Версия для печати 5716 Материалы по теме
Эффективность, скорость государственной машины заботят как бизнес, так и общество. Но КПД государства сегодня напрямую зависит от новых методов управления, которые в свою очередь определяются использованием IT-ресурса – информационных технологий.
Для России, только приступившей к созиданию информационного общества, эта тема особенно близка, потому что меняются характер и принципы работы государства, процедуры которого в результате административной реформы должны стать открытыми для граждан.
Какие преимущества мы получаем от внедрения передовых управленческих решений? Об этом рассказывает Руди РИХТЕР, директор государственного сектора SAP AG по Центральной и Восточной Европе.

– Какие задачи прежде всего преследует автоматизация госорганов?
– С одной стороны – прозрачным для граждан становится процесс управления государством, а с другой – оптимизируются, интегрируются и централизуются его функции. В частности, во многих европейских странах IT-стратегия властных структур направлена на создание единого информационного центра, где можно найти ответы на любые вопросы.
Например, что делать, чтобы получить медицинскую помощь, зарегистрировать автомобиль, получить свидетельство о рождении ребенка или паспорт, поменять работу и так далее. Гражданам не нужно идти в министерства и ведомства, они обращаются в информационные центры. Кроме того, для этих целей существует единый бесплатный национальный телефонный номер, куда можно позвонить по любому вопросу. Информация по этому номеру доступна круглосуточно.
Таким образом, такая концепция избавляет людей от очередей и бюрократических препон. Идея электронного правительства в том, что не люди ждут информацию, а информация ждет их.
– Достаточны ли расходы государства на автоматизацию и информатизацию? И насколько эффективно, по вашему мнению, они тратятся?
– Денег, как вы понимаете, всегда не хватает. Важно сохранять баланс между двумя задачами: расходами на интеграцию процессов и обеспечением интересов и запросов граждан. Для того чтобы сделать это в рамках электронного правительства, нужно объединить в единое информационное пространство все министерства, ведомства и другие госучреждения. На это необходимы значительные средства.
Зачастую данные расходы незаметны для простых граждан и даже вызывают у них раздражение, если не приносят осязаемых выгод. Поэтому очень важно создать оптимальное сочетание расходов на техническое обеспечение информационной системы и на прямые выгоды для граждан.
– Отличается ли автоматизация органов власти от автоматизации коммерческих организаций? Если да, то в чем эти отличия?
– Разница, безусловно, существует. Но при этом правительства многих европейских стран считают, что государством нужно управлять как бизнес-структурой, используя для этого материальные показатели эффективности своей работы. Вопрос в другом – насколько это целесообразно и обоснованно, ведь главная задача любого правительства – обслуживать интересы своего народа, отвечать его потребностям. А это не всегда поддается количественной оценке. Цель же коммерческих организаций – получение прибыли.
Единого мнения по этому вопросу пока нет. Но в любом случае опыт автоматизации и использования передовых управленческих решений в коммерческом секторе очень важен, поскольку позволяет избежать многих ошибок. Ведь исторически процесс автоматизации начался именно с бизнеса. В последние два года госсектор стал активно внедрять IT-решения. И сейчас мы просто переживаем бум. Органы власти наверстывают упущенное. Любой опыт полезен.
– Какие уровни власти в первую очередь нуждаются в автоматизации: федеральные, региональные или местные?
– Это вопрос приоритетов. Как правило, процесс автоматизации идет сверху вниз: федеральные власти обслуживают государство в целом, а муниципальные – они ближе к населению – в частном. Чтобы управлять государством, нужно прежде всего эффективно контролировать финансовые потоки, гарантировать гражданам безопасность, социальное обеспечение, содержать армию, полицию.
Хотя автоматизация органов власти может проходить и наоборот, снизу вверх. Местные органы власти более свободны в принятии тех или иных решений. Однако все зависит от конкретного случая. Есть немало примеров, когда федеральные госучреждения оснащены по последнему слову техники. К их числу относятся министерства финансов, обороны и внутренних дел. Однако существуют и другие примеры, когда передовые технологии используют небольшие муниципальные организации.
– Какие IT-решения в первую очередь необходимо внедрять в органах власти?
– Здесь многое зависит от целей властных структур. Для федеральных властей наиболее важны финансовые потоки и безопасность. Для мэрий городов нужны решения по автоматизации процессов, которые помогают улучшить благосостояние граждан.
– Вы говорите, что госсектор переживает бум внедрения IT-технологий. Насколько высока конкуренция на рынке IT-решений для государственных органов? Кто основные игроки на нем?
– На мой взгляд, рынок IT-решений – один из самых конкурентных. Выбор поставщика решений происходит в ходе открытых тендеров, этого требует законодательство. В то время как в частном секторе открытые конкурсы могут не проводиться. Заказчик сам выбирает поставщика решений: SAP, Oracle, Microsoft или местные компании.
– Расскажите о вашем опыте работы с органами государственной власти. С какими проблемами вы сталкиваетесь?
– Как я уже сказал, эта работа отличается от работы с коммерческими организациями. Связано это, в первую очередь, с проведением тендеров. В госсекторе процесс выбора поставщика достаточно простой и понятный. Проект, если он принимается, должен пройти этап утверждения со стороны финансовых органов, который может быть очень длительным. И в этом заключается основная проблема.
– В каких случаях для решения задач автоматизации принято прибегать к услугам IT-компаний (аутсорсингу), а в каких органы власти предпочитают справляться силами собственных IT-департаментов?
– Аутсорсинг – актуальная тема скорее для бизнеса, чем для госсектора. В настоящее время государственные структуры, как правило, ведут работы по автоматизации собственными силами, не прибегая к услугам третьих сил. Причины очевидны – защита конфиденциальной информации и данных. У них есть опасения, что она может попасть в чужие руки.
Примеры аутсорсинга существуют, когда речь заходит об автоматизации министерств финансов. Есть случаи, когда IT-подразделения выводятся в отдельные структуры. Они конкурируют с другими игроками на рынке – системными интеграторами.
– Выделяете ли вы государственные учреждения среди других категорий своих клиентов? Насколько это направление можно назвать для вас приоритетным и перспективным?
– Да, в структуре SAP существует специальное подразделение по работе с госсектором. Это говорит о том, что мы уделяем большое внимание данному направлению. Кроме того, у нас есть продукты, разработанные специально для решения задач государственных учреждений. Компания SAP давно и успешно работает с госучреждениями, министерствами и ведомствами России и стран СНГ. Среди наиболее известных проектов – автоматизация казначейства Министерства финансов Республики Азербайджан и казначейства города Москвы.

Справка «Бюджета»
Руди Рихтер (Rudi Richter)
Родился 11 января 1971 года в Вене (Австрия).
До прихода в SAP в 2002–2005 гг. занимал должность директора государственного сектора компании Hewlett-Packard (HР) на территории стран EMEA. В круг его обязанностей входили продажи, маркетинг, развитие партнерской сети, внедрение и локализация продуктов.
В компании SAP – c июня 2005 г. Отвечает за стратегию, маркетинг и продвижение продуктов SAP на рынке. Директор государственного сектора SAP AG по региону Центральная и Восточная Европа, включая Россию, страны СНГ и Балтии.
Г-н Рихтер участвовал в реализации крупных проектов в Казахстане, России и Азербайджане. Имеет степень магистра экономики и информатики университета города Вены (University of Vienna).

Поделиться