Версия для печати 28662 Материалы по теме
 Василий ФУНТИКОВ: «Из-за кино я бросил скрипку»

Актер театра и кино Василий Фунтиков родился 5 июля 1962 года в Москве. С 9 лет снимался в кино. В 1980 году поступил в театральное училище имени Щукина, имея в своем послужном списке много интересных киноролей, в том числе и главную роль в культовом четырехсерийном фильме того времени «Каникулы Кроша». В 1984 году окончил училище, курс профессора А.Г. Бурова. Служил полтора года в театре Российской (тогда «Советской») Армии, работал актером в этом театре, продолжая активно сниматься в кино — трехсерийном фильме «Неизвестный солдат» и «Воскресенье, половина седьмого» — продолжении популярных приключений Кроша, «В последнюю очередь», «Презумпция невиновности», «Мафия» — фильме из сериала «Следствие ведут знатоки» и многих других. Играл в спектаклях режиссера Ю. Еремина «Рядовые», «Ленинградец», «Осенняя кампания 1799 года», других режиссеров — «Кортик», «Нянька» («Матрос Чижик»). В 1989 году вместе с режиссером Ю. Ереминым и группой актеров перешел в театр имени А.С. Пушкина. Сыграл роль Бабы-яги в спектакле «Аленький цветочек», роли в спектаклях «Белая цапля», «Блэз», «Сон в летнюю ночь», «Я — женщина», «Бесы», «Новое московское преступление». Работал по приглашению в других московских театрах.

— Как удалось ребенку из неактерской семьи в столь раннем возрасте начать свою кинокарьеру?

— Я вырос на Мосфильмовской улице. Однажды вечером гулял с собакой, и когда проходил мимо киностудии, ко мне подошла женщина, посмотрела на меня и дала записку для мамы. Мама привела меня на студию для кинопробы. Это были кинопробы в фильм Ролана Быкова «Автомобиль, скрипка и собака Клякса». На главную роль меня не утвердили, я снимался в этом фильме в эпизодах. С этого все и началось. Мне было тогда 9 лет.

Потом были и другие фильмы, в том числе главная роль в фильме — «Охотники за браконьерами», в котором я снялся в 11 лет, в фильме «Камертон» в 13 лет.

На съемках этого фильма мне исполнилось 14 лет, и после рабочего дня праздновали мой день рождения. Фильм снимался в Одессе. И когда мы спускались к морю, я так прыгал, прыгал, что подвернул ногу и несколько дней снимался в гипсе.

13401.jpg

А уже в последнем, десятом классе я начал сниматься в многосерийном фильме режиссера Георгия Аронова по известной повести Анатолия Рыбакова «Каникулы Кроша». Так что на фильм «Каникулы Кроша» я попал уже «опытным киноактером». На эту роль пробовалось очень много ребят, но писатель Рыбаков настоял, чтобы снимали именно меня. Фильм пользовался невероятной популярностью. Его показывали по первому каналу перед программой «Время».

Когда я снимался в «Каникулах Кроша», я уже сдавал выпускные экзамены в школе. И получил двойку по литературе, хотя всегда много читал и много стихов знал наизусть. А около школы уже стояла киносъемочная машина. Второй режиссер, который сидел в машине, сказал: «Ну все — съемки отменяются!» Я был расстроен, а второй режиссер мне говорит: «Вася, жди!» И пошел в класс. Меня сразу вызвали на переэкзаменовку, и я прочитал стихотворение Есенина «Исповедь хулигана». После этого стихотворения мне поставили четыре с плюсом, и мы поехали на съемку.

— С таким солидным актерским опытом легко было поступить в театральный институт?

— Когда я сдавал вступительные экзамены, фильм «Каникулы Кроша» еще не вышел на экраны, но меня уже знали в лицо. Меня брал Евгений Матвеев во ВГИК без всяких туров. Однако я очень хотел учиться в Щукинском театральном училище на курсе Альберта Бурова. Но на экзаменах я не добрал полбалла. Месяц ходил на занятия как вольнослушатель, у меня уже была гора повесток в армию, и я не знал, что мне делать. Но педагоги — А. Буров, В. Шлезингер, Ю.В. Катин-Ярцев — поехали в Министерство культуры и выбили для меня еще одно место. Помню, как я пришел однажды утром в девять часов на лекции, а моя однокурсница Лена Казаринова бежит ко мне навстречу и кричит: «Вася! Ты зачислен, ты — студент». Я стал студентом, и мне дали отсрочку от армии. Военную службу проходил потом в команде актеров-военнослужащих в Центральном театре Советской армии.

У нас был уникальный дипломный спектакль «Школа злословия», где кроме студентов играли наши педагоги — актеры Альберт Буров, Александр Ширвиндт, Юрий Васильевич Катин-Ярцев. Я играл главную роль сэра Чарльза, а Катин-Ярцев играл моего деда. Ректор Владимир Этуш сделал с нами спектакль по Чехову «Предложение». У нас был блестящий курс. Считается, что если с курса два-три человека станут известными артистами, то это хороший курс. У нас были очень яркие студенты. Это и уже, к сожалению, покойные Ирина Метлицкая, Михаил Зонненштраль, Володя Ажиппо, Костя Кравинский. Это и Наташа Карпунина, Нина Горелик, Света Рябова, Борис Шувалов, Алексей Маслов. Это был курс 1984 года выпуска.

— Чем запомнилась служба в команде театра Армии?

— В команде мы с утра до ночи передвигали декорации, убирали театр, играли по вечерам спектакли. Конечно, у нас были и занятия по боевой и строевой подготовке. В команде моего призыва были Саша Домогаров, Боря Шувалов, Дима Певцов, Саша Лазарев.

С Олегом Меньшиковым я играл по очереди одну из центральных ролей в спектакле «Рядовые». Очень любил спектакль «Осенняя кампания-1799» режиссера Юрия Еремина о Суворове, где я играл Аркадия Суворова — пятнадцатилетнего сына полководца, который погиб, защищая солдата. Суворова играл замечательный актер Петр Ильич Вишняков.

— В 1989 году группа актеров театра Армии перешла в театр им. Пушкина вслед за ушедшим режиссером Юрием Ереминым. После ролей в военных спектаклях пришлось играть самых неожиданных персонажей, в том числе и Бабу-ягу в «Аленьком цветочке». Чем запомнилась эта работа?

— Я играл не только в этом спектакле, но одновременно еще во многих, почти во всех. Мы тогда играли по два детских спектакля в день. То есть с утра у меня было две Бабы=яги, а вечером, например, спектакль «Блэз». Я почти не вылезал из театра. Однажды ко мне в гримерку приходит помощник режиссера и говорит: «Там на спектакль пришел Евтушенко с ребенком, и он идет к тебе познакомиться». Я думал, это шутка. Но правда, заходит Евгений Евтушенко. Подарил мне свою книгу стихов с надписью, которую у меня сразу же на втором спектакле украли.

— Издержки актерской профессии — популярность, постоянное узнавание на улице мешают или помогают в жизни?

— После кинотрилогии по книгам Анатолия Рыбакова поклонницы заваливали письмами, проходу не было. Шли рядом, пальцем показывали. Мои друзья этим пользовались. Чтобы пройти в Дом кино или в Дом актера, приглашали Фунтикова, чтобы он провел с собой по пятнадцать человек без очереди и без билета.

— При таком успехе у девушек как складывалась личная жизнь, если не секрет?

— Скажу только, что официально ни разу не был женат. Есть дочь Даша. Очень на меня похожа.
Главный человек для меня — мама. Когда я был маленьким, а она ждала еще одного ребенка, она таскала за мной аккордеон на занятия, потому что он был тяжелым. Я и на скрипке занимался. Но из-за кино я бросил скрипку. Она до сих пор у меня еще сохранилась. Это очень хорошая скрипка. Всем хорошим во мне я обязан родителям.

— А кто они по профессии?

— Мама — ведущий эксперт по патентно-лицензионным работам Мосэнерго СССР, сейчас она на пенсии. Папа работал старшим инспектором ГипроНИИ Академии наук, сейчас он тоже уже пенсионер. У меня еще есть младший брат — двукратный чемпион Европы по самбо, чемпион России по самбо и дзюдо. Сейчас он уже заслуженный тренер России, тренер героя прошлых Олимпийских игр Дмитрия Носова, сумевшего со сломанной рукой завоевать бронзовую медаль.

— Есть ли у популярного актера Фунтикова любимый актер — кумир в театре и кино?

— Андрей Миронов. Он тоже выпускник Щукинского училища. Когда я был на втором курсе, он приходил к нам училище, и я попросил у него автограф. Он написал мне: «Фунтикову на память». Потом в театре Армии я играл с его женой Ларисой Голубкиной в одном спектакле — «Рядовые». А он ждал ее на улице, в машине. Зимой, когда мы играли спектакль, а у меня было двадцать минут перерыва между сценами, я выходил на улицу. Прямо в театральном костюме, в гимнастерке я играл в снежки, кидал их по колоннам театра, притворялся, что промахивался, и попадал в его машину. А у него тогда была БМВ — одна из немногих в Москве иномарок. И у меня был повод подойти и как бы извиниться, и поговорить. А один раз я попросил у него сигарету на память. Это была редкая в те времена сигарета — «Мальборо». Я ее хранил, хранил, а потом выкурил.

«Бриллиантовая рука» — гениальнейший фильм! Я не могу оторваться, когда смотрю фильмы с Жераром Депардье. Очень люблю фильм «Игрушка» с Пьером Ришаром.
Очень люблю смотреть по каналу «Культура» наше старое кино. По этому каналу показывают фильмы без рекламы. На других каналах творится что-то невозможное. Как можно показывать, например, фильмы о войне и вставлять огромные рекламные блоки пива, жвачки и, извините, памперсов!

— Любимые актеры — партнеры в кино?

— Я работал с замечательными артистами. Например, в фильме «Презумпция невиновности» я снимался с Юрием Богатыревым, Любовью Полищук, Леонидом Куравлевым, Николаем Пастуховым, Станиславом Садальским. Действие фильма происходит в едущем поезде, но поезд был построен в павильоне киностудии «Ленфильм». Весь поезд снимался в павильоне.

— При таком звездном актерском составе, с такими партнерами, наверное, было много шуток и розыгрышей на съемочной площадке?

— Мы с Николаем Пастуховым работали тогда в театре Советской Армии. И после каждого спектакля ездили из Москвы в Ленинград. Спектакль заканчивался в 11 часов. А в 11 часов 50 минут отходил поезд. Приезжали ранним утром и ехали сразу на съемочную площадку. На съемках было не до шуток. А вообще я умею веселиться на съемках и во время работы. Мне хочется сейчас сняться в нормальном комедийном фильме. Не хочу сниматься в фильмах, где сплошные убийства, грабеж, насилие и ложь. Мне это неинтересно. С удовольствием снялся бы в фильме о чистой и беззаветной любви!

Галина СТЕПАНОВА

Поделиться