Версия для печати 1729 Материалы по теме
Вузы и школы получат больше свободы, а образовательный стандарт останется бесплатным
школа №..
По новому закону все образовательные учреждения по-прежнему останутся государственными или муниципальными. Что же изменится? На этот и другие вопросы отвечает один из разработчиков документа директор Института развития образования ГУ-ВШЭ Ирина Абанкина.

Российская газета: Ирина Всеволодовна, так что меняется принципиально?

Ирина Абанкина: Организационно-правовая форма остается прежней - учреждение, но в ней появляются три типа: автономные, бюджетные и казенные. Важно подчеркнуть - никакой передачи собственности ни в одном из этих типов не предусматривается. Как было все в собственности государства или муниципалитета, так и остается. С экономической точки зрения разделение на три типа - переход к финансированию не по затратам, а по результатам.

РГ: А вуз может стать казенным учреждением?

Абанкина: Этот статус - для самых "несамостоятельных", для тех, у кого не предполагается никакой коммерческой деятельности. Такие учреждения, как и прежде, будут финансироваться строго по смете, вплоть до мелочей - покупки канцтоваров и расходов на связь.

РГ: Кстати, закон об автономных учреждениях был принят еще четыре года назад. Хоть одно появилось с тех пор в системе образования?

Абанкина: В Иваново, Благовещенске, Рязани, Улан-Удэ автономными стали институты повышения квалификации. И сумели заработать на платных услугах почти столько же, сколько получили от учредителей на выполнение госзадания. В статус автономных перешли, например, школы в Ростове-на-Дону, в Тюмени и Калининграде - детские сады.

РГ: Но ведь и бюджетные учреждения могут оказывать платные услуги. В чем же их отличие от автономных?

Абанкина: Да, могут. Но у бюджетных учреждений нет свободы в распоряжении средствами. Все, что они заработали, сейчас считается неналоговыми доходами бюджета. По сути - находится в распоряжении государства. Поэтому все средства бюджетных учреждений находятся на одном лицевом счету в казначействах. В конце года учредитель решает, сколько оставить учреждению и на что их можно потратить.

"Бюджетники" обязаны делать ремонт, закупать товары только по конкурсу. А вот автономные смогут сами решать: кого из поставщиков или подрядчиков выбрать. И конкурс проводить не обязательно. Они всеми деньгами распоряжаются самостоятельно. Хотят - расходуют сегодня, хотят - через десять лет. Деньги у них находятся не в казначействе, а на счету коммерческого банка. Государственные средства автономному учреждению переводятся сразу одной субсидией на счет, а не с разбивкой по крупным статьям, как для бюджетных учреждений.

РГ: Это, конечно, очень большая финансовая свобода. Какие обязательства взамен?

Абанкина: Все планы автономного учреждения должны быть абсолютно прозрачными. Что это значит? Любой человек в любом уголке земли должен иметь возможность посмотреть отчет о финансово-хозяйственной деятельности и план развития - хоть в печати, хоть на сайте. Важный момент: аудиторскую экспертизу автономное учреждение должно проводить за свой счет, а ее результаты размещать в открытом доступе. И по всем долгам будет отвечать не государство, а само это учреждение.

РГ: Получается, быть автономными выгодно тем, кто может заработать?

Абанкина: Совершенно верно. А для того, чтобы зарабатывать и умело распоряжаться деньгами, нужны грамотные современные менеджеры. Их подготовка для системы образования - серьезный вопрос.

РГ: Кто будет решать, каким быть вузу - автономным или бюджетным?

Абанкина: Решает учредитель с согласия трудового коллектива. Для этого обязательно должны пройти собрание или конференция.

РГ: Допустим, вуз стал автономным, счета хранятся в банке. А тот лопнул. Что делать?

Абанкина: Риск банкротства есть, но его можно свести к минимуму. Выбирать банк надо, советуясь с региональными и местными органами власти и перечисления можно делать порциями. Например, субсидию на выполнение задания получать не раз в год, а каждый месяц. Чтобы на счету не скапливались очень большие суммы. Кроме того, возможно использовать механизмы страхования.

РГ: У нас много ведомственных вузов. Как быть, если вуз хочет получить автономию, а учредитель возражает?

Абанкина: Вуз останется бюджетным. Но ведь дело в том, что учредитель заинтересован в качестве обучения, а академическая автономность может его обеспечить. Сейчас уже все понимают, что мелочная опека и "ручное управление" ни к чему хорошему не приводят.

РГ: А бюджетное финансирование из-за перемены статуса как-то изменится?

Абанкина: Нет, размер субсидий будет одинаковым и для бюджетных, и для автономных вузов.

РГ: Почему на сегодняшний день так мало вузов получили статус автономных - лишь девять федеральных университетов, в том числе Южный и Сибирский?

Абанкина: Процедура перехода в автономное учреждение требует заполнения большого числа документов - на владение имуществом, участками земли, где находится вуз. Не у всех они в порядке. К примеру, надо составить перечень особо ценного имущества. Когда ВШЭ готовилась к такому переходу, перечень занял 800 страниц! Потому что "особо ценным" считалось имущество дороже 50 000 рублей. Сейчас планка поднята до 500 000 рублей. Судя по всему, перечень уменьшится.

У вуза не должно быть долгов по зарплате, коммунальным платежам. Еще нюанс. Субсидия для автономного вуза рассчитывается так: число учащихся умножается на стоимость образовательных услуг. К сожалению, до сих пор нет методик по расчету норматива затрат на образовательную услугу. А как без этого определить размер субсидии? Даже те университеты, которые получили статус автономных, в такой ситуации чувствуют себя не очень уютно. Надеемся, что методики появятся в самое ближайшее время.

РГ: Многие родители школьников в панике: они решили, что за хорошее среднее образование придется платить, ведь школы тоже могут стать автономными учреждениями. Это так?

Абанкина: Пусть родители успокоятся. Допустим, сильная школа оказывает много платных услуг, имеет хорошую программу развития и получила статус автономного учреждения. В любом случае, то, что входит в обязательный стандарт, будет бесплатным. И стандарт сейчас не только не сокращается, но даже расширяется. Например, для начальной школы предусмотрено увеличение обязательного времени на 10 часов за счет внеурочной деятельности. Эти часы будут входить в основную образовательную программу и оплачиваться муниципалитетами. Сейчас регионы считают, сколько денег им понадобится.

РГ: Но школа, скажем, может предложить родителям оплачивать второй иностранный язык?

Абанкина: Да. В стандарте предусмотрен один иностранный язык. Но платные занятия давно предлагают многие учебные заведения и ничего тут нового нет. Мой сын двадцать лет назад учился в школе, где музыка и пение преподавались бесплатно, а курсы "история музыки", "логика" предлагались родителям дополнительно за плату.

РГ: Может ли директор автономной школы самостоятельно решать, кому из учителей сколько заплатить?

Абанкина: В автономной школе должно быть принято положение о системе оплаты труда, где будут прописаны принципы базового оклада, критерии, по которым начисляются надбавки. В этом отношении директор поступает строго в соответствии с законом. Но при стимулировании могут учитываться и программы развития школы. Допустим, школа решила стать лидером в области математики. В положении записано: тому, кто подготовит авторскую программу с методическими пособиями, рабочими тетрадями, полагается зарплата в 10 окладов. Директор имеет право заплатить учителю, который подготовил такую программу, эти деньги.

РГ: Сможет ли автономное учреждение продавать свои методики?

Абанкина: Я сторонник того, чтобы на учебники и методические разработки распространялось авторское право. Но пока до этого далеко.

РГ: Наверное, много школ захотят стать автономными?

Абанкина: Нет. Большинство получат статус бюджетных учреждений. Но при этом смогут более самостоятельно распоряжаться средствами. Их счета как были, так и останутся в казначействе. Принципиальные изменения в том, что с 1 января 2011 года бюджетные школы будут получать средства по крупным группам расходов - на зарплату, коммунальные услуги, питание. Мелкие расходы - на транспорт, связь отдельно оговариваться не будут.

С 1июля 2012 года, когда закончится переходный период, все деньги для них, как и для автономных, станут перечисляться одной строкой, без разбивки по расходам. Директор будет вправе решать, сколько потратить на ремонт, а сколько - на покупку книг. Сейчас деньги школам отпускаются по смете.

РГ: Не получится ли так, что сильные школы, став автономными, окрепнут, а слабые, оставшись бюджетными, совсем зачахнут?

Абанкина: Закон нацелен на то, что появилась конкуренция между учебными заведениями. У учредителя есть право давать задание тому, кто с ним хорошо справится. Но у слабых школ тоже должна быть перспектива развития - присоединение к более сильным, работа по их программам, переподготовка кадров.

РГ: Каковы перспективы у колледжей и техникумов?

Абанкина: И у них обострится конкуренция. Сильные техникумы, колледжи, особенно те, у кого есть партнеры-работодатели, думаю, выберут автономию. Кстати, слабых колледжей у нас осталось не так уж и много. А те, что остались, окрепли. В том числе и из-за новой тенденции, связанной с ЕГЭ в школах: ученики, которые понимают, что не смогут успешно сдать тесты, уходят после 9-го класса в колледж или техникум для того, чтобы потом поступить без ЕГЭ в профильный вуз. Так что начальное и среднее профобразование благодаря ЕГЭ стало более востребованным.

Источник:"Российская газета"
Поделиться