Версия для печати 5593 Материалы по теме
Реализация новой инициативы ПРООН в республиках Юга России началась в 2004 г. Именно тогда была запущена специальная программа «Содействие социально-экономическому развитию Северного Кавказа». Это стало началом нового этапа деятельности ООН на Северном Кавказе: постепенного перехода от приоритетов, связанных с оказанием гуманитарной помощи в пораженном конфликтами регионе, к более долгосрочным проектам, нацеленным на содействие устойчивому развитию. Об основных направлениях работы мы побеседовали с координатором программы, руководителем Департамента экономического и социального развития Северного Кавказа ПРООН Казбеком КУЛАЕВЫМ.

– Казбек Борисович, расскажите, что представляет собой ваша программа, каково ее место в общей системе Организации Объединенных Наций?

– Программа «Содействие социально-экономическому развитию Северного Кавказа» реализуется организацией, которая в ведомственной терминологии ООН сама именуется программой – Программой развития ООН (ПРООН). ПРООН представляет собой крупнейшее агентство в структуре Организации Объединенных Наций.
Мы начали свою деятельность в конце 2004 г. в Северной Осетии и Ингушетии. Выбор пал именно на эти республики потому, что там находилось большое количество внутриперемещенных лиц и беженцев: в Осетии это были беженцы из зоны осетино-грузинского конфликта, в Ингушетии – перемещенные лица из Северной Осетии и Чечни. А с 2006 г. мы активно работаем и в Чеченской республике, где также реализуем проекты в различных областях.
– Почему к реализации программы на Северном Кавказе приступили только в 2004 г.? Ведь регион является проблемным в течение достаточно длительного времени.
– Нужно сказать, что агентства ООН и международные неправительственные организации работают на Северном Кавказе уже давно, некоторые – более 10 лет. Многие организации начали свою деятельность после 1999 г., когда выявилась острая необходимость в поддержке, гуманитарной помощи людям, пострадавшим от военных действий. На Северном Кавказе активно работали и продолжают работать такие агентства ООН, как Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Всемирная продовольственная программа (ВПП). В течение нескольких лет такая помощь предоставлялась, и ее масштабы были значительными. В частности, в Чеченской республике продовольственную помощь получали более 200 тыс. человек. Существовал целый ряд областей гуманитарной деятельности, в которых весьма активно работали десятки международных организаций, включая агентства Организации Объединенных Наций.
Однако к 2004 г. как политическая, так и экономическая ситуация серьезно изменились. Стало очевидным, что гуманитарная помощь позволяет решить текущие проблемы, но не способна обеспечить движение вперед. Летом 2004 г. Северный Кавказ посетили представители нескольких агентств ООН и неправительственных организаций, которые оценили ситуацию и рекомендовали начать программу содействия социальному и экономическому развитию региона.
– Какие приоритетные задачи стояли перед вами в самом начале, в 2004 г.? В какой мере их удалось решить?
– Программа стартовала в ноябре 2004 г. На первом этапе мы реализовывали так называемые трудозатратные проекты, связанные прежде всего с оказанием помощи общинам, где проживали беженцы, в решении ряда социальных проблем. Целью этих проектов являлась поддержка интеграции перемещенных лиц.
В силу быстрого изменения обстановки нам пришлось приступить к выполнению программы без долгого подготовительного этапа. Чтобы определить и сформулировать стратегию и основные направления работы программы содействия на несколько лет вперед, в течение первого года мы провели ряд исследований и семинаров, множество встреч с нашими партнерами. Привлекались эксперты и из системы ООН, и из других международных организаций, и из региональных государственных структур. В итоге мы получили достаточно правдивую картину социально-экономического положения в республиках, в которых проводились такие исследования (в первую очередь это Северная Осетия и Ингушетия). Добавим, что среди агентств ООН и негосударственных организаций, которые работают в регионе, существует практика обмена результатами проведенных научных исследований, что дает возможность получить более полную и точную информацию.
– А как происходит взаимодействие с властными структурами различных уровней? Насколько оно конструктивно?
– Цель Программы развития ООН, как и других агентств ООН и многих международных организаций, работающих в России, заключается в том, чтобы помогать правительству воплощать в жизнь программы, которые оно разрабатывает в области экономического и социального развития. Иными словами, наш потенциал и международный опыт способствует реализации проектов и программ, осуществляемых правительством. В этом смысле вся наша деятельность координируется с властными структурами очень тесно. Мы стараемся занять те ниши, которые в силу тех или иных причин оказались вне поля зрения властей и потому не заполнены государственными программами. Вместе с тем мы откликаемся на те рекомендации, которые нам дают государственные органы, реализуя необходимые им проекты. У нас хорошие деловые связи с правительствами Осетии и Ингушетии. Сейчас складываются неплохие отношения с руководством Чеченской республики, где предполагается активно работать в 2007 г.
В перспективе к реализации подобных программ планируется приступить в Дагестане и Кабардино-Балкарии. Таким образом, в ближайшие год-два деятельность ПРООН будет охватывать уже пять республик Северного Кавказа.
– Чем сейчас занимается Программа развития ООН, какие вопросы приходится решать?
– Программа включает в себя четыре крупных компонента: экономический рост, развитие сельского хозяйства, совершенствование системы управления, укрепление стабильности в регионе. Первый и наиболее важный компонент – это экономический рост и сокращение бедности. Он предполагает стимулирование экономического развития, в первую очередь создание новых рабочих мест через поддержку предпринимательства.
К сожалению, на сегодняшний день регион не является достаточно спокойным и защищенным для того, чтобы туда активно устремился частный капитал: здесь пока отмечается определенный уровень напряженности, а деньги, как правило, вкладывают туда, где риск минимален. Однако капитал уже начинает постепенно возвращаться в регион, но еще далеко не в том объеме, который необходим для быстрого и эффективного развития.
Предпринимательская деятельность в республиках Северного Кавказа – это очень большой и мало используемый ресурс. Дело в том, что условия для ведения такой деятельности сейчас достаточно сложные. Не хватает знаний, информации, умения работать в рыночных условиях. Кроме того, существует проблема доступа к финансовым ресурсам. Поэтому одна из целей экономического роста – создание условий, при которых предприниматели смогут активно реализовывать свои проекты: проведение бизнес-тренингов, консалтинговые услуги, поддержка бизнес-центров, бизнес-инкубаторов, создание системы микрокредитования.
– Можно ли назвать существующие модели банковского кредитования эффективными?
– Банковская система рассчитана на определенных клиентов – тех, которые способны обеспечить полученный кредит залогом или имеют серьезных поручителей. Однако для небогатых людей, владельцев небольших фирм доступ к этим кредитам сейчас фактически закрыт. Конечно, есть несколько государственных программ кредитования, программы ряда международных организаций, но все они носят ограниченный характер и серьезного влияния на развитие экономики не оказывают.
В связи с этим ПРООН в 2007 г. собирается запустить на Северном Кавказе программу микрофинансирования населения, хорошо зарекомендовавшую себя уже во многих странах мира. Сейчас идет активная работа над созданием фонда микрофинансирования для Чеченской республики и программ микрокредитования для Ингушетии и Северной Осетии.
– Скажите, а почему в программе содействия так много внимания уделяется сельскому хозяйству?
– Для Северного Кавказа сельское хозяйство – если и не ведущая отрасль, то по крайней мере одна из таковых. В ряде республик сельхозпродукция составляет до 50% в общем объеме ВВП. Именно поэтому поддержка сельского хозяйства является одним из приоритетных направлений. На сегодняшний день мы реализуем несколько проектов в данной сфере, в частности занимаемся созданием сельскохозяйственных центров консультирования. Дело в том, что системы, которые позволяли сельскохозяйственным предприятиям получать квалифицированную помощь специалистов (агрономов, зоотехников), в 1990 г. были разрушены, а никакой аналогичной структуры взамен создано не было. Теперь ситуация изменится.
Другой проект ПРООН связан с улучшением характеристик пород скота посредством создания станций искусственного осеменения. Это наиболее дешевый и эффективный способ, и он уже начал работать. Сейчас такие станции существуют и в Осетии, и в Ингушетии, и в Чечне.
Кроме того, есть проекты, направленные на повышение эффективности сельского хозяйства, организацию переработки сельскохозяйственной продукции.
– Каким образом международная организация, в данном случае ПРООН, может помочь в деле совершенствования системы управления? На первый взгляд механизмов влияния на подобные процессы не так много.
– В данном случае речь идет о системе управления на всех уровнях, и в первую очередь в связи с проводимыми в России реформами: государственного управления, бюджетной и др. Мы помогаем властным структурам как на уровне республик, так и на уровне муниципальных образований, обучая и повышая квалификацию их сотрудников. Ведь одним из важнейших факторов эффективности деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления является качество принимаемых решений. Чем выше уровень управленцев, тем лучше будет работать весь механизм управления. Кстати, в этой области работаем не только мы, но и, например, Всемирный банк.
– Отражаются ли на содержании вашей деятельности специфические проблемы региона, связанные с разнообразием культур и особенностями его новейшей истории?
– Северный Кавказ, как известно, самый многонациональный и многоконфессиональный регион в России, а возможно, и в мире. Его многовековая история изобилует конфликтами, в том числе этнического характера. А поскольку вопросы, связанные с укреплением стабильности в регионе, здесь являются крайне важными, они выделены в самостоятельный компонент программы содействия. В его рамках предусмотрен ряд проектов, позволяющих людям разных национальностей и конфессий больше узнать друг о друге, научиться доверять. Более высокий уровень доверия достигается прежде всего с помощью проведения мероприятий культурного характера с участием представителей различных групп, организации их совместной работы, учебы.
– Каков объем финансирования программы? Каким образом определяются ее ключевые финансовые параметры?
– Реальные потребности региона в экономической помощи, в том числе финансовой, исчисляются сотнями миллионов долларов. Предоставить такие средства – прежде всего задача правительства. Мы стараемся использовать наши, достаточно ограниченные, возможности, в тех областях, где они принесут наибольшую пользу: в первую очередь в сфере обучения, повышения квалификации, содействия развитию наиболее перспективных проектов, опыт реализации которых могли бы перенимать другие регионы, повышая тем самым общий экономический уровень.
Если говорить о том, какими ресурсами мы располагаем, нужно упомянуть Межучережденческий план работы на Северном Кавказе в условиях переходного периода – базовый документ в определении наших запросов на Северном Кавказе. Под словом «переходный» в данном случае подразумевается переход от оказания гуманитарной помощи к оказанию помощи в восстановлении и развитии региона. В данном Плане каждое из агентств ООН формулирует собственные цели и задачи, запрашивая на реализацию этих целей определенные ресурсы. Для решения задач, стоящих перед ПРООН, необходимо более 7 млн долл. Однако доноры, исходя из собственных приоритетов, могут поддержать либо не поддержать конкретные проекты. Названная цифра относится только к ПРООН и только к программе, реализуемой на Северном Кавказе. Общая же сумма ресурсов, запрашиваемых на Северный Кавказ работающими там агентствами ООН и неправительственными организациями, составляет порядка 80 млн долл.

Материал подготовил Марк ЦУЦИЕВ

Справка «Бюджета»
Казбек Борисович КУЛАЕВ, руководитель Департамента экономического и социального развития Северного Кавказа Программы развития ООН (ПРООН) в России
Родился 2 июля 1953 г. во Владикавказе (Орджоникидзе), Северная Осетия.
В 1975 г. с отличием окончил Северо-Осетинский государственный университет. Защитил кандидатскую диссертацию в Московском институте народного хозяйства им. Плеханова.
1980–1983 – старший научный сотрудник Института экономических проблем Москвы.
1983–1990 – старший преподаватель, доцент Московского института нефти и газа им. Губкина.
В 1990–2004 гг. занимался предпринимательской деятельностью.
2003–2005 – эксперт шведской службы занятости, консультант в области развития малого бизнеса (Стокгольм).
С 2005 г. занимает пост руководителя Департамента экономического и социального развития Северного Кавказа ПРООН в России

Поделиться