Версия для печати 2552 Материалы по теме
Представитель Госдумы заявил, что президентские законопроекты принимаются автоматически
суд
Неожиданный политический контекст приобрело вчерашнее заседание Конституционного суда (КС). Хотя рассматривался на нем сугубо юридический вопрос: в КС обратились сами судьи (что, конечно, само по себе явление довольно редкое), которые потребовали признать противоречащей Конституции норму федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О противодействии коррупции».

Эта норма исключила из их стажа годы работы в органах прокуратуры и адвокатуры. Следовательно, многие отставные судьи лишились значительных процентных надбавок при выплатах ежемесячного пожизненного содержания. Служители Фемиды - как судов общей юрисдикции, так и их коллеги из арбитражных судов - заявили, что этот закон внес сумятицу во все судейское сообщество, являет собой «вопиющую несправедливость» и угрожает независимости судей как основополагающему принципу их работы.

Обсуждение этого вопроса обернулось неожиданным заявлением представителя российского парламента в КС Александра Харитонова. По его словам, у законопроектов, исходящих от президента страны, «особый статус» и «особый регламент». И даже если в результате принятия таких законов потом на практике возникают правовые коллизии, как в данном случае, законы все равно принимают. По словам г-на Харитонова -- на основе «административных эмоций». В итоге из его слов получается, что законодатели не виноваты в огрехах законодательной деятельности, а разъяснять и объяснять смысл того, что они не глядя «одобрямс и поддержамс», должен Конституционный суд. Соответственно, возникает вопрос, для чего тогда вообще нужен парламент и какие еще законопроекты он принимает автоматически.

Впрочем, "отдуваться" за государственные органы власти по предъявленным вчера в КС претензиям по нарушению пенсионных прав судей представителю Госдумы г-ну Харитонову пришлось одному - представители президента, правительства и Совета Федерации не пришли. Не было, правда, и никого из заявителей, пожаловавшихся в КС, -- судьи Усть-Лабинского райсуда Краснодарского края Алексея Анохина, судьи в отставке из Петрозаводска Петра Зелинского, судей Железнодорожного райсуда Новосибирска Татьяны Тарабариной и Ольги Пуляевой, а также судьи Кировского райсуда Ростова-на-Дону Ольги Миценко. Зато в Санкт-Петербург приехали представители всех заинтересованных сторон, то есть судейского сообщества - от Верховного суда, от Судебного департамента при нем, Высшего арбитражного суда и Совета судей.

Суть заявленных вчера в КС претензий сводилась к следующему. Все судьи, согласно закону об их статусе, имеют право уходить в отставку либо по выслуге лет, либо в связи с достижением пенсионного возраста. В первом случае в качестве пожизненного ежемесячного содержания выплачивалось до 80% от зарплаты или 50% надбавки к зарплате, если судья продолжал трудиться, но при условии, что он 20 лет проработал в должности судьи. При этом закон "О дополнительных гарантиях социальной защиты судей» устанавливал, что «в стаж работы в качестве судьи, дающего право на отставку и получение всех видов выплат и льгот, включается время работы в судах и органах юстиции на должностях, для замещения которых необходимо высшее юридическое образование, а также в качестве прокурора, следователя, адвоката, если стаж работы в должности судьи составляет не менее 5 лет».

Однако 10 января прошлого года вступил в силу федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием Федерального закона «О противодействии коррупции», по которому работа в качестве следователя, прокурора или адвоката из судейского стажа исключалась. В результате многие судьи остались без того довольствия, на которое рассчитывали и которое получили их коллеги, вышедшие в отставку до появления новых поправок. Так судья Анохин из Усть-Лабинского райсуда получил отказ в надбавке, так как судьей был только 10 лет, а до этого 10 лет проработал прокурором. Не засчитали службу в прокуратуре и судье из Петрозаводска г-ну Зелинскому, мировому судье из Ростова-наДону г-же Медведевой, бывшему военному следователю и прокурору судье Морозу из Новосибирска. Ростовские и Новосибирские райсуды, которые рассматривали иски своих коллег-судей, приостановили разбирательства и обратились в КС, так как посчитали, что новое пенсионное регулирование нарушает конституционные права граждан в мантиях - «допускает снижение уровня действующего статуса судей и их независимости».

«Давно не было такого вопроса в судейском сообществе, который бы так больно отразился на судьях, уходящих в отставку, -- сказал вчера в КС судья Верховного суда Борис Горохов. - Это вопиющая несправедливость. Кроме того, это противоречит государственной политике, направленной на усиление гарантий независимости судей. Я могу по пальцам пересчитать тех, кто стал судьей со студенческой скамьи, большинство пришло в систему из органов прокуратуры и адвокатуры, это наиболее квалифицированные кадры. А теперь получается, что выплаты по стажу сначала дали, а потом отняли. Это безобразие!».

Представитель Госдумы в КС Александр Харитонов в своем выступлении заявил, что никаких нарушений прав оспариваемый закон судьям не причиняет. Он отметил, что законодатели могут вносить коррективы в регулирование тех или иных выплат. То есть никто не лишает судей права на получение льгот по стажу, но само понятие стажа может меняться. Г-н Харитонов дал понять, что в данном случае закон не имеет обратной силы, то есть не может распространяться на тех судей, кто приступил к выполнению своих обязанностей до его принятия и вступления в силу.

Однако прямо отрицать наличие коллизии он не стал: «В портфеле, в недрах Госдумы есть законопроект, принятый во втором чтении еще в мае прошлого года. В третьем чтении он не принимался, поскольку находится на широком согласовании в правительстве ввиду его затратности. Но если его примут, то, возможно, он снимет все проблемы, которые мы сегодня обсуждаем», -- сказал г-н Харитонов. При этом он имел в виду проект о внесении изменений в законы «Об органах судейского сообщества» и «О статусе судей», зарегистрированный под номером 94401-5. Но в нем ни о каких пенсионных выплатах речи нет.

Представитель Высшего арбитражного суда Наталия Андреева заметила, что затратность -- понятие относительное. По ее словам, судьи арбитражных судов при уходе в отставку теперь пользуются более широким толкованием понятия стажа, о котором говорится в законе «О статусе судей» и который подразумевает любой опыт работы с высшим юридическим образованием по юридической специальности. «У нас сейчас более 500 заявлений судей о выплате им 80-процентного ежемесячного содержания или 50-процентной надбавки именно на этом основании, -- сказала она. -- И это более затратно, чем тот проект, о котором говорил г-н Харитонов». «Ни один закон не вносил в судейское сообщество столько сумятицы, сколько этот», -- сказал в свою очередь представитель совета судей Михаил Аверин.

Судьи КС задали г-ну Харитонову ряд вопросов. Все они касались того, чем руководствовались законодатели, когда решили исключить время работы в прокуратуре или адвокатуре из судейского стажа, связано ли это как-то с мерами по борьбе с коррупцией и почему теперь «законодатель усомнился в своей мудрости». Судья Гадис Гаджиев, в частности поинтересовался, почему парламентарии говорят о затратности и одновременно увеличивают бюджетные расходы на выплаты пенсий судьям.

Представитель Госдумы в ответ на это заявил, что какие-то нормы при принятии законов, в том числе и оспариваемая теперь судейским сообществом, «были внесены в силу административных эмоций». Но, по словам г-на Харитонова, это был законопроект президента, а он имеет «особый статус и особый регламент». «Закон внесен президентом, это документ другого уровня, и здесь нужно советоваться с административной властью», -- сказал он.

Уже после заседания представитель совета судей г-н Аверин дал некоторые пояснения журналистам о сути проблемы, порожденной этим законом с «особым статусом». «Не могу сказать за всю Одессу, за весь бюджет. Но мой знакомый судья из горсуда Петербурга сказал, что он 30 лет проработал в органах юстиции, из них восемь лет прокурором, а остальные -- судьей. Из-за принятых поправок в определении стажа он, по его собственным подсчетам, потерял 500 тыс. руб. пожизненного содержания. Но у многих вышедших в отставку судей был период, когда они по нескольку месяцев вообще ничего не получали и вынуждены были даже влезать в долги, так как из-за принятия закона долгое время царила неразбериха с выплатами, -- сказал г-н Аверин. -- Закон призван стабилизировать общественные отношения, а не вносить в них сумятицу. Материальное содержание судей -- это гарантия их независимости. И если этот закон так и не будет изменен, то будет нарушена ст. 19 Конституции, провозглашающая равенство всех перед законом и судом. Ведь получилось, что есть судьи, которые при выходе в отставку успели получить все выплаты по прежнему понятию стажа, а другие судьи, кто начинал работать вместе с ними, этого оказались лишены. Закон один, а положение у судей разное».

Источник: "Время Новостей"
Поделиться