Версия для печати 1981 Материалы по теме
Кого именно не надо сажать за экономические преступления
тюрьма
Единороссы дали более четкое определение предпринимательской деятельности и заодно предложили гуманизировать наказание для чиновников. Поправки (есть у «Ведомостей») будут внесены в Госдуму на следующей неделе, говорит один из их авторов, депутат Андрей Назаров.

По словам источника, близкого к руководству Госдумы, поправки будут приняты, о необходимости внести эти изменения в УК и УПК говорил Дмитрий Медведев.

По статье 108 УПК человек, подозреваемый в преступлениях в сфере предпринимательства, в том числе мошенничестве, уклонении от уплаты налогов, отмывании денег, не может быть заключен под стражу, если не скрывался от следствия. Эта статья может быть применена, когда дело возбуждено против акционера, учредителя или участника хозяйственного общества, индивидуального предпринимателя, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа в организации, а также «лица, выполняющего постоянно или временно организационно-распорядительные или адми-нистративно-хозяйственные функции», сказано в законопроекте.

В начале июня на пленуме определение предпринимательству дал Верховный суд. Инициированные президентом изменения в УК и УПК, ограничившие аресты по экономическим статьям, зачастую не всегда работали из-за неоднозначного толкования судьями понятия, признал тогда председатель ВС Вячеслав Лебедев. Определение ВС опиралось на действующую норму Гражданского кодекса, говорит Яна Яковлева из «Бизнес-солидарности»: по нему нельзя было посадить только гендиректора, а вот бухгалтера или менеджера — спокойно. Депутатское определение дает больше возможности для реализации президентских инициатив, говорит Яковлева. Определение в ГК и его толкование ВС были недостаточны, признает Назаров.

Второй законопроект вносит изменения в статью УК «Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности» (169). Крупный ущерб от чиновника, неправомерно отказавшего в госрегистрации или выдаче лицензии юрлицу, а также незаконно ограничившего свободу юрлица или вмешавшегося в его деятельность, исчисляется 3 млн руб., особо крупный размер — 12 млн руб. Ранее в статье не было разделения на физических и юридических лиц и объемы ущерба были общими (1,5 млн и 6 млн руб. соответственно).

По словам Назарова, общественная опасность материального ущерба для юрлица гораздо ниже, чем для обычного человека: бизнесмен изначально понимает, на какие риски идет. К тому же 6 млн руб. для бизнеса незначительная сумма, а человека за это могли посадить на несколько лет, объясняет парламентарий.

169-я статья УК не работает, по ней осуждены два человека за прошлый год, говорит Яковлева (см. врез). Милиционеры не будут возбуждать дело против других милиционеров, помешавших бизнесмену, резюмирует эксперт.

Источник: "Ведомости"
Поделиться