Версия для печати 1811 Материалы по теме
Какие изменения ждут общеобразовательную школу при переходе на новые стандарты?
класс
Какие изменения ждут общеобразовательную школу при переходе на новые стандарты? Почему аттестация теперь обязательна и для учеников, и для педагогов? На эти и другие вопросы "РГ" ответила заместитель директора Департамента государственной политики в образовании минобрнауки Елена Низиенко.

Российская газета: Елена Леонидовна, один из основных моментов инициативы "Наша новая школа" - переход на новые стандарты. Чем они отличаются от старых?

Елена Низиенко: Принципиальное отличие в том, что кроме требований к предметным результатам обучения появляются и другие: результаты воспитания, межпредметные знания, которые должны получить ученики "на выходе". Ведь как был выстроен предыдущий стандарт? Допустим, по русскому языку для первого класса был определен перечень тем: дети должны знать, что такое приставка, суффикс и так далее. Вот этих дидактических единиц в новом стандарте нет. Но зато есть три группы требований. Прописано, какой результат после каждой ступени должен быть достигнут учеником. Из каких разделов и как содержательно должна быть наполнена образовательная программа. И третья группа требований, абсолютно новая: какие условия должны быть созданы учредителем и самой школой для того, чтобы достичь должных результатов.

РГ: Условия - это оборудование, безопасность?

Низиенко: Не только. Это и требования к кадрам. Какой учитель должен учить нашего ребенка? Только тот, который имеет высшее профессиональное образование (среднее профессиональное как исключение). Учитель, который раз в пять лет повышает квалификацию и проходит аттестацию на соответствие занимаемой должности. Эти три ключевые позиции руководитель школы и учитель обязаны соблюдать.

Вторая группа условий - финансовые. Финансовый ресурс должен быть достаточен для достижения результата и он должен эффективно расходоваться. И еще одна группа - требования к материально-техническому оснащению, в том числе к информационной среде учреждений, о чем раньше не могло быть и речи. Информационно-библиотечные центры, наличие компьютеров в классах, применение электронных образовательных ресурсов, медиатеки. Говорится и о санитарно-гигиенических, санитарно-бытовых условиях, наличии теплых туалетов, гардеробов, столовых.

РГ: Как в условиях нового стандарта, в котором учитывается все, что вы перечислили, будет чувствовать себя маленькая сельская школа, у которой меньше возможностей, Интернет барахлит, оборудования не хватает?

Низиенко: В каждой даже малокомплектной школе должны быть созданы условия для получения качественного образования и для реализации стандарта. И руководители района, принимая решения о сохранении такой школы, должны понимать, что они обязаны создать для сельских детей ровно те же условия, что получают ребята в школе города. Это, понятно, дороже, но если эта школа нужна, значит надо в нее вкладываться. Она может взять на себя функцию социокультурного центра, структурными подразделениями которого (медпунктом, столовой, библиотекой) могут пользоваться все жители .

РГ: Переход на стандарт подразумевает еще и добавление своеобразных экзаменов при переходе из 4-го в 5-й и из 9-го в 10-й класс. Это будет подобие ЕГЭ?

Низиенко: На этапе 9-го и 11-го классов проводится государственная итоговая аттестация, которая сейчас в 11-м классе проходит в форме ЕГЭ, а в 9-м классе - в форме традиционных экзаменов. Какие-то регионы принимают решение проводить региональный единый экзамен и для 9-х классов. Но мы сейчас говорим о том, как отслеживать результат обучения ребенка внутри ступени или по завершении ступени начального образования. Все, что связано с этим - в ведении школы, она сама решает, как будет контролировать освоение стандарта учениками. Промежуточная аттестация, годовые контрольные работы, зачеты - это все система оценки достижения результатов, которые формирует школа. Как записано в образовательной программе образовательного учреждения - так будет. Мы не планируем появление на федеральном уровне дополнительных государственных экзаменов ни для ступени начальной школы, ни для 6-го и 7-го классов. Но то, что мы на федеральном уровне, допустим, в 4-м классе не вводим никакой государственной итоговой аттестации, не означает, что мы никак не будем это отслеживать ситуацию по достижению результатов школьников на этом уровне. Как и прежде, будем участвовать в системе сопоставительных международных исследований, таких как PISA, осуществлять текущий мониторинг.

РГ: В новых стандартах обязательно будут учитываться уровень и аттестация педагогов. Как она будет проходить?

Низиенко: Сейчас введен новый порядок аттестации. Раньше у нас учителя делали это добровольно. Случалось, что и не делали. Была довольно большая группа учителей, которые говорили: "Зачем нам это? Мы проработали 20 лет, получим сразу 12-й разряд, который равнозначен второй квалификационной категории и никакие аттестационные процедуры проходить не будем". Да, увы, такие случаи были. Но справедливости ради напомню: нормы, говорившей о том, что через, допустим, десять лет после окончания вуза неплохо бы пройти аттестацию, не было.

РГ: Учителя будут сдавать экзамены?

Низиенко: Можно сказать и так. Есть квалификационные требования к педагогу. И он в каждый момент своей работы в школе должен этим требованиям соответствовать. Это и будет проверяться региональными аттестационными комиссиями. Это может быть письменный экзамен, собеседование, что-то еще. Но отмечу - такая процедура будет обязательна для всех учителей. После такого экзамена педагогу выдадут аттестационный лист, в котором будет написано: "прошел аттестацию на подтверждение соответствия занимаемой должности", или "присвоена такая-то квалификационная категория". Считаю, что с этими документами можно и важно знакомить учеников и родителей. Хорошо, если каждый родитель будет знать, что учитель, у которого учится его ребенок, не только соответствует своей должности, но и имеет высокую квалификационную категорию.

РГ: В "Инициативе" говорится, что нужно законодательно закрепить равенство частных и государственных школ. Что, якобы, это даст больше возможности выбора семьям школьников. Наши читатели часто спрашивают, что это значит?

Низиенко: Каждый ребенок у нас имеет право на бесплатное общее образование. Когда ребенок идет в государственную школу, он этим правом пользуется. Когда же ученик выбирает негосударственную школу, получается, что мы лишаем его права на получение бесплатного образования. Потому что он за свое образование должен заплатить.

РГ: Но ведь частную школу он выбирает добровольно?

Низиенко: А какая разница? Право-то он утратил. Есть два ребенка, которые живут на одной лестничной площадке, одного возраста. Но один ходит в государственную школу и за него государство платит, а другой ходит в негосударственную школу, и сам платит за свое образование. Есть в этом некоторая несправедливость.

Почему родители отдают ребенка в негосударственную школу? Чаще всего потому, что ребенку требуются какие-то особые условия, по здоровью, например. Или родители хотят, чтобы он учился в лучших условиях, чем созданы в государственной школе. Хочет родитель особые условия - пусть платит только за эти условия. А образование ребенка в рамках госстандарта, пусть и в негосударственной школе (аккредитованной, конечно), все-таки должно обеспечивать государство. И поэтому сейчас решается вопрос даже не о равенстве государственных и негосударственных школ, а о равной возможности доступа каждого ребенка к бесплатному образованию.

Механика здесь очень простая. Регион определяет норматив на обучение одного ученика в государственной школе в соответствии с федеральным стандартом. И по этому нормативу отдает средства, в том числе и негосударственным учреждениям. Все, что сверх стандарта - в частной школе пусть оплачивает родитель.

РГ: А кто будет следить за тем, куда в таком случае пойдут родительские деньги?

Низиенко: А для этого в каждой школе должен быть общественный совет. Это касается развития самостоятельности школ и в шестом разделе "Инициативы" об этом говорится. Увы, сейчас и в государственных, и в негосударственных школах, это очень слабо развито. Но если такие советы есть, то в негосударственных школах они работают даже лучше, чем в государственных. Ведь у нас и государственная школа имеет право за пределами образовательной программы оказывать дополнительные услуги. И получать деньги от спонсоров, от родителей. Но очень немного тех, кто реально контролирует прохождение этих средств. То есть на собрании родителям показывают смету: сдали столько-то тысяч, такая сумма пошла на ремонт крыши, допустим, а вот эта сумма - на зарплату тренера по боксу, к которому ваши дети ходят после уроков. Чеки, квитанции, зарплатные ведомости - все это должно быть доступно тем, кто дает школе деньги.

РГ: Мы говорим, что сегодня все школы обеспечены компьютерами. Всеобщая информатизация. Тем не менее из регионов часто приходят письма о том, что в классах информатики компьютеры есть, а у педагогов в классе - нет. Интернет есть, но очень медленный... Кто следит за этим?

Низиенко: Мы эту задачку решали поступательно и начали давно. Cначала была программа оснащения школ компьютерами. На тот момент было 40 учеников на один компьютер. Сейчас - меньше 20 детей на одну машину в среднем по России, а в некоторых регионах - 11-15 школьников. Но дело же не в том, чтобы приобрести "железо". Сейчас главная задача, чтобы эти компьютеры не стояли "мертвым грузом". Мы провели Интернет во все школы, создали коллекцию цифровых образовательных ресурсов. Их уже более 100 тысяч: уроки, учебники, оцифрованные произведения классики... Всем этим надо пользоваться. Большой вопрос: как?

РГ: Вот именно - как? И кто будет учить учителей?

Низиенко: Кто будет учить учителей - вопрос практически решенный. Есть Академия повышения квалификации учителей, есть региональные институты повышения квалификации. Когда педагоги приезжают туда на курсы, обязательно проходят использование информационных технологий. Учитель проучился на курсах, знает, как пользоваться. А вот как строить свой урок на практике с использованием ИКТ? Нам нужно мотивировать учителей к этому, потому, что даже зная многое в области ИКТ, некоторые педагоги почему-то не используют свои знания на практике. Поэтому в новых стандартах и появились такие требования к условиям в школе, как информационная образовательная среда учреждения. А в требованиях к аттестации учителей мы тоже прописали необходимость владения и использования информационных технологий. Эта работа ведется. Но помните, как в известном фильме говорили: "скоро не будет ничего - ни театра, ни кино, будет одно сплошное телевидение". Прошло более 60 лет и никакого "одного сплошного телевидения" нет. И театр, и кино остались. Так и здесь. Важно не перегнуть палку, не уйти в этот цифровой мир с головой. Ведь традиционные методы обучения себя ничуть не дискредитировали, они тоже хорошо работают. Важно, чтобы эта вся информационная среда не заменила учителя, а стала ему и ребенку помощником.

Источник: "Российская газета"
Поделиться