Версия для печати 1219 Материалы по теме
Господдержка киноискусства требует отдачи от рубля и от творца
кадр
О таком количестве бюджетных средств, которое государство выделяет кинематографу в 2010-2012 годах, пять лет назад можно было только мечтать. Но при нынешнем - декларируемом - подходе к их расходованию доля российского кино в кинотеатральном прокате - по объему и доходам - в эти же годы, похоже, может упасть более чем в два раза.

Бессмысленно политизированный конфликт внутри российского Союза кинематографистов уже на начальном этапе процесса лишил возможности проводить давно ожидаемую реформу киноотрасли с жесткой управленческой последовательностью. К тому же идеологи реформ учли не все аспекты современного бытования киноискусства в России.

И прежде всего проблемы кинопроката. В документах о нем можно найти лишь одно упоминание: "развитие инфраструктуры киносети в населенных пунктах Российской Федерации численностью до 500 тыс.". Но ведь хорошо известно, что экономическая ситуация в городах с населением от 500 до 200 тысяч жителей, как правило, качественно отличается от населенных пунктов с меньшим числом обитателей. И давным-давно разработаны рыночные механизмы развития услуг в подобных городах. Познакомьтесь со стратегией торговых сетей или рекламных агентств в отношении городов с населением более 200 тысяч человек, и лукавство цифры 500 тысяч станет очевидным. Но это, что называется, частное замечание. А есть общая проблема.

В 2000 году в России было 84 зала, оснащенных современным кинотехнологическим оборудованием. В 2004-м их было более 800. На 1 ноября 2009 года эта цифра выросла до 2005 плюс 201 кинозал с цифровым оборудованием. Все это произошло без копейки государственных средств: увеличивая финансирование кинопроизводства, правительство в 2000-2009 годах считало нецелесообразным заниматься кинопрокатом. Поэтому не было введено квотирование зарубежного кино - доходы, которые оно приносило прокатчикам, позволяло расширять сеть кинотеатров нового поколения. Напомню, что в 2000 году доля российского кино в этих кинозалах составляла менее 3% и приносила одни убытки. Те двадцать с небольшим игровых фильмов, которые выпускал отечественный кинематограф, шли, как правило, на премьерных показах и жили только призрачной фестивальной жизнью. Увеличение сети кинозалов за минувшие десять лет, казалось бы, должно впечатлять. Действительно, 84 или 2206! Но на самом деле их крайне мало для того, чтобы отечественная киноиндустрия могла развиваться сколько-нибудь нормально. Во Франции общее число кинозалов приближается к 6 тысячам, а в США перевалило за 39 тысяч. (Понятно, что во Франции количество населения примерно вдвое меньше российского, а в США - вдвое больше.) При таком количестве кинозалов, как в нашей стране, в прокате (и то если он будет правильно организован) экономически оправдать себя может картина с бюджетом до 100 миллионов рублей.

Если производственные расходы выше этой цифры (а надо добавить еще две трети от объема производственных затрат на рекламу и продвижение), начинаются серьезные риски. Даже в "тучные нефтяные" годы, когда производственные бюджеты зашкаливали выше всех разумных пределов, наибольший экономический эффект продюсерам приносили такие фильмы, как "Питер-FM", где зрительская любовь не определялась объемом финансовых вложений.

Именно дефицит кинозалов потребует от производителей жесткого экономического расчета. Он не наблюдался в последние годы, когда "блокбастером" в России стали называть не тот фильм, который приносил сверхприбыль, а тот, на который потратили сверхразумные деньги.

О том, что министерство культуры должно стать чисто управленческим (и, если угодно, политическим и даже идеологическим) штабом отрасли, который передаст операционные средства учреждениям "третьего сектора" экономики, мы с моими коллегами говорили еще в 2002 году. Создавая условия для кинопроизводства и кинопроката (напомню, что с 2000-го по 2008-й общий объем кинопроизводства вырос на порядок, а доля российского кино в прокате по объему и доходам выросла до 26%), мы тем не менее понимали, что необходима существенная реформа отрасли в целом, когда чиновники будут удалены от кинопроцесса на расстояние "вытянутой руки". Учреждение специализированного фонда, который сможет оперировать как некоммерческая организация, выдавая не только гранты, но и возвратные субсидии, безусловно, позитивный шаг. Но, уверен, надо было проявить последовательность и передать этому фонду все средства на кинематографию (за исключением тех, что расходуются на кинообразование и фильмофонды) и всю ответственность за нее. Принципиально неверно при государственной поддержке разделять киноискусство на фильмы, "соответствующие стратегическим задачам государства", и все остальные. А разве детские, анимационные, дебютные, неигровые фильмы не должны соответствовать "стратегическим задачам" общества или государства. (И кто знает, что это за "стратегические задачи"?)

Согласен, государство может поддержать крупных национальных кинопроизводителей. Но важно понять, что "лидеры" (так их именуют в документах) стали лидерами отечественного производства, создавая индустриальное искусство, борясь за объемы продаж, руководствуясь групповым эгоизмом. Именно поэтому они не могут формировать правила игры. "Лидеры", естественно, рассчитывают на такие кинопроекты, которые фонд будет оплачивать полным рублем. Если учесть, что бюджет среднезатратного фильма продюсеры не хотят оценивать ниже 200 миллионов рублей, то сегодня у фонда хватит средств, чтобы запустить не более пятнадцати картин в год, что в результате повлечет за собой резкое снижение доли отечественного кино в прокате. Именно поэтому необходимо продолжить политику лишь частичного софинансирования кинопроизводства и увеличивать долю государственных субсидий в сегменте индустриального производства в зависимости от роста числа кинозалов.

Сегодня не имеет смысла говорить о количестве и качестве кинопатриотизма на рубль вложений и его влиянии на зрительскую аудиторию. Понятно, что из пятнадцати картин в лучшем случае три (я - оптимист!) будут успешными. Но кто сказал, что российская публика будет рваться именно на фильмы "лидеров" и не станет ходить на то кино, которое будет снято на русском языке, но при участии крупных американских кинокомпаний (они сегодня вкладывают в российский сегмент производства немногим меньше, чем будет тратить фонд). Сегодня более или менее понятно, кто будет отвечать за кинопатриотизм, но непонятно, кто будет отвечать за киноискусство и сохранение реальной конкуренции в творчестве.

И последнее. В лучшем случае фонд начнет работу лишь к лету 2010 года (это оптимистический прогноз), а это значит, что первые запуски состоятся в начале 2011-го, то есть готовая продукция выйдет в лучшем случае к лету 2012-го. Именно в это время и обнаружат себя и первые успехи, и первые поражения. Широкая публика узнает об этом лишь в сезоне 2012-2013 годов. И поражений неизбежно будет больше побед. Но в отличие от Ванкувера вряд ли потребуется чья-то отставка, надо примириться с тем, что это - цена реформы.

Источник: "Российская газета"
Поделиться