Версия для печати 1497 Материалы по теме
Самые значимые для государства предприятия должны иметь привилегии
подмосковье
Подмосковье - один из наиболее развитых промышленных регионов страны. Научный потенциал области - 20 процентов общероссийского. Доля промышленности в структуре оборота организаций всех видов экономической деятельности - около 30 процентов.

Десять тысяч предприятий разных форм собственности, масштаба и направленности: авиационно-космическая промышленность, машиностроение, электроника, приборостроение... Не случайно область стала площадкой для "обкатки" крупных национальных проектов. В соответствии с указом президента России в городском округе Жуковский создается национальный центр авиастроения; в Люберецком и Щелковском районах строится вертолетно-технический комплекс, в наукограде Пущино - биофармацевтический производственный комплекс "Биоран", продукция которого должна успешно конкурировать с той, что выпускается ведущими мировыми производителями и разработчиками.

Удалось ли промышленности Подмосковья выдержать удар кризиса? Можно ли вернуть прежнюю динамику роста? На эти и другие вопросы корреспондента "РГ" ответил министр промышленности правительства области Владимир Козырев.

Российская газета: Владимир Иванович, с чем вошли в 2010 год?

Владимир Козырев: С полным отсутствием задолженности по заработной плате. 165 миллионов рублей долгов, с которыми мы "выходили" на март 2009 года, выплачены.

РГ: По каким отраслям промышленности кризис ударил сильнее всего?

Козырев: По металлургической, химической, по производству машин и оборудования... Практически по всему сектору реальной экономики.

И тем не менее объем промышленного производства по полному кругу в 2009 году составил 95,9 процента к уровню 2008 года. На территории области было произведено и реализовано собственного продукта больше чем на триллион 145 миллиардов рублей. То есть мы потеряли всего 4 процента, а по стране эта цифра была 10,8. То есть по сравнению с другими субъектами Федерации Подмосковье пережило несколько легче тяжелое время.

РГ: Чем это объясняется?

Козырев: Во-первых, область вовремя поддержали государственные ресурсы. Помощь была оказана крупному бизнесу. Предприятиям ВПК. Иным промышленным отраслям. Без этого были бы потери. Колоссальные потери. А во-вторых, на восстановление экономики в самый острый период кризиса были брошены все силы региона, муниципальных организаций, каждого отдельного человека. Уже при самых первых признаках кризиса при губернаторе Московской области Борисе Громове был создан штаб по координации всех видов антикризисной деятельности.

РГ: Это правда, что в Подмосковье реализуются 20 программ, по которым ваше министерство действует совместно с муниципальными образованиями?

Козырев: Таких программ создано не 20, а 41. Двадцать две уже реализованы. Остальные в процессе. Их создание инициировала еще в докризисные времена сама жизнь. Каждая готовилась и готовится специалистами нашего министерства. А также администрацией и директорским корпусом предприятий того или иного муниципального образования. Как правило, муниципальные образования не имеют способов саморазвития. Нет бюджета - значит, дотационность. А дотационность - вещь капризная. Ситуация трудная. Однажды кто-то из глав обратился ко мне с просьбой помочь разработать рецепт оживления местной экономики. А чуть позже один из местных чиновников-энтузиастов так и сказал: Владимир Иванович, может быть, ты пришлешь к нам свою башковитую команду? Пусть бы с нами вместе подумали над проблемой? Нельзя же всю жизнь сидеть на дотациях. С тех пор все и пошло. И вскоре приобрело широкий размах.

Члены министерской команды самым тщательным образом проводят макрообследование каждого из предприятий, расположенных в муниципальном образовании, а это иногда 20-25 организаций. Предлагают пути и способы изменения в структуре производства, определяют меры, с помощью которых проблемы можно разрешить. Утвердили и - вперед! Впервые эти программы стартовали в некогда дотационных Дубне и Дмитрове. И там о дотациях вскоре забыли. А потом о них забыли и в других муниципалитетах, где программы уже реализовались.

РГ: Ваше министерство контролирует этот процесс?

Козырев: Мы сопровождаем их реализацию, то есть постоянно помогаем. Узелков возникает ведь немало. Мы без промедления стараемся их развязать вместе с производственниками и администрацией муниципального образования. Сейчас продолжаем разработку этих программ. Расширяем географию. Директорский корпус в муниципальных образованиях единодушно оценил идею и повсеместно стремится к ее внедрению.

РГ: Руководством страны взят курс на инновационное преобразование России. На масштабную модернизацию. Но, похоже, многие понимают это как механическое обновление производственной базы. Мало говорится и о том, как модернизация скажется или уже сказывается на управленческих функциях. Это проблема?

Козырев: Да. Сущность подлинных модернизационных процессов требует просветительских усилий - это очевидно. Человек, занятый в реальном секторе экономики, на производстве, должен отчетливо представлять себе требования времени, конкретные особенности нововведений. Знать их преимущества и, между прочим, осознавать требования к собственной квалификации. Управленческая модернизация, как и модернизация производственная, инновационная, - это единый, синхронизированный процесс. Приведу пример. В подмосковном наукограде Черноголовка работает экспериментальный приборостроительный завод. Его директор - член-корреспондент РАН Владимир Бородин. Все службы и подразделения завода компьютеризированы. Управленческие решения директора без задержки запускаются в систему предприятия и, "подхваченные" высококвалифицированными программистами, реализуются. При этом число программистов минимальное. Весь процесс - от входа "в завод" необходимых компонентов будущего изделия до его выхода в виде готовой продукции выполняется, в сущности, без участия человека. Учет, степень качества, синхронизация процессов, запас или недостаток той или иной заготовки контролируются электроникой.

РГ: Наглядно. Но возвращает к трудному вопросу - сокращению рабочего персонала. Какова, кстати, сейчас безработица в Подмосковье?

Козырев: 1,54 процента.

РГ: Что, по-вашему, может снизить уровень безработицы?

Козырев: Развитие среднего и малого бизнеса. Надо создавать для него максимум возможностей. Привилегий. Ведь модернизация, инновационные процессы будут с каждым годом нарастать. Каждый сокращенный трудоспособный должен найти свое место. Это, надо сказать, лишь одна сторона проблемы. Вторая, противоположная ей, - как удержать на крупных, важнейших для экономики региона, страны квалифицированных работников? Как закрепить специалиста? Чем его заинтересовать? Карьерным ростом - раз. Заработной платой - два. И то и другое в области решаемо. Но есть третье условие "привязки" к рабочему месту. Это - жилье. Вот его-то на системной основе ни один директор даже крупнейшего предприятия решить не может. Единичные случаи не в счет.

РГ: Мешает отсутствие денег?

Козырев: Не всегда. А вот закон- всегда. Чтобы строить жилье, нужна земля. Чтобы ее заполучить, предприятие должно выходить на тендер. А кто готов сразиться с предприятием, выпускающим, предположим, локомотивы? Строительный бизнес! Он готов всегда. Он знает, как одолеть любого противника. Случая, чтобы строители проиграли земельный тендер непрофильному конкуренту, я лично не знаю. Так что этот путь заказан.

РГ: Но ведь не законом. Реальной практикой.

Козырев: Это не меняет дела. Закон не предусматривает преференций даже для самых значимых для государства предприятий. А должен. При этом интересы предприятий должны быть прописаны определенно и обязывающе: такой-то бизнес имеет право на получение земельных наделов. Получил надел - строй жилье для своих работников. Ведь покупать "золотые" квадратные метры по спекулятивным ценам возможности у завода нет. И это уже не в связи с реальной практикой, а строго по закону. Улучшить жилищные условия за счет отчисления средств с прибыли, не вкладывая в производство, закон запрещает. Круг замыкается. Разомкните его - ипотека получит взрывное развитие. Квартиры специалистам обойдутся на порядок дешевле и в то же время "привяжут" их к производству на 10-15 лет.

Не меньшую проблему составляет и неопределенный статус наукоградов, которых в Подмосковье больше, чем во всех остальных субъектах РФ, вместе взятых, - девять.

РГ: Что это за проблема?

Козырев: Закон о наукоградах менялся неоднократно. Но что в итоге? Абсолютно неадаптированное отношение к другому закону - Закону об общих принципах организации местного самоуправления. Два закона существуют параллельно, не накладываясь друг на друга. Объясню. Наукоград - это муниципальное образование со статусом городского округа, имеющее высокий научно-технический потенциал, с градообразующим научно-производственным комплексом. При этом присвоение статуса наукограда сопровождается утверждением первыми лицами государства приоритетных для муниципалитета направлений научной, научно-технической, инновационной деятельности.

Однако эти приоритеты не подпадают под состав вопросов местного значения, определенных Федеральным законом об общих прин-ципах организации местного самоуправления. Это - проблема! Фактически круг полномочий органов местного самоуправления наукоградов должен сопрягаться с региональными и федеральными полномочиями. На сегодня это законодательно не урегулировано.

Губернатор Борис Громов уже ставил этот вопрос перед федеральными властями - это их компетенция. Надеемся, что решение будет найдено. Со своей стороны по поручению губернатора мы отработали мотивированные изменения и дополнения в закон о наукоградах и направили их в федеральные ведомства. Неполноценный, неполноправный наукоград далее нетерпим. Ведь точки роста инноваций - это как раз наукограды. Эффективность наукоградов должна быть повышена кратно. И этому должен помочь совершенный, а не рыхлый закон. А наша задача - соединить научно-техническую политику с промышленной. Это и будет реальная модернизация и инновационное преобразование региона и страны.

Источник: "Российская газета"
Поделиться