Версия для печати 2643 Материалы по теме
Словосочетания «стокгольмский синдром» и «голландская болезнь», вошедшие сегодня в политическую моду, в некотором роде переплетаются по смыслу.
Первое – симпатия к наводящему ужас врагу, второе – наводящая ужас зависимость от симпатичного, впрочем, партнера. Первое – конек, на котором въехал в общественную жизнь Президент РФ Владимир Путин, второе – целое стадо лошадей, которых все кому не лень пытаются оседлать.
Разговоры о нефти, о «бензиновых королях» и так далее набили оскомину. И кажется, над школьными досками скоро будут красоваться слова Бертрана Рассела: «Вечность пахнет нефтью».

Несмотря на постиндустриальную фазу в прогрессе целого ряда стран, нефть и газ остаются основой топливно-энергетического комплекса в любой экономике. Хотя грубое черное золото и не вяжется с компьютерами и беспилотными бомбардировщиками, альтернативные источники энергии (тот же «мирный атом») будоражат умы разве что ученых, но не власть предержащую. По крайней мере, на большей части суши.
Темпы добычи падают
нефть
История российской зависимости от экспорта сырой нефти уходит корнями в брежневский застой. При этом необходимо признать, что темпы развития отрасли, традиционно концентрирующей в себе и человеческий, и денежный потенциал страны, уступают темпам, набранным в советский период.
Конечно, за период 1998–2004 годов добыча нефти выросла в России на 49,3%. Но, во-первых, увеличилась и доля чистого экспорта в общем объеме добычи: с 40,4% в 1998 году она возросла до 55,9% в 2004-м. Во-вторых, на фоне роста экспорта нефти происходит сокращение темпов прироста в ее добыче. Они стали более умеренными, чем в предшествующую пятилетку, составив за январь – август 2005 года не более 3%. Газа за январь – сентябрь добыто всего на 0,6% больше, чем в тот же период прошлого года. При этом «Газпром» добыл на 0,2% меньше. То есть современное положение в компании, лидирующей в добыче газа, нельзя назвать удовлетворительным с хозяйственной точки зрения.
Экспорту расти
Экспорт нефти за первые семь месяцев 2005 года вырос на 12,5%. Экспорт газа с января по сентябрь 2005 года – на 7,4%, что в 12 раз больше темпов его добычи (и здесь темпы прироста уступают показателям 2004 года!).
Экспорт сырой нефти в страны СНГ в денежном выражении вырос на треть, а в процентном снизился на 9,8%.
Отметим, что до 2003 года объемы экспорта были ниже объемов переработки, глубина которой составляет в России примерно 70%, уступая соответствующему показателю в развитых экономиках. Но после 2003 года они начали опережать переработку. Как отмечают эксперты, это связано с тем, что внешний рынок заинтересован именно в сырой русской нефти.
В Департаменте имущественных и земельных отношений, экономики природопользования МЭРТ России считают, что для роста экспорта необходимо дальнейшее развитие системы трубопроводного транспорта. Причем приоритетными в этом отношении проектами являются расширение Балтийской трубопроводной системы, создание нефтепроводной системы Восточная Сибирь – Тихий океан (направление Тайшет – Находка, с возможным ответвлением в Китай на Дацин) и Северный проект (Западная Сибирь – шельфы Баренцева моря).
По официальным данным МЭРТ России, в реальных прогнозах экспорта нефти учтено только расширение в конце 2005 года трубопроводных мощностей Балтийской трубопроводной системы до 62 млн. тонн. В этих условиях возможные объемы экспорта составят в 2005 году 260 млн. тонн. К 2007 году они возрастут до 278,5 млн. тонн. Правда, лишь в том случае, если сохранится объем экспорта нефти с использованием железнодорожного и речного транспорта, достигнутый в 2004 году, – 45 млн. тонн.
Пир во время голландской чумы
По данным Росстата, за первые семь месяцев 2005 года нефтяные компании увеличили свои финансовые результаты на 88,1% по сравнению с соответствующим периодом 2004 года. Федеральная таможенная служба сообщает, что выручка российских экспортеров в январе – августе 2005 года выросла на 69,7%. Извлекать сверхприбыли за счет мировых цен на черное золото нефтяникам не мешает даже налоговое бремя, о котором они неустанно твердят.
Основные поставки сырой нефти приходятся на дальнее зарубежье: за отчетный период они увеличились на 15,1%. Объем экспорта автобензинов вырос на 37% и в основном также пришелся на дальнее зарубежье. Те же тенденции – в отношении мазута. Не стоит говорить, что такая же структура экспорта была и в прошлом, и в позапрошлом годах.
Немалую долю в доходах компаний составляет также заработок за счет соотечественников. Причем не столько за счет автолюбителей, хотя парк автомобилей в России ежегодно увеличивается на 5–7%, сколько за счет таких потребителей ГСМ, которые являются в прямом смысле заложниками нефтяных компаний. Речь о сельскохозяйственных предприятиях, предприятиях ЖКХ и т. д.
Темп роста цен на нефтепродукты в среднем по России составил за 9 месяцев 2005 года порядка 12–15%. В августе они начали догонять потребительскую инфляцию, а в сентябре обогнали ее. По мнению специалистов, главной причиной сохраняющегося роста внутренних цен (помимо картельного сговора нефтяных компаний) является их зависимость от внешних рынков, что связано с плоской шкалой налогообложения нефтянки. Налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) зависит сегодня от соотношения цен внутреннего и мирового рынка и не привязан к горно-геологическим и экономико-географическим условиям месторождений.
Дифференцировать НДПИ
С 1 января 2002 года вступила в силу глава 26 Налогового кодекса РФ. Согласно ее нормам единый расчет налога на добычу полезных ископаемых не ставится в зависимость от их качества и условий разработки. Базовая ставка НДПИ повышалась, но это стимулировало лишь добычу «на полных парах», что не могут себе позволить ни средний бизнес, ни средне-выработанные месторождения.
До этого исчисление налога на освоение запасов нефти опиралось на Федеральный закон № 2395-1 «О недрах», который признавал существование запасов, различных по качеству. А также на приказ Министерства природных ресурсов РФ от 13 февраля 1998 г. № 41 «О временных критериях отнесения запасов нефти к категории трудноизвлекаемых» и постановление Правительства РФ от 2 февраля 1998 г. № 165 «Об утверждении методики дифференциации ставок акциза на нефть, включая стабилизированный газовый конденсат». Последний документ является единственным, описывающим методику количественного анализа и учета факторов качества запасов нефти, сообщили «Бюджету» в МЭРТ России.
Как мы видим, вопрос налогообложения, дифференцированного в зависимости от качества запасов, стоит с 1992 года, но не решается. Попытки делались на уровне регионов, и то лишь в порядке исключения. Например, закон Республики Татарстан «О нефти и газе» предусматривал возможность изменения величин налогов в зависимости от качества запасов залежей нефти и газа и экономической эффективности их разработки.
Так или иначе, о необходимости комплексных изменений главы, посвященной НДПИ, сегодня говорят и в Агентстве по энергетике Минпромэнерго, и в Федеральной антимонопольной службе, и в МЭРТ России.
Еще одной особенностью налогообложения полезных ископаемых в России является то, что учет нефти ведется в единицах массы – тоннах. В то время как при реализации нефти на внешнем рынке учет осуществляется в единицах объема – баррелях. По словам сотрудников МЭРТ России, из-за различной плотности нефти число баррелей в тонне для различных сортов неодинаково. Это приводит к значительным колебаниям удельных платежей на баррель. Так, предприятия, добывающие и реализующие более тяжелые нефти, в расчете на 1 баррель уплачивают больше налоговых платежей и несут большие транспортные расходы по сравнению с предприятиями, работающими с более легкими сортами нефти.
НДПИ должен быть дифференцирован по качеству, считают в МЭРТ. Ведь в условиях постоянного ужесточения экологических и качественных требований Европейского союза к потребляемому топливу качество нефти, добываемой из различных месторождений на территории страны, приобретает значение как для производителей, так и для потребителей нефти.
Для развития отрасли, инвестирования в нефтедобычу, нефтепереработку, а также для повышения качества розничной реализации и т. д. принцип налогообложения не должен оставаться исключительно фискальным. Рассмотрение предложений о дифференциации НДПИ по критерию «выработанность месторождений» и введении «налоговых каникул» или полного освобождения от уплаты налога на начальном этапе разработки месторождений проходит сегодня на самом высоком уровне.
По последним сообщениям прессы, Минэкономразвития и Минфин России прорабатывают также вариант установления предельной ставки НДПИ на уровне 1418 рублей за тонну (при цене на нефть свыше 40 долларов США за баррель). Этого будет достаточно для стабилизации цен на бензин. Возможно, «понижение» налога коснется только нефти, перерабатываемой внутри страны. В любом случае, он будет отвязан от истерии мировых цен. Более сильному падению ставки мешают договоренности с ВТО.
Сырьевой придаток?
По мнению многих, например руководителя Института общественного проектирования Валерия Фадеева, не нужно стесняться статуса сырьевой державы. Быстрый переход страны к высокотехнологичному хозяйству – миф. «Поэтому нужно опираться на ТЭК, на экспорт энергоресурсов, на освоение новых рынков, в первую очередь Китая, – считает Фадеев, институт которого подготовил экономическую доктрину для либерального крыла «Единой России». – Необходимо оживить нефтянку, ослабить налоговую нагрузку на отрасль».
Очевидно, это мнение стоит в оппозиции к мнению той огромной части населения, которая считает необходимым введение природной ренты.
Подготовил Иван ЧАГАТАЕВ
_____________________________________________________________________________ 
Долгая история НДПИ
О перспективе и ретроспективе дифференцированного НДПИ «Бюджету» рассказал один из авторов законопроекта, заместитель руководителя рабочей группы по совершенствованию нормативно-правового регулирования ТЭК Росэнерго Лариса Иршинская.

– Законопроект о дифференцированном НДПИ ждет своего принятия уже больше десяти лет. И, по словам министра экономического развития Германа Грефа, будет вынесен на рассмотрение в конце 2005 года. В чем причина такого промедления?
– Долгая история налога связана с одним-единственным вопросом – конфликтом экономических интересов субъектов хозяйствования. По большому счету, дифференциация налога приведет к его перераспределению между нефтяными компаниями, которые, исходя из своей логики, не хотят на это пойти.
Тем не менее, обсуждения поправок в главу об НДПИ не теряют актуальности: последняя попытка поднять соответствующий проект была сделана МЭРТ больше года назад. Тогда концепция была практически готова, но ее «зарубили» компании...
– Почему так осторожно воспринимает идею дифференциации Минфин России?
– Мы совершенно четко говорим, что видим несколько способов внедрить дифференциацию. Первый: государство берет на себя такое обязательство – ввести дифференциацию НДПИ на средства из своего кармана… Второй подход – на высшем политическом уровне «сломать» нефтяные компании, но это не рыночный метод. Поскольку ни первый, ни второй вариант пока не приняты, продолжается неэффективная практика переговоров.
Мы, конечно, за первый вариант. Это выход: государство в краткосрочном периоде теряет (и мы подсчитали, сколько оно потеряет в течение двух, максимум – трех лет), но в будущем с лихвой вернет себе потери. Не говоря о дополнительной добыче нефти, возобновлении работы на выработанных месторождениях, открытии новых и так далее. Сохраняются рабочие места, социальная стабильность старых регионов – Татарии, Башкирии и юга России.
– Какое будущее ждет НДПИ?
– Думаю, поправки будут приняты в этом году, вступят в действие с 2007-го.
– Это связано с волевыми решениями президента?
– Это связано с изменением ситуации в стране, с тем, что во властные структуры пришли новые люди: сильные, амбициозные… Климат в стране меняется в лучшую сторону. Безвременье заканчивается…
– Кто ведет проект налога?
– Концепция дифференциации предложена рабочей группой при Росэнерго. Материалы регулярно рассматриваются на заседаниях Межведомственной рабочей группы при Минфине, куда входят представители всех заинтересованных министерств и ведомств. Я буду рада, если нашу работу поддержат в правительстве, в администрации президента и так далее.
_____________________________________________________________________________ 
На местах
Борис Петрович ПАВЛОВ, первый заместитель премьер-министра Республики Татарстан:
– Стабильная добыча нефти в России сегодня обеспечивается старыми месторождениями, в том числе Республики Татарстан. Новых нефтегазовых провинций в стране просто не разрабатывают.
Но из-за роста доли сернистой нефти, газов и сероводородсодержащих пластовых вод в общей добыче Татарстана усложняется экологическая обстановка. На это влияет также разработка залежей вязкой нефти и битумов с применением большой гаммы химреагентов и тепловых методов. Важно отметить, что бездействующие скважины являются более опасным источником загрязнения окружающей среды, чем действующие.
Система изъятий сверхприбыли у нефтяных компаний приводит к снижению их доходов. Более того, увеличивается разница в доходах нефтяных компаний, разрабатывающих месторождения в различных условиях.
Доля добычи нефти независимыми нефтедобывающими компаниями в общей добыче нефти по республике постоянно растет. За 8 месяцев текущего года она составила 16,8% (за 8 месяцев 2004 года эта доля составляла 15,9%). Хотя по стране в целом наблюдается противоположная тенденция.
Практика показала: принятый в 2002 году и действующий механизм изъятия сверхдоходов имеет определенные недостатки. Дифференцированный подход к НДПИ способствовал бы повышению конкурентоспособности за счет более рационального использования природных ресурсов и расширения ресурсной базы ТЭК. У нефтяников появились бы дополнительные средства на реализацию инвестиционных программ, включающих модернизацию действующих нефтеперерабатывающих мощностей. Налоговые льготы также позволили бы вложить высвободившиеся финансовые средства в повышение качества экспортируемой нефти.
Нефтегазовый комплекс Татарстана – это:
– около 34–37% произведенной продукции в общем объеме продукции промышленности;
– одна треть поступлений в виде налоговых и неналоговых поступлений в консолидированный бюджет республики;
– решение социальных проблем (свыше трети всех инвестиций, направленных на развитие социальной сферы Республики Татарстан).
Правительством Татарстана разработан проект Программы развития ТЭК республики на период до 2020 года, в соответствии с которым ежегодная добыча нефти стабилизируется на уровне 30 млн. тонн за счет разработки месторождения природных битумов, освоение которого уже ведется силами «Татнефти».
Присутствие в уставном капитале крупнейшего в республике ОАО «Татнефть» значительной доли государства (31%), а также активное участие представителей государства в работе совета директоров компании исключает возможность возникновения любых схем, ведущих к снижению налоговых поступлений в бюджеты всех уровней. Проблема в другом – у государства нет механизма контроля за воспроизводством минерально-сырьевой базы и региональным недропользованием, что поощряет недобросовестные компании к выборочной отработке наиболее продуктивных участков и активных запасов.

Поделиться