Версия для печати 2070 Материалы по теме
нетеребский
Москва — неизменно главный пункт назначения для основной массы трудовых мигрантов, прибывающих
в Россию. Поэтому здесь к этой теме приковано особое внимание и отношение к «либеральным» инициативам
в данной сфере заведомо неоднозначное. Мы побеседовали с Олегом НЕТЕРЕБСКИМ, руководителем Департамента труда и занятости населения города Москвы.

— В настоящее время в Государственной думе рассматривается законопроект, предлагающий заметные новации в области регулирования трудовой миграции. Известно, что руководство Москвы относится к ним довольно негативно…
— Его называют законопроектом «о введении патентов» или «об упрощении порядка въезда высококлассных специалистов». Такая фразеология может ввести в заблуждение, подразумевается, что за этими словами стоит нечто положительное. Но я привык в первую очередь внимательно читать текст закона. Данный законопроект появился еще в августе прошлого года. Уже тогда мы высказывали Федеральной миграционной службе свои замечания по нему. Выступая на заседании Правительственной комиссии, я подробно рассказывал о его недостатках. Более того, у нас были подготовлены свои законодательные предложения, поскольку существующий сегодня механизм привлечения мигрантов действительно вызывает много вопросов. Увы, все наши доводы остались неуслышанными.

— В чем именно заключаются претензии к законопроекту?
— Он предлагает три новации. Первая: если иностранный работник продлевает трудовые отношения со своим работодателем, то миграционная служба автоматически, вне квот, продлевает его разрешение на работу еще на один год. И так до бесконечности. У нас на отдельных предприятиях из года в год работает до 70, а иногда до 90 процентов иностранных граждан. Получается, что те работники, которым будут продлевать разрешение на работу, выпадут из системы квотирования. А ведь ее суть — ограничение доли присутствия иностранной рабочей силы на определенной территории, например Москвы.
Вторая новация. Так называемой высококлассной рабочей силе из стран СНГ разрешение на работу тоже должно выдаваться вне квот. Возникает вопрос: а что это за высококлассная рабочая сила? Объяснения ФМС по сути сводятся к тому, что если работник устраивает работодателя, значит он высококлассный. При этом сейчас в структуре привлеченных иностранных рабочих 95 процентов приходится на низкоквалифицированных работников.
Мы никогда не препятствуем привлечению квалифицированной рабочей силы из-за рубежа, если этого действительно требует экономика или если в этом есть объективная потребность. Проблемы с выделением квоты для таких специалистов попросту нет. Теперь посмотрите, что сказано в законопроекте. Для подтверждения своей квалификации работник должен предъявить диплом страны исхода, то есть корочку, которую можно купить на каждой станции метро. Этим не воспользуется только ленивый. Работодатели обязательно пойдут через эту лазейку, и все трудовые мигранты в один миг станут «высококлассными».

— Теперь о том, что касается так называемых патентов. Москва принципиально против?
— Иностранный работник, купив патент, получает, как записано в законопроекте, документ, подтверждающий его законное право находиться на территории РФ и заниматься трудовой деятельностью. Опять-таки, вне квот. В итоге получается, что этот законопроект направлен на легализацию всех иностранных граждан на территории России с точки зрения занятия трудовой деятельностью. Поэтому мы и возражаем. Мы не против патентов и не против привлечения высококлассной рабочей силы, так же как не против того, чтобы при продлении трудовых отношений выдавались новые разрешения на работу. Но все это должно быть в рамках квотной кампании. Квота определяется не Нетеребским или Лужковым, а межведомственной комиссией, состоящей из 40 специалистов, представителей различных отраслей, которые анализируют обоснованность привлечения иностранных работников в ту или иную сферу, на то или иное предприятие.
У субъекта РФ сегодня есть один рычаг, с помощью которого он может влиять на ситуацию. Регион выдает заключения о целесообразности привлечения иностранной рабочей силы. Сейчас обязательным условием выдачи положительного заключения является участие в квотной кампании, представление вакансии в банк данных и т. д. Но если в квотной кампании участвовать станет необязательно, работодатели массово начнут предъявлять нам вакансии с минимальными предложениями по зарплате и максимальными требованиями по квалификации. Например, зарплата 5 тысяч рублей, но при этом требуется знание двух языков. Понятно, что мы не сможем подобрать нашего специалиста, и это станет формальным основанием для выдачи соответствующего заключения. С ним работодатель пойдет в управление ФМС и получит необходимые разрешения.

— Как же тогда грамотно либерализовать наше миграционное законодательство?
— Действующее в России законодательство по привлечению иностранной рабочей силы и так одно из самых либеральных в мире. В любой развитой стране порядок привлечения очень жесток. В тех же США ограничение по привлечению трудовых ресурсов составляет 150-200 тысяч человек в год. Для сравнения, в Москве в 2009 году этот порог составил 392 тысячи, в 2010 году — 250 тысяч. А в 2008 году в городе было выдано (с учетом переходящих разрешений) 643 тысячи разрешений на работу. То есть каждый десятый официально работающий в Москве был иностранцем!
Превращать город в проходной двор нецелесообразно. Это влияет на все, особенно на возможность трудоустройства российских граждан, поскольку естественное стремление работодателя — привлекать дешевую рабочую силу. Иностранные работники вызывают излишнюю конкуренцию на рынке труда. Это не нужно ни нам, ни им самим,  потому что их стараются эксплуатировать на непритязательной работе, платя за нее копейки. Поэтому вне зависимости от того, будет принят закон или нет, мы в рамках своих полномочий постараемся ограничить выдачу положительных заключений о целесообразности привлечения иностранных работников. В частности, устанавливая особые ограничения по минимальному уровню заработной платы, что в интересах самих иностранцев.

— Практика показывает, что, несмотря ни на какие квоты, граждане стран СНГ приезжают и работают в России. Так для чего тогда нужна система квотирования, если она столь неэффективна?
— Я не согласен с утверждением, что она неэффективна. Другое дело, что есть недобросовестные работодатели и есть иностранные граждане, которые работают незаконно. Эта проблема существует во всем мире. И везде применим только один метод — выявлять и выдворять, другого пути нет. Этим и следует заниматься. Почему-то вместо того, чтобы эффективно наладить соответствующую работу, ФМС предлагает всех просто легализовать.

— Располагаете ли вы данными о количестве нелегально трудящихся иностранцев в Москве?
— Данные разнятся. Но очевидно, что нелегалов в несколько раз больше тех, кто работает законно. В прошлом году мы возобновили работу межведомственной комиссии и, работая в тесном контакте с управлением ФМС по городу Москве, стали более жестко подходить к вопросу выдачи разрешений на работу. Как я уже говорил, в этом году квота составляет 250 тысяч, но мэром поставлена задача уложиться в 200 тысяч. Есть отрасли экономики, где иностранная рабочая сила нужна в силу разных причин. Где-то не хватает собственных кадров, есть и места, на которые россияне идут неохотно, хотя в условиях кризиса эта проблема постепенно нивелируется. Но приоритет трудоустройства россиян все же должен быть. К слову, до тех пор пока у работодателя будет возможность привлекать дешевую рабочую силу, никогда не будут достигнуты цели, которые поставил президент — модернизация, инновации и т. д. Пока можно эксплуатировать дешевый труд, у работодателя нет стимула к обновлению технологий.

— В конце прошлого года столичные власти озвучили свои предложения по поправкам. В частности, предлагалось установить взаимную обязанность работодателя и иностранного работника по заключению трудового договора. Какова судьба этой идеи?
— Действительно, в рамках инициативы ФМС для иностранного гражданина, который купил патент и трудоустраивается у физического лица, заключение трудового договора необязательно. И по иным формам трудовых отношений первичность трудового договора в законопроекте не прописана. Что было бы в интересах самого иностранного гражданина, поскольку в этом случае он будет находиться под защитой норм Трудового кодекса. Кроме того, сегодня российские граждане даже при найме физического лица обязаны соблюдать требования ТК РФ, а для иностранцев в данном законопроекте делается исключение. Получается, что их ставят в более благоприятные условия по сравнению с россиянами. Нонсенс! И подобных моментов там масса. Поэтому мы и предлагали в декабре сформировать рабочую группу, сесть за стол переговоров и найти компромисс. Решение о создании такой группы в итоге было принято, но она до сих пор так и не приступила к работе.

— Вы сказали о том, что действующая система регулирования трудовой миграции вызывает массу вопросов. Какие поправки к законодательству необходимы, на ваш взгляд?
— Например, сегодня ФМС выдает разрешения на работу иностранным гражданам, которые при пересечении российской границы указали в своей миграционной карте любые цели въезда. Казалось бы, это лежит на поверхности: давайте выдавать разрешения только тем, кто заявил в качестве цели «занятие трудовой деятельностью», но не туризм или посещение родственников. Здесь можно легко навести порядок, но ничего не предпринимается уже много лет.
Далее, что касается приехавших на работу. Я не против того, чтобы иностранные граждане приезжали на 90 дней к родственникам или посмотреть страну. Но для тех, кто хочет устроиться здесь на работу, нужно предусмотреть иные сроки: мы предлагали давать им на поиск рабочего места 16 дней. Если ты не нашел работу за это время, будь добр отбыть к месту жительства. По-моему, это логично.

— Время от времени звучат предложения ввести в Москве, ввиду ее особого статуса столицы, какую-то специальную систему регулирования миграции. Нужны ли городу столь радикальные меры? 
— Мы никогда не говорили о какой-то уникальной системе регулирования для Москвы. Здесь ситуация с мигрантами обострена, для иностранной рабочей силы это наиболее привлекательный субъект Федерации. Поэтому мы так остро и воспринимаем эту проблему. Но наши предложения и замечания актуальны для всей территории России. Кстати, их поддержало и Подмосковье, где ситуация с миграцией тоже непростая.
У нас совершенно спокойно выдаются разрешения на работу, и межведомственная комиссия рассматривает все эти вопросы гибко, чтобы не навредить экономике и конкретным предприятиям. Но иногда приходится отказывать. Например, недавно одно швейное предприятие попросило выдать ему разрешение на 400 работников из Вьетнама: 12-часовой рабочий день, без выходных, зарплата в пределах 5 тысяч рублей, потом они заявили 10 тысяч. И ни одного работающего россиянина! Нужно ли нам предприятие с такой системой труда? Мы отказали и поступили правильно. К тому же все негативные последствия для экономики здесь налицо: это удар по нашему производителю и по нашему рынку труда. Главное, что сейчас необходимо миграционному законодательству, — это чтобы победил разум. И чтобы учитывались интересы общества и государства.

Журнал "Бюджет", март 2010 г.
Поделиться