас наблюдаются на международном финансовом рынке и каковы ближайшие перспективы мировой экономики?
— В 2009 году на международных рынках наблюдался активный рост стоимости практически всех классов финансовых активов. В то же время этот рост никак не соответствует скромным признакам восстановления, наблюдаемым в мировой экономике. Одна из важнейших причин взлета цен на финансовые активы — беспрецедентно мягкая денежная политика США и прочих ведущих экономик мира. Крупнейшие центральные банки не только удерживают ключевую ставку вблизи нулевых отметок, но и осуществляют прямое «вливание» ликвидности в финансовую систему (так называемый режим количественного смягчения). Значительная часть предоставленной финансовому сектору ликвидности абсорбируется финансовыми рынками, определяя ажиотажный спрос на широкий круг активов, включая акции, облигации и инструменты сырьевых рынков.
Что же касается «реальной экономики» развитых стран, то, несмотря на некоторые признаки оживления, она по-прежнему вызывает беспокойство. Рынок труда очень слаб во всех развитых странах (безработица в США и Еврозоне порядка 10 %), финансовый сектор не восстановился после прошлогодних потерь, экономика испытывает дефицит кредитных ресурсов, стагнирует потребительский сектор.

— Такова ситуация в экономически развитых странах. А как ведут себя развивающиеся рынки и насколько велико их влияние на формирование ситуации в мировой экономике?
— Не будет большим преувеличением сказать, что в посткризисный период именно страны с развивающимися рынками стали главной движущей силой мировой экономики. Известно, что в последние годы вклад этих стран в прирост мирового валового продукта превышал аналогичный показатель развитых стран. В условиях же кризиса вклад развивающихся и развитых экономик в прирост мирового ВВП просто стал разнонаправлен: около 1 % прироста экономики в развивающихся странах против более чем 3 % спада в развитых странах. Доля стран с развивающимися рынками в мировом потреблении в посткризисный период превысила отметку в 30 %, тем самым превысив долю традиционного лидера по данному показателю — экономику США.
Все это означает, что тенденции на развивающихся рынках начинают играть все более важную роль как при формировании трендов в мировой экономике, так и в вопросах ценообразования на глобальных рынках. В частности, растущий спрос со стороны азиатских стран является сегодня важнейшим «фактором поддержки» для рынка сырой нефти и определяет фундаментальные предпосылки для сохранения положительного тренда на сырьевых рынках в 2010 году.
Однако следует отметить, что реакция развивающихся рынков на кризис была весьма неоднородна. Если азиатские экономики продемонстрировали быстрое восстановление (более 4 % прироста ВВП в 2009 году), то ряд стран Латинской Америки и Центральной Европы продолжают борьбу со спадом (спад ВВП в 2009 году в среднем составил более 3 %).

— Чем же обусловлено такой сильный рост именно экономик стран Азии? И почему прочие развивающиеся рынки не смогли столь же продуктивно противостоять кризису?
— С одной стороны, экономика азиатских стран имела изначально более сильные позиции: сбалансированный бюджет, сильная банковская система, положительный торговый баланс и значительный объем накопленных резервов. Такая ситуация позволила регуляторам этих стран принять широкий и емкий пакет антикризисных мер как в сравнении с предыдущими «кризисами», так и относительно прочих регионов мира.
Структура экономик азиатских стран способствовала высокой эффективности принятых мер: сильная банковская система оказалась восприимчива к стимулирующим мерам в области денежной политики, стимулирование потребительского спроса дало быструю отдачу, поскольку существенная часть валового продукта этих стран сегодня потребляется внутри региона.

— Смогут ли страны Азии стать локомотивом мировой экономики в посткризисный период? Как, по вашему мнению, будет изменяться ситуация в мировой экономике в ближайшем будущем?
— Доля быстрорастущих азиатских экономик в мировом ВВП в настоящее время составляет более 20 %. Таким образом, влияние этих стран на глобальные рынки существенно. Однако следует заметить, что быстрое восстановление стран Азии стало следствием масштабных стимулирующих мероприятий. В настоящее время некоторые из них столкнулись с необходимостью принятия мер, направленных на охлаждение экономики. Эти меры могут оказать сдерживающее влияние на экономический рост.
Аналогичная ситуация в скором будущем может ожидать и развитые страны. Стимулирующие меры не могут продолжаться бесконечно. Так, бюджетный дефицит в США в текущем году составит около 12 % ВВП, в странах Евросоюза — около 7 % ВВП. Даже в случае если правительствам удастся реализовать запланированные меры по стабилизации бюджетов, в ближайшие годы государственный долг всех развитых экономик (за исключением Канады и Австралии) превысит 90 % ВВП, при этом платежи по обслуживанию долга в перспективе нескольких лет способны удвоиться по отношению к показателям 2007 года. В свою очередь длительное монетарное стимулирование экономики связано с инфляционными рисками и надуванием новых «пузырей» на финансовых рынках.
Сворачивание стимулирующих мер как в развитых, так и в развивающихся странах несет в себе серьезные риски для устойчивости экономического восстановления и стабильности финансового сектора.

— Какие опасности может нести для финансовых рынков выход из «режима стимулирования» экономики?
— В настоящее время обильное насыщение рынков денежной ликвидностью способствует спросу на практически любые виды финансовых активов. Финансовые рынки демонстрируют согласованный рост, доходности по многим долговым инструментам приблизились к уровням, характерным для докризисных времен.
«Нормализация» денежной и фискальной политики заставит участников рынка более разборчиво относиться к выбору инвестиционных инструментов. Пример с резким расширением спреда по облигациям Греции (страны — члена Евросоюза) в конце ноября до уровня, характерного для эмитентов со спекулятивным кредитным рейтингом, является в этом смысле очень показательным.
По всей видимости, финансовые рынки в этот период будут характеризоваться повышенной «нервозностью». На некоторых рынках может произойти существенная переоценка активов.

— А какие перспективы у российского финансового рынка?
— В силу высокой степени интеграции финансового сектора России в мировую финансовую систему и сырьевой зависимости нашей экономики ситуацию на финансовых рынках страны в значительной мере будут определять глобальные экономические тенденции. В качестве центрального сценария сейчас нами рассматривается медленное восстановление мировой экономики. В рамках этого сценария постепенное увеличение совокупного спроса в мире обеспечит положительную динамику сырьевых рынков, что в свою очередь будет способствовать умеренному укреплению рубля и росту спроса на рублевые активы со стороны инвесторов. Это означает, что позитивные тенденции на финансовых рынках могут сохраниться и в текущем году. Сценарий предполагает низкое инфляционное давление, что позволит Банку России удерживать ключевые ставки на невысоком уровне. «Риск-премии» также будут сокращаться, и более широкий круг заемщиков будет способен получить доступ к рынку облигаций и кредитному рынку.
Основной риск для развития ситуации по описанному сценарию — проблемы в отдельных сегментах мировой экономики и возможный спад на рынке сырья. Такой сценарий тоже нельзя исключать, учитывая неустойчивый пока рост мировой экономики и появление признаков надувания новых «пузырей» в отдельных сегментах международного финансового рынка. К такому развитию событий мы, безусловно, также должны быть готовы.

Журнал "Бюджет", февраль 2010 г.
Поделиться