Версия для печати 9160 Материалы по теме
Комитета по финансовому мониторингу больше нет. Теперь попытки легализовать преступные доходы пресекает Росфинмониторинг – федеральная служба, созданная на базе комитета. О том, как работает служба, какие меры могут быть применены к нарушителям законодательства, рассказывает руководитель Федеральной службы по финансовому мониторингу Виктор ЗУБКОВ.

– Преобразование Комитета по финансовому мониторингу в Федеральную службу было проведено в рамках административной реформы в соответствии с Указом Президента РФ от 09.03.2004 № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти». Как изменились полномочия Росфинмониторинга? Какие новые функции появились у службы, а каких она лишилась?

– Основные функции и полномочия Росфинмониторинга сохранились. А что касается изменений, то в рамках нового подхода к построению структуры федеральных органов исполнительной власти, к которым стал относиться Росфинмониторинг, части своих функций он все же лишился. А именно функций, касающихся нормотворческой деятельности, которые были переданы Министерству финансов РФ.
– Какие инструменты наказания нарушителей имеются сейчас у службы?
– Росфинмониторинг осуществляет привлечение к административной ответственности лиц, допустивших нарушение законодательства РФ о противодействии легализации, отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма. За нарушения в этой сфере Кодексом РФ об административных правонарушениях предусмотрен максимально возможный штраф в отношении юридических лиц в размере пяти тысяч минимальных размеров оплаты труда, что составляет в настоящее время 500 000 рублей.
При вынесении постановлений о назначении административных наказаний в отношении организаций и их должностных лиц Росфинмониторинг всесторонне изучает материалы дела и определяет размер штрафа с учетом всех обстоятельств, в том числе смягчающих и отягчающих административную ответственность.
Информацию о наиболее серьезных нарушителях Росфинмониторинг направляет в правоохранительные и иные заинтересованные органы, в том числе в Генеральную прокуратуру РФ. Так что возможности адекватно наказать нарушителей у нас имеются.
Кроме того, мы можем отозвать или аннулировать лицензию у организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом и действующей на основании лицензии. Это происходит в случае, если она нарушает требования, предусмотренные Федеральным законом от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».
– За ведомством было сохранено право выдвижения законодательных инициатив. Как служба воспользовалась этим правом? Какие идеи вы уже успели предложить законотворцам?
– Как я уже сказал, наши функции по нормативно-правовому регулированию были переданы Министерству финансов РФ. В полномочия же Росфинмониторинга теперь входит обобщение практики применения российского законодательства в сфере противодействия легализации, отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. А также мы вносим в Министерство финансов РФ предложения по совершенствованию законодательства.
В настоящее время Росфинмониторинг принимает активное участие в работе по подготовке актов Президента и Правительства РФ, Минфина России и своих собственных, которые связаны с вступлением в силу Федерального закона от 28.07.2004 № 88-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Они направлены на повышение эффективности антиотмывочного законодательства и развитие механизма его реализации.
– Нужны ли еще какие-то изменения в законодательстве, чтобы служба могла выполнять свои функции в полную силу?
– По моему мнению, сейчас никаких существенных изменений не требуется. Объясню почему. Российское законодательство, в том числе законодательство, касающееся противодействия легализации, отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, является достаточно сбалансированным и позволяет Росфинмониторингу в полной мере реализовывать свои функции.
Ведь в 2004 году в законодательство уже были внесены изменения. В этой сфере тогда были приняты новые международные стандарты. Они появились в связи с принятием группой разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) новой редакции сорока рекомендаций. Если помните, то они внедрены в российское законодательство Федеральным законом от 28.07.2004 № 88-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». В настоящее время нарабатывается практика их применения.
Таким образом, введение каких-то дополнительных изменений в этот Федеральный закон в ближайшее время не нужно, да и не планируется в связи с внедрением международных стандартов в сфере противодействия легализации, отмыванию доходов, полученных преступным путем. Новшеств можно ожидать разве что в связи с изменением какого-нибудь иного законодательства. Например, закона, действующего в сфере борьбы с терроризмом.
– Сколько сообщений о подозрительных сделках поступают сейчас в службу? Вы можете привести какую-нибудь статистику – ежедневно, за неделю или за месяц?
– В течение 2004 года в базу данных Росфинмониторинга поступило 1,8 млн. сообщений о финансовых операциях, имеющих признаки подозрительности. То есть налицо устойчивая тенденция к постоянному росту ежедневных порций поступающей информации. Сейчас к нам ежедневно приходит до 10 тыс. сообщений.
– Как Росфинмониторингу удается справляться с этим потоком?
– Это нелегко, но мы справляемся. В том числе и благодаря хорошей технической оснащенности службы. Пришедшие сообщения, если они отвечают всем требованиям оформления и заполнения соответствующих полей, загружаются в базу данных Росфинмониторинга для проведения анализа. Для удобства в работе все поступающие операции тематически группируются по характеру совершенной операции, аналогично тому, как они изложены в справочнике видов операций. Это приложение 3 к Положению Банка России от 17.08.2004 № 207П, в котором они классифицированы по 26 кодам.
На вооружении у наших аналитиков имеются самые современные программные средства, позволяющие оперативно производить анализ всех поступающих операций, применяя для каждого кода специальные интегрированные критерии.
– Хорошо, тогда ответьте, существует ли список признаков операций, связанных с легализацией преступных доходов или финансированием терроризма, на который могут опираться ваши сотрудники во время проверок?
– Конечно, такой документ существует. В силу своих обязанностей Федеральная служба финансового мониторинга осуществляет сбор, обработку и анализ информации об операциях, сделках с денежными средствами или иным имуществом, подлежащим контролю. Эти данные мы, в соответствии с законодательством РФ, получаем от организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом. Кроме того, служба использует в своей деятельности информацию, полученную и по специальным запросам от федеральных органов государственной власти. Это Министерство внутренних дел России и Федеральная служба безопасности, а также Федеральная служба по контролю за незаконным оборотом наркотиков, Федеральная таможенная служба и Министерство иностранных дел России.
Также по вопросам, отнесенным к сфере деятельности службы, мы получаем информацию от органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления.
Именно на основе указанной информации в службе и была сформирована и постоянно актуализируется федеральная база данных, о которой я упоминал выше. Всесторонний и углубленный анализ информации, содержащейся в ней, служит основой для выявления экспертами Федеральной службы по финансовому мониторингу признаков, свидетельствующих о том, что сделка с денежными средствами или иным имуществом связана с легализацией или отмыванием доходов, полученных преступным путем, или финансированием терроризма.
– Скажите, каковы все-таки критерии подозрительной сделки?
– Это закрытая информация. Кроме того, критерии постоянно совершенствуются и дополняются.
– Кто сообщает вам о подозрительных сделках: рядовые граждане, сотрудники организаций, юридические лица?
– Основной поток сообщений поступает к нам от кредитных организаций. Кроме того, поступают сообщения от страховых, лизинговых компаний, ломбардов, казино, риелторских и других организаций, список которых определен законом.
– Отчеты вам компании присылают. Но устраивают ли вас их качество?
– Борьба Росфинмониторинга за качество поступающей информации является одним из важнейших моментов в нашей работе. Так как загрузка в базу некорректной информации может крайне негативно сказаться на всей дальнейшей работе, помешать нашим аналитикам сделать верные выводы. А большое количество такой «некондиционной» информации может сделать какой-либо анализ в принципе невозможным.
Чтобы не допустить такого исхода событий, все организации, передающие нам информацию, были своевременно обеспечены специальными автоматизированными рабочими местами. Эти места настроены на формат базы Росфинмониторинга. Поступающие от них сообщения автоматически контролируются и в случае использования неверного формата отбраковываются. Тем не менее, в этой области существуют определенные проблемы. Их решению мы уделяем много времени и сил.
– Как служба реагирует на полученные сообщения?
– В результате обработки ежедневной порции поступивших сообщений нашими аналитиками подготавливается так называемая ежедневная сводка, в которую включаются наиболее подозрительные операции, подлежащие углубленному анализу. И по выбранным аналитиками подозрительным следкам проводятся проверки.
– Перечислите, пожалуйста, кого вы проверяете?
– Объектами контроля со стороны Росфинмониторинга и его территориальных органов являются организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом и в сфере деятельности которых отсутствуют надзорные органы: ломбарды, лизинговые компании, организации, содержащие тотализаторы и букмекерские конторы, а также конторы, организующие и проводящие лотереи, тотализаторы и иные основанные на риске игры. В том числе и игры в электронной форме.
С 1 сентября 2004 года к ним добавились организации, оказывающие посреднические услуги при осуществлении сделок купли-продажи недвижимого имущества, в связи с изменениями, внесенными в Федеральный закон от 07.08.2001 за № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».
– Какие проверки вы имеете право проводить и как часто можете проверять одну и ту же организацию?
– Росфинмониторинг имеет возможность осуществлять как дистанционный контроль (так называемые камеральные проверки), так и непосредственный контроль (выездные проверки) за поднадзорными ему организациями. А что касается периодичности, то в отношении одной организации выездная проверка может быть проведена не более чем один раз в полгода.
– Для чего нужен столь строгий контроль?
– Основной целью проверочной деятельности является формирование федеральной базы данных об операциях, подлежащих контролю. Еще одна цель – вовлечение организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, в процесс создания банка данных в сфере противодействия легализации, отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.
Поэтому в первую очередь мы проверяем организации, которые подозреваются в непредставлении информации или представлении некачественной информации об операциях, подлежащих контролю, в Росфинмониторинг. Также мы проверяем организации, которые до настоящего времени не встали на учет и не представили на согласование в Росфинмониторинг правила внутреннего контроля.
– А теперь, пожалуйста, расскажите о создании единой информационной системы для противодействия отмыванию преступных доходов поподробнее. На каком этапе эта работа? Что создание базы дает вашей службе?
– С целью обеспечения технического функционирования государственной системы противодействия отмыванию (легализации) преступных доходов и финансированию терроризма (ПОД/ПФТ), Росфинмониторингом создается, совершенствуется и развивается Единая информационная система ПОД/ПФТ. В составе Единой информационной системы созданы и развиваются защищенная информационно-вычислительная подсистема, автоматизированная информационно–аналитическая подсистема, комплексная подсистема обеспечения информационной безопасности и другие.
На данный момент службой определяются и уточняются порядок взаимодействия с различными подотчетными организациями и владельцами информационных ресурсов, периодичность их доставки и обновлений, вид, объем и способ представления, доступ к ресурсам, обратная связь и обмен информационными ресурсами по мере развития единой информационной системы Федеральной службы по финансовому мониторингу и изменения нормативной правовой базы в сфере ПОД/ПФТ.
Росфинмониторинг играет важную роль в системе ПОД/ПФТ, осуществляя координацию деятельности федеральных органов исполнительной власти в этой сфере. Подписаны соглашения со многими федеральными органами исполнительной власти, на основе которых осуществляется взаимодействие и обеспечивается доступ службы к информационным ресурсам федеральных органов власти, необходимым для осуществления аналитической деятельности службы.
Росфинмониторинг старается определить именно те информационные ресурсы, которые действительно необходимы для проверки, сопоставления, обработки и анализа информации, а также выявления признаков и схем легализации, отмывания доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма. Кроме того, мы продолжаем работу по совершенствованию различных технологий сбора, обработки и анализа получаемой информации.
– Уточните, какие структуры кроме вашей смогут пользоваться этой информационной системой?
– Это очень тонкий момент. Законодательством РФ определено, что Росфинмониторинг обеспечивает сохранность полученной информации, составляющей коммерческую, банковскую, налоговую и иную тайны, и направляет информацию только в правоохранительные органы при наличии достаточных оснований, что сделка совершена в целях легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма.
Это накладывает на нас определенные ограничения в информационном взаимодействии не только с правоохранительными органами, но и с органами государственной власти РФ, органами государственной власти субъектов РФ и местного самоуправления, а также с различными организациями, владеющими информационными ресурсами. С этими структурами ведется обмен сведениями на принципах законности, конфиденциальности, соблюдения правил обращения информации с ограниченным доступом и безвозмездности.
В настоящее время многие органы исполнительной власти, а также различные организации заинтересованы во взаимодействии с нами и получении информации, которая имеется в службе.
– Следующий мой вопрос касается регионального аспекта: как Росфинмониторинг представлен в регионах?
– Федеральная служба по финансовому мониторингу осуществляет свою деятельность непосредственно и через свои территориальные органы. Для этого у нас существует специальное подразделение, основная задача которого – обеспечить координацию взаимодействия структурных подразделений службы с межрегиональными управлениями. Это позволяет нам создать единую систему финансового мониторинга, направленную на противодействие отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма.
задумался зубков
Территориальными органами Федеральной службы по финансовому мониторингу являются межрегиональные управления службы по федеральным округам. Они уполномочены осуществлять функции по противодействию отмыванию доходов и финансированию терроризма на территории соответствующих федеральных округов.
Службы расположены у нас в следующих округах: в Центральном – в Москве, в Северо-Западном – в Санкт-Петербурге, в Приволжском – в Нижнем Новгороде, в Сибирском – в Новосибирске, в Уральском – в Екатеринбурге, в Южном – в Ростове-на-Дону, в Дальневосточном –в Хабаровске.
– Расскажите поподробнее об особенностях работы в различных регионах.
– Анализ материалов проверок, проведенных специалистами Росфинмониторинга, показывает, что подавляющая доля нарушений требований законодательства сконцентрирована в части осуществления внутреннего контроля, фиксирования и хранения информации, представления в Росфинмониторинг сведений об операциях, подлежащих обязательному контролю. Эти нарушения, как правило, допускают лизинговые компании и игорные заведения независимо от региона, в котором они располагаются.
Но в то же время в отдельных федеральных округах, таких как Центральный, Уральский, Северо-Западный и Дальневосточный федеральный округ, доля организаций, занимающихся лизинговой и игорной деятельностью, составляет более 75% от числа всех поднадзорных организаций, расположенных на территории данных федеральных округов. Так что и сложностей там, разумеется, больше.
– То есть больше всего хлопот доставляет вашей службе контроль за лизинговыми и игровыми компаниями?
– Это не совсем так. Складывающаяся практика проведения проверочной деятельности Росфинмониторинга и его территориальных органов позволяет выделить следующие особенности проверок поднадзорных организаций.
Первая категория – лизинговые компании. Основной особенностью проверок лизинговых компаний является выявление операций, подлежащих обязательному контролю, сведения о которых не были направлены в Росфинмониторинг либо направлены с нарушением сроков. Такие нарушения выявляются в 90% случаев проверок, проведенных в действующих лизинговых компаниях. Чаще всего это операции, связанные с предоставлением имущества в лизинг.
– Вторая категория?
– Это игорные заведения. По данным органов статистики подавляющее большинство игорных заведений относится к субъектам малого бизнеса. Бурный рост количества объектов игорного бизнеса связан прежде всего с упрощенной системой налогообложения этого вида деятельности, низкими ставками налога для игровых автоматов, а также с отсутствием в большинстве субъектов РФ нормативно-правового регулирования организации и проведения игр, основанных на риске.
Документальному оформлению, как правило, подлежат только операции по выдаче средств из кассы заведения в начале игрового дня. Например, для продажи фишек участникам игры в рулетку. Также документально оформляется внесение средств, полученных в виде платы за организацию игр, в кассу заведения в конце игрового дня.
Нарушения игорными заведениями требований законодательства по идентификации лиц, находящихся на обслуживании, устанавливаются практически во всех случаях выездных проверок игорных заведений. Видеонаблюдение, которое применяется в отдельных казино, не может рассматриваться как форма проведения идентификации, удовлетворяющая требованиям действующего законодательства.
– А как вы оцениваете, например, законопослушность ломбардов или компаний, занимающихся скупкой и продажей цветных металлов?
– Да, ломбарды это как раз третья категория. Большинство ломбардов выдает ссуды под залог ювелирных изделий, бытовой техники, компьютерной техники, меховых изделий.
Как правило, ломбарды – это организации с малым штатом сотрудников. Зачастую одно лицо, являясь учредителем организации, совмещает функции руководителя, бухгалтера и товароведа.
Идентификация лиц, находящихся на обслуживании, как правило, проводится в ломбардах при заполнении залогового билета. Так что нарушения процедур идентификации клиентов в ходе проверок, как правило, не выявляются.
А что касается надзора за исполнением организациями, осуществляющими скупку, куплю-продажу драгоценных металлов и драгоценных камней, ювелирных изделий из них и лома таких изделий, требований законодательства РФ о противодействии отмыванию преступных доходов, то осуществляет его Российская государственная пробирная палата Минфина России. И вопрос о законопослушности такого рода компаний нужно адресовать сотрудникам этого министерства.
– Скажите, как сейчас выглядит Россия по сравнению с другими странами мира в плане борьбы с отмыванием преступных доходов?
– С 2000 года ФАТФ формирует «черный список» стран, не сотрудничающих с другими в деле борьбы с отмыванием капиталов. До 2003 года туда входила и Россия. Покинуть «черный список» нам удалось после принятия Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов» и создания Комитета РФ по финансовому мониторингу, позднее преобразованного в Федеральную службу по финансовому мониторингу.
В июне 2003 года Россия стала полноправным членом ФАТФ. В соответствии с требованиями ФАТФ Россия внесла изменения и дополнения, направленные на развитие национальной системы противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма. В октябре 2004 года по инициативе России, одобренной ФАТФ, была создана Евразийская группа по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ), куда вошли Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Китай и Таджикистан.
Связи Федеральной службы по финансовому мониторингу с подразделениями финансовых разведок (ПФР) иностранных государств постоянно расширяются. В настоящее время информационный обмен ведется с финансовыми разведками 70 стран мира. С ПФР 18 стран подписаны межведомственные соглашения об информационном взаимодействии.
– Назовите, пожалуйста, страны, чьим опытом Россия может воспользоваться для противодействия легализации преступных доходов.
– В период становления нашего ведомства в 2002 году мы активно изучали опыт работы зарубежных стран и их финансовых разведок, в частности США, Бельгии, Франции, Люксембурга и ряда других. Их наработки мы учитываем в своей деятельности.
– Взаимодействие и обмен информацией с какими странами налажен лучше всего?
– Конечно, Россия со своей стороны также оказывает помощь другим государствам. При создании законодательной базы по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма, а также при формировании органов финансовой разведки Украина и Грузия направляли своих специалистов в Россию для знакомства с опытом работы Федеральной службы по финансовому мониторингу. Впоследствии они неоднократно выражали благодарность за оказанную помощь.
Благодаря активной позиции России Украина в 2004 году была исключена из «черного списка» ФАТФ. В настоящее время Росфинмониторинг выступает спонсором подразделений финансовых разведок Молдовы и Белоруссии по их вступлению в группу «Эгмонт», объединяющую ПФР 94 стран мира.
– То есть имидж России на мировом уровне в последние годы значительно улучшился?
– Да. В декабре 2004 года в Москве впервые прошел международный семинар ФАТФ, посвященный типологиям отмывания денег и финансирования терроризма. Это событие свидетельствует о международном признании российской финансовой разведки. Россия намерена всерьез бороться с отмыванием преступных доходов и финансированием терроризма.
Например, уже завершена работа над Концепцией национальной стратегии по борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма. В целях налаживания международного сотрудничества для борьбы с этими преступлениями в 2002 году Россия вступила в группу «Эгмонт». Это позволило ей получить доступ в специальную систему закрытой связи. На практике это значит, что Росфинмониторинг получает дополнительные возможности и мощный ресурс при решении поставленных перед службой задач.
– Что бы вы выделили как наиболее важное из сделанного Росфинмониторингом за 2004 год?
– В минувшем году мы стремились обеспечить соответствие деятельности контролируемых нами организаций требованиям законодательства, добились существенного прироста сообщений от кредитных организаций по обязательной отчетности. Заметно улучшилось качество предоставляемых нам сведений.
В 2004 году сложилась система контрольно-надзорной деятельности Росфинмониторинга, позволившая вести работу по выявлению операций, подлежащих обязательному контролю, сведения о которых не направлялись в службу.
Мы успешно взаимодействовали с Банком России и другими надзорными организациями и поставили на регулярную основу информирование компетентных органов об организациях, не исполняющих требования законодательства.
Заметно усовершенствовалась автоматизация процессов получения и обработки информации. Здесь в первую очередь надо отметить создание уже упоминавшейся многоуровневой Единой информационной системы, позволяющей кроме всего прочего контролировать подлинность получаемой информации, идентифицировать отправителя, осуществлять проверку целостности отправленных сообщений и подлинности электронно-цифровой подписи подотчетных организаций.
Удачными можно признать и результаты нашего международного сотрудничества, о которых я упоминал выше.
Деятельность нашего ведомства способствует обеспечению прозрачности, надежности и безопасности финансовой системы и финансовых институтов России. Прежде всего она направлена на обеспечение законности и правопорядка в стране.
Российская система противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма устойчиво развивалась с учетом международных обязательств России. По оценкам зарубежных экспертов, эта система в основном соответствует принятым мировым стандартам и действует достаточно эффективно.
– И последний вопрос. Какие задачи стоят перед службой в 2005 году?
– В 2005 году мы планируем уделить серьезное внимание контролю за лизинговыми компаниями, игорными заведениями и риелторскими организациями в целях выявления схем отмывания преступных доходов и финансирования терроризма. Эти данные впоследствии очень пригодятся для финансовых расследований и помогут в работе правоохранительным органам.
Нам предстоит распространить готовые решения автоматизированной системы надзорной деятельности на страховой сектор, профессиональных участников рынков ценных бумаг, организации, осуществляющие сделки с драгоценными металлами.
Мы будем наращивать усилия по оказанию содействия правоохранительным органам в расследовании преступлений, связанных с легализацией преступных доходов и финансированием терроризма.
Несомненно, что одним из наших приоритетов станет укрепление и расширение потенциала международного сотрудничества, активизация взаимодействия с ФАТФ, группой «Эгмонт», МАНИВЭЛ и, конечно, с ЕАГ, для которой мы должны сформировать организационно-правовые основы и механизм решения уставных задач, оказать практическое содействие в создании соответствующих национальных систем, включая разработку законодательства и формирование подразделений финансовых разведок.
Светлана СТРЕЛЬНИКОВА

Справка «Бюджета»
Зубков в кресле
Виктор Алексеевич Зубков, руководитель Федеральной службы по финансовому мониторингу.
Родился 15 сентября 1941 г. в п. Арбат Кушвинского района Свердловской области.
1958 – 1960 гг. – слесарь Мончегорского ремонтно-механического завода, рудника «Ниттис-Кумужье» комбината «Североникель», г. Мончегорск Мурманской области.
1960 – 1965 гг. – студент Ленинградского сельскохозяйственного института.
1967 – 1985 гг. – работал на должностях управляющего отделением, заместителя директора, директора, генеральным директором объединения совхозов «Первомайское» Приозерского района Ленинградской области.
1985 – 1991 гг. – председатель Приозерского горисполкома, первый секретарь Приозерского горкома партии Ленинградской области, заведующий отделом сельского хозяйства и пищевой промышленности и аграрным отделом обкома партии, первый заместитель председателя Леноблисполкома.
1992 – 1993 гг. – заместитель председателя Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга.
1993 – 1999 гг. – заместитель руководителя – начальник Государственной налоговой инспекции по г. Санкт-Петербургу.
1999 – 2001 гг. – заместитель министра РФ по налогам и сборам – руководитель Управления Министерства РФ по налогам и сборам, г. Санкт-Петербург.
2001 – 2004 гг. – первый заместитель министра финансов РФ, и. о. председателя Комитета РФ по финансовому мониторингу.
С 2004 г. по настоящее время – руководитель Федеральной службы по финансовому мониторингу.
Кандидат экономических наук. Имеет почетное звание «Заслуженный экономист Российской Федерации».
Награжден государственными наградами: орденом «Знак Почета», орденом Трудового Красного Знамени, медалью «Ветеран труда», орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. В 1998 г. награжден Почетной грамотой Правительства РФ.

Поделиться