Версия для печати 1574 Материалы по теме
Одна из главных проблем угольной отрасли
уголь
Авария на шахте «Распадская» обнажила одну из главных проблем угольной отрасли – отсутствие механизма страхования потенциально опасных производств. Бизнес экономит на страховых премиях, правительство не ставит вопрос ребром о принятии закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте». Поэтому покрывать убытки частных бенефициаров угольного бизнеса в очередной раз приходится всем налогоплательщикам.

Владимир Путин поручил в понедельник определить возможности выделения средств из бюджета на восстановление разрушенной «Распадской». Об этом по итогам встречи с главой правительства сообщил первый вице-премьер Виктор Зубков. Ущерб от аварии на шахте оценивается как минимум в 6 млрд. руб. На страховку владельцам предприятия рассчитывать не приходится. Несмотря на то что, по данным международной отчетности, «Распадская» имела прибыль около 117 млн. долл., расходы на страхование рисков составили всего 316 тыс. долл. По сравнению с 2008 годом они были урезаны более чем в два раза. Недостаточность страхового покрытия возможных ущерба и убытков отмечена в годовом отчете, но реальных мер по исправлению ситуации не предприняли. Что не удивительно, ведь механизм, обязывающий владельцев опасных производств, к которым относятся и угольные шахты, страховать предприятия от аварий, в России отсутствует.

Эксперты отмечают, что отказ от страхования стал массовым явлением, характерным не только для угольной отрасли. Как сообщили вчера «НГ» представители РСПП, крупный бизнес против введения обязательного страхования потенциально опасных производств. О необходимости принятия закона об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта вспоминают только после трагедий, подобных «Распадской» или Саяно-Шушенской ГЭС. Впрочем, всякий раз государству не хватает политической воли довести дело до конца. В результате компании страхуются по остаточному принципу. В период кризиса расходы по статье страхование сокращаются, как правило, в первоочередном порядке. В результате страховка оформляется на неполную стоимость оборудования или иных активов. В случае аварии или катастрофы выплат по таким полисам, естественно, не хватает на покрытие убытков и восстановление производства.

Помимо жизни, имущества и ответственности могут страховаться подземные выработки, а также потеря прибыли в результате перерыва в производстве, говорит руководитель направления страхования промышленных рисков компании «АльфаСтрахование» Михаил Денисов. В части имущества тарифы могут варьироваться от 0,1% для оборудования на поверхности до 5% для подземного оборудования. «Большинство владельцев шахт экономят на страховании ввиду низкой страховой культуры, равно как и на улучшении рискозащищенности, но рано или поздно это приводит к трагедии. Все последние выплаты были незначительными, поскольку горняки умышленно занижали страховые суммы и максимально возможный размер ущерба, экономя на страховании», – подчеркнул Денисов.

«Выплаты от страховой компании «Сибирский спас» на одного погибшего на «Распадской» составят около 80 000 рублей. Но «Сибирский спас» наполовину принадлежит ЗАО «Распадская финансово-промышленная компания». Получается, угольщики застраховались сами у себя. Причина, видимо, в том, что размер страховой премии у независимого страхователя был бы слишком велик», – говорит руководитель отдела исследований угольной отрасли Института проблем естественных монополий Александр Григорьев. «Аварии были и будут всегда. Но эти риски фактически перекладываются на плечи государства и всех налогоплательщиков. Высокие затраты на страхование заставят собственников более ответственно подходить к вопросам безопасности на шахтах, так как только повышение безопасности может снизить стоимость страховки для шахты», – убежден Григорьев.

Источник: "Независимая газета"
Поделиться