Версия для печати 1037 Материалы по теме
Москва предлагает узаконить регистрацию бездомных
бомж
По данным столичного департамента соцзащиты населения, в городе насчитывается до 10 тысяч бродяг, из них 86 процентов - приезжие из других регионов или стран СНГ. Милиция время от времени гоняет их с вокзалов. Но бродяжничество не преступление, его под статью не подведешь. И как в такой ситуации бороться с позорным явлением?

Перед обедом - баня

Все, что могут сделать городские службы, это оказать социальную помощь. Уговорить помыться, подобрать на улице инвалида, предоставить ночлег в одном из восьми учреждений, громко именуемых теперь Центрами социальной адаптации, посодействовать в восстановлении документов. В общем, дать шанс изменить жизнь к лучшему. Причем только с их согласия.

- Сами бродяги не обращаются в социальные учреждения за поддержкой, поэтому мы перенесли всю работу на улицу, - рассказывает Андрей Пентюхов, начальник отдела социальной помощи бездомным гражданам департамента соцзащиты населения Москвы (все бесприютные - их контингент). - Каждый день за счет городского бюджета кормим 150 человек. Причем на территории санпропускников - на Ижорской улице, 21, и на Ярославском шоссе, 9. И только после того, как они пройдут санобработку, избавятся от вшей, переоденутся в чистое...

С одной стороны, это проявление милосердия, а с другой - сытому воровать не придется.

В городе действует мобильная служба "Социальный патруль". Начинали с одной машины, а перед зимой закупили девять новых микроавтобусов, изготовленных на базе санитарных. Они понадобились для транспортировки, например, инвалидов-колясочников или лежачих стариков, которых необходимо забрать с улиц. Сейчас ежедневно 10 патрульных бригад с 8 утра до 23.00 выезжают на улицы. По выходным работают 4 бригады. В составе каждой - водитель, соцработник и фельдшер. Круглосуточно диспетчерская служба принимает звонки от населения. Например, бродяга лежит в подъезде... В неделю - от 50 до 90 вызовов. Фельдшер оказывает доврачебную помощь, если надо - вызывает "скорую". Госпитализировать приходится каждого десятого. "Не все врачи соглашались везти наш контингент, - говорит Пентюхов, - но с октября мы ведем записи: номер наряда, куда повезли, и отслеживаем дальнейшую судьбу. Бывало, что бродягу потом выгоняли из приемного отделения, ссылаясь на то, что он отказался от медпомощи. Но о каждом таком факте мы сообщали в департамент здравоохранения. И в последние три месяца подобных случаев нет". Если, допустим, человека парализовало или ему ампутировали конечности (как правило, это результат обморожения по пьянке), то больница сразу информирует орган соцзащиты. Соцработники стараются к моменту выписки установить прежнее место жительства бродяги, связаться с родственниками. Если он иногородний, приобретают билет на поезд, сопровождают в пути. За прошлый год так отправили 122 человека, не считая тех, кого отвозим своим транспортом в ближайшие регионы. Недавно проводили в Уфу двадцатилетнюю девушку. Подобрали ее - избитую, с переломанным позвоночником, с трудом могла говорить. Связались с администрацией президента Башкирии - на вокзале ее встречали родные и карета "скорой помощи".

Один к десяти

Сегодня бродягами в Москве занимаются в общей сложности под тысячу соцработников. Около 700 - в учреждениях социальной помощи для бездомных плюс 200 (а будет 400) - в новой дружине по социальной безопасности, которая уже патрулирует в округах. Все они, можно сказать, обслуживают 10 тысяч бродяг. Соотношение: один к десяти.

"Например, в последнюю зиму смертность от переохлаждения снизилась в 8 раз по сравнению с 2002-2003 годами. Это при том, что число городских вытрезвителей сократилось с 32 до 1 и пьяные остались в прямом смысле брошенными на улицах. Мы всех подбираем - и тех, у кого нет дома, и тех, у кого есть", - посдчитывает Андрей Пентюхов.

По его мнению, проблема бродяжничества требует в первую очередь законодательного разрешения. Конечно, нужно помогать инвалидам, престарелым, оказавшимся на улице. Но среди бродяг немало тех, кто сознательно выбирает свободу. Чтобы пить. Не работать, не кормить семью, не воспитывать детей.

В департаменте соцзащиты уже разработан проект федерального закона по вопросам регулирования бродяжничества и оказанию социальной помощи бездомным гражданам. И Андрей Пентюхов - один из его авторов. Сейчас этот документ направлен на рассмотрение в Госдуму.

"Проблему можно решить только на федеральном уровне, - считает он, - потому что она касается всей страны. Только не надо смешивать два разных понятия - бездомность и бродяжничество. Свыше 60 процентов тех, кого мы анкетировали на улице, имеют жилье. Законопроект разделяет эти категории. В нем для бездомных граждан с чистым паспортом (без регистрации) предусмотрены такие же гарантии прав и свобод, как и гражданам с регистрацией по месту жительства. Они тоже хотели бы жить нормально, но откройте любой закон - там все предоставляется только "по месту прописки". Нет штампа - и человек ни на что не имеет прав.

А для бродяг предлагается ввести обязательный регистрационный учет с обязательным медицинским обследованием. Да, есть свобода передвижения - ее никто не отнимает, но реализация этого права не должна нарушать права других граждан. В первую очередь на благоприятную санитарно-эпидемиологическую обстановку".

Чем клошары лучше?

Бродяги есть во всем мире. В Париже, например, клошары. Но они не пугают окружающих своим видом, не воняют, не заражают инфекциями... Так говорит Пентюхов, который изучал вопрос на месте.

"Хочешь жить на улице - твое право, но держи себя в нормальном состоянии, - излагает он. - В Париже бездомные тоже спят на улицах, но в спальных мешках - чистые и опрятные, даже обувь снимают. Почему наши такие грязные? Это разный контингент. Во Франции проблема бездомности связана с безработицей и невозможностью заработать на аренду жилья, а у нас - с алкоголизмом".

Согласно московскому документу, бродяга должен заявить в миграционную службу, что хочет жить на улице. Там ему говорят: вот прикрепленная поликлиника, диспансер, проходи медобследование, получай книжку с пометкой, что не болен туберкулезом (в противном случае - лечись, у нас действует закон об обязательном лечении от туберкулеза). А через шесть месяцев - повторно.

"Конечно, для этого понадобятся бюджетные средства, - признает Пентюхов. - Но ведь это проблема не бомжей, а наша с вами. Потому что мы вынуждены ездить с ними в метро, держаться за те же поручни. Да, уголовной ответственности за бродяжничество и попрошайничество давно нет. Но если человек уклоняется от прохождения миграционного учета, можно применить такой вид административной ответственности, как принудительное содержание в спецучреждениях органов соцзащиты. Под это можно приспособить один из Центров социальной адаптации, куда по решению суда будут направляться нарушители на срок до 60 дней".

Источник:«Российская газета»
Поделиться