Версия для печати 2305 Материалы по теме
«Наука не может быть государственной и частной»
зернов
В российском обществе существует некое предубеждение по отношению к негосударственным вузам: многие родители и абитуриенты предпочитают им известные государственные учебные заведения, считая, что последние дают более качественное образование. Этот стереотип сохраняется, видимо, и в сознании чиновников, ведь большинство принимаемых решений в области высшего образования адресовано именно государственному сектору учебных заведений.
О том, какие последствия сложившаяся ситуация может иметь в будущем и как ее изменить, мы поговорили с ректором Российского нового университета, председателем Совета Ассоциации негосударственных вузов России Владимиром Алексеевичем ЗЕРНОВЫМ.

— Владимир Алексеевич, почему в России сформировалось такое разделение на государственные и негосударственные вузы?
— Нигде в мире не существует деления вузов на государственные и негосударственные, там приняты другие критерии оценки: рейтинги вузов, в которых они оцениваются по качеству образования. Многие иностранцы просто не могут понять, что можно делить науку на государственную и негосударственную, как это происходит у нас. К нам приезжала делегация из университета Киото, одного из ведущих инновационных университетов мира. Японцам было непонятно, почему наш вуз (Российский новый университет), который создал очень много инноваций, не получает поддержки государства. В представлении японцев такого не может быть, они нас спрашивали — а что, разве государству наука не нужна?
Закон об образовании стал просто декларативным, он не выполняется в отношении негосударственных вузов. Государственный вуз может спокойно работать, не делая никаких открытий, инноваций, и государство будет его поддерживать. А рядом находится негосударственный вуз, который сделал десятки открытий, но никакой поддержки не получает. Например, наш вуз разработал самые чистые в мире нанотрубки, мы — первая образовательная структура в России, которая сертифицировала высокотехнологичный прибор в области кардиологии в Евросоюзе, но мы не получаем от государства никакой помощи.

— И что же с этим делать, как преодолевать этот барьер?
— Любая система может развиваться только в том случае, если есть конкурентная среда, это касается и науки, и образования. Негосударственные вузы в данном случае являются одной из необходимых составляющих конкурентной среды, и конкурируют они очень успешно. К сожалению, сейчас наша система образования состоит из двух частей: одна из них работает еще в социализме, основываясь на контрольных цифрах приема (ни в одной стране мира такого нет, это страшный анахронизм!), а другая — в «диком» капитализме. И мы их пытаемся соединить вместе и говорим: развивайтесь!.
Почему Россия, являясь мировым лидером по числу ученых, занимает позиции лишь в четвертом-пятом десятке по количеству изобретений? Почему российский ученый, выезжая работать в другую страну, зачастую тут же показывает фантастические результаты? Наверное, дело не в ученом, а в стимулировании его труда. В России этого стимула нет. Если измерить потери России от оттока наших ученых за рубеж, по минимальным подсчетам, мы подарили миру «мозгов» на сумму около 1 триллиона долларов. Мы теряем и огромное количество идей: «мозги» находятся здесь, а идеи уходят за рубеж.
Единственный способ остановить это явление — создать конкурентную среду: должна быть конкуренция за получение госзаказа, за научные изобретения. Нужно стимулировать ученых, и не только с помощью финансовых средств: давно известно, что только деньгами проблемы в науке и образовании не решишь. Необходимы кардинальные организационно-экономические преобразования, без которых финансовые вливания могут только навредить.
Получается, что на протяжении уже двух десятилетий после распада СССР мы постоянно реформируем, модернизируем систему образования, но ни одну реформу не только до конца не довели, но даже четко не сформулировали. В нашей стране требования к вузу постиндустриального общества остались такие же, как в индустриальном обществе, а мир давно стал другим. Любая система нуждается в свое­временной модернизации, а мы запоздали с этим на несколько десятков лет. После наших успехов в сфере освоения космоса многие страны скопировали нашу систему образования, но они ее вовремя модернизировали. В 1986 году и в СССР была поставлена задача модернизации системы образования, но, к сожалению, ее не успели выполнить.
В нашей истории советского периода есть ярчайший пример конкурентной среды — развитие авиационной промышленности. В годы после Великой Отечественной войны мы долгое время были законодателями мод в этой отрасли, хотя наша страна наиболее пострадала во время войны. Когда Н. С. Хрущев прилетел в США на ТУ-114, у американцев не нашлось подходящего трапа, чтобы высадить делегацию, она спускалась по пожарной лестнице, ведь американцы тогда такие самолеты даже еще не проектировали! В те времена наша страна делала каждый третий самолет в мире, сейчас — в лучшем случае каждый трехсотый. Почему? Потому что в СССР существовала серьезная конкурентная среда, которая «вытащила» всю отрасль, несмотря на разруху. И руководству страны хватило мудрости сделать ставку на эту отрасль.
Поэтому, как я уже сказал, необходимо повышать конкурентоспособность нашего образования как в стране, так и за рубежом. Также очень важно понимание критерия оценки вузов, чтобы их оценивали не только по количеству квадратных метров и состоянию общежитий, а и по качеству самого образования: действительно ли вуз является кластером постиндустриального общества, или фабрикой по выдаче дипломов.

— А что делает Ассоциация негосударственных вузов для решения существующих проблем?
— Мы добиваемся равнодоступности государственных ресурсов для всех вузов. Если мы выбрали рыночную модель экономики, то и система образования должна быть адекватна этой модели. Необходимо, как во всем мире, создать равные условия для государственных и негосударственных учебных заведений. Если вуз дает качественное образование, почему он не может получать поддержку государства?
Сейчас количество выпускников школ почти сравнялось с количеством бюджетных мест в вузах, при этом в государственных вузах — недобор на бесплатные места. А во многие негосударственные вузы на платные места идет поток абитуриентов. Это говорит только о том, что качество образования во многих негосударственных вузах уже выше, чем в государственных. Но государство делает вид, что этого не замечает, и продолжает поддерживать только государственные вузы. Тем самым мы обрекаем всю систему образования на стагнацию.
Конкурс инновационных вузов и школ, прошедший несколько лет назад, коснулся только государственного сектора образования. Негосударственные вузы и школы могли участвовать в нем, но без права победы. Когда объявили конкурс инновационных исследовательских университетов, сначала было указано, что все вузы любой формы собственности могут принять в нем участие. Спустя месяц выходит уточнение: только вузы, учрежденные государством. Значит, все, что не в государственных вузах, — это не наука и не инновации?
Был принят закон о создании инновационных предприятий при вузах, чтобы форсировать этот процесс, и все равно в государственных вузах он идет очень вяло. А при нашем университете таких предприятий несколько десятков, они существуют уже много лет и производят высокотехнологичные приборы, конкурентоспособные во всем мире. Ведь, откровенно говоря, и раньше кто хотел, тот создавал такие предприятия: да, не напрямую, но мы образовали технопарк и в нем организовали инновационные предприятия. У нас возникла другая проблема: налоговая инспекция не дает нам регистрировать новые предприятия, обвиняя в том, что у нас центр массовой регистрации. Приходится каждый раз доказывать, что это не так. И как только вузы дойдут до стадии, когда у них будут десятки предприятий, они столкнутся с такой же проблемой.

— Почему же все-таки власть столь инертна в этом отношении?
— Главная проблема в том, что чиновник отвечает не за результат, а за освоенные средства. Средства освоили — и хорошо, а результат уже никого не волнует. Это замкнутый круг. Прошел конкурс инновационных вузов, и какой результат? Какие сделаны научные открытия, каковы достижения? Главное — провести. А при этом в высшей школе делаются десятки открытий в год, но они не учитываются при определении критериев инновационности вузов. А в чем же тогда инновационность?
Эта проблема стоит ребром для всех сфер жизни, не только образования и науки. Необходимо пересматривать принцип работы бюджетной системы, чтобы средства выделялись на конкретные цели, а от «освоения средств» пора уже отходить.

Частным вузам — бюджетные деньги

Виктор Шудегов
Виктор Евграфович ШУДЕГОВ, заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по образованию, член фракции «Справедливая Россия»
— Действительно, в России существует предубеждение по отношению к негосударственным вузам, хотя на Западе как раз самые известные, престижные вузы — частные. Среди них Гарвард и Стэнфорд. Вероятно, в России такое мнение сложилось потому, что в самом начале рыночной эпохи частные вузы, стремясь заработать как можно больше, принимали такое количество студентов, которое не могли качественно обучить. Были в моде и махинации с продажей дипломов. Я помню, как в одном из филиалов негосударственного вуза читали за два-три дня курс, который в серьезных вузах изучают в течение года, и выдавали это за полноценное образование.
Из-за «подмоченной» репутации работодатели стали игнорировать выпускников негосударственных вузов. Большая часть таких недобросовестных вузов ушла в небытие, но стереотип уже сформировался. Сейчас ситуация постепенно меняется, многие негосударственные вузы заслужили хорошую репутацию благодаря разумной кадровой политике, интересной научно-воспитательной работе.
Необходимо на законодательном уровне дать негосударственным вузам право участвовать на конкурсной основе в распределении бюджетных мест. Частные вузы наравне с государственными должны иметь доступ к бюджетным средствам, которые они смогут тратить на подготовку, повышение квалификации кадрового состава. Думаю, эту проблему можно решить.
  

«Негосударственных студентов не бывает»

смолин
Олег Николаевич СМОЛИН, заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по образованию, член фракции КПРФ
— Негативное отношение к негосударственным вузам сформировалось в обществе по двум причинам. Во-первых, исторически так сложилось, что в нашей стране больше верят государству, чем частному сектору. Вторая причина в том, что многие негосударственные вузы в свое время торговали дипломами. Но из этого вовсе не следует, что все негосударственные вузы плохие.
Чтобы изменить сложившуюся ситуацию, нужно действовать по нескольким направлениям. Прежде всего нужно вносить изменения в законодательство об образовании. Поскольку негосударственных студентов не бывает, поскольку их родители тоже платят налоги, они вправе рассчитывать на поддержку государства, как и студенты бюджетных мест государственных вузов. Во-вторых, самим негосударственным вузам нужно тесно сотрудничать со СМИ. И еще очень важно, чтобы негосударственные вузы активнее демонстрировали, что именно они являются главным источником инноваций в российском образовании. Кстати, всемирно известный футуролог Э. Тоффлер, с которым я недавно встречался, считает, что именно из негосударственного сектора придут наиболее интересные инновации в сфере образования, так как этот сектор менее бюрократизирован, чем государственный. Со своей стороны считаю, что мы должны делить вузы лишь на хорошие и плохие, а среди негосударственных вузов немало хороших.

Поделиться