Версия для печати 1601 Материалы по теме
Открывается II Московская международная биеннале молодого искусства
молодежь
Проходивший два года назад дебютный смотр молодого искусства хоть и назывался биеннале, воспринимался все же лишь хорошей заявкой на этот почтенный жанр. Второй смотр по количеству участников, выставок вполне сопоставим с биеннале взрослой. Весь июль москвичам и гостям выпадает шанс в свободное время дефилировать от галереи к галерее, от музея к музею и отыскивать лучшее из работ 600 художников и артгрупп, расквартированных по шестидесяти выставкам на сорока площадках столицы. Кураторами Дарьей Пыркиной и Дарьей Камышниковой было отсмотрено более двух с половиной тысяч заявок, поступивших из России и семидесяти стран мира. В итоге участвуют мастера из пятидесяти трех (включая Россию) стран. Как подчеркивают кураторы, особенно важно присутствие проектов из российских регионов, стран ближнего зарубежья и СНГ.

Тема смотра молодых парадоксальная и актуальная одновременно -- «Границы». Парадоксальная потому, что сегодня с новейшими возможностями и технологиями коммуникации тема границ вроде бы становится анахронизмом. Это занятно подтверждается фактом спонсорской поддержки фестиваля крупнейшим оператором сотовой связи России МТС и успешной молодой авиакомпанией S7 airlines. Да и главный партнер биеннале -- Фонд Михаила Прохорова -- одной из основных стратегий полагает коммуникацию и диалог, интеграцию культуры российских регионов в общемировое пространство.

Тем не менее тема границы сегодня значима как никогда. Отчасти вследствие головокружительного успеха означенного стирания пограничного жанра как такового. Не только глобализация и культурная унификация печалят, но и кризис когнитивности отдельной личности, вплоть до краха представлений о том, что такое хорошо, а что такое плохо. Ведь распыление, рассеивание по разным культурам нивелирует смысловой стержень каждой, дискредитирует ее ценностное (полноценное) наполнение. И в общем-то это вектор движения к всеоправдывающей безответственности. Как тут не вспомнить великое высказывание о границах гоголевского Ноздрева! Возжелав поразить Чичикова величиной своих владений, он произнес нетленное: «Вот граница!... все, что ни видишь по эту сторону, все это мое, и даже по ту сторону, весь этот лес, который вон синеет, и все, что за лесом, все это мое».

Существует ли у фестиваля опасность подхватить вирус ноздревщины? Безусловно, да. Если таковое произойдет (а почти все главные открытия биеннале впереди), тогда смотр можно уподобить наскоро состряпанному постсоветскими туроператорами (кто ж их не помнит?) вояжу: когда много, пестро, цветно и шумно, но различия вдруг оборачиваются безразличием, а тысячи найденных на все случаи жизни ответов заменяются круговой безответственностью.

Открывшаяся вчера первая выставка биеннале подготовлена командой четырех кураторов: три француза (Ив Роббер, Изабель Бертолотти, Тьерри Распай) и Дарья Пыркина. Посвящена выставка Году Франции в России, называется «Виз-а-ви/Vis-a-Vis». Проходит в главном помещении Государственного центра современного искусства (ГЦСИ) на Зоологической улице (д. 13, к. 2). Идея ее -- встреча на расстоянии стран, России и Франции, тех двоих, кому есть что сказать друг другу. В творческом плане, конечно. Отбор участников, составивших пары, был очень замысловатым, трехэтапным. Сначала Пыркина изучала лионских художников (Лион -- партнер проекта), а три лионских куратора -- россиян. В результате совместными усилиями было отобрано около двадцати «артистов». Затем стали искать возможности их творческого диалога, сопряжения языка и идей. В результате круг сжался до семи участников с каждой стороны. Далее эти семь выбранных пар по Интернету познакомили друг с другом и предложили самостоятельно обсуждать и выбирать работы для выставки. Этот установленный тройной кордон в самом деле помог получить очень хорошие работы. Однако капельку ноздревщины кураторы добавили в самом принципе экспонирования.

Первое впечатление от увиденного: успех большой московской биеннале с главным кураторским проектом Жана-Юбера Мартена воодушевил и молодых. Помню сделанную Пыркиной основную экспозицию биеннале позапрошлого года. Там, как это принято в заумных, подвинутых на проблемах политике и социальной жизни артфорумах Европы, все какие-то графики висели, отчеты, документы, схемы и тезисы. Канцелярия какая-то. Смотреть на это как на искусство сложно. Сейчас прямо вслед за выставкой Мартена в «Гараже» устроено визуальное роскошество. И миниатюрные дворцы, и абстрактные скульптуры в ползала, и изощренно вплетенная в нотный стан хрупкая человеческая фигурка в натуральный рост, и машина, спрятанная в подобие комода, и огромные живописные и фотографические полиптихи на всю стену каждый. И пространство дышит, и ничего не теснит друг друга. И всего работ четырнадцать на огромный зал. Шаг к событию на территории собственно искусства, безусловно, сделан.

Каждая работа сама по себе интересно и тонко срежиссирована и выполнена. Однако нам же обещали пары. И здесь возникает проблема. Понять, кто с кем нашел друг друга, кто к кому так долго шел, чтобы исполнить дуэт, поначалу не представляется никакой возможности. На вопрос, а где же визави комода с автомобилем (автор Саша Сухарева), Пыркина ответила: зайди за стенку, там увидишь живописный полиптих с телефонными автоматами в роскошных интерьерах (работа Элиз Кам), вот тебе пара. И так почти со всеми парами: их общая территория, буквально по Ноздреву, за границами видимости. А в границах можно гадать о том, какие другие визави могли бы получиться. Ведь вот прямо напротив комода с машиной сюрреалистическая фотография с креслами на ночной лужайке от Дельфин Балле. Чем не союз? (Ее подлинный визави фотополиптих Владимира Логутова.)

Совмещение двух стратегий, предполагающих жесткие границы отбора и исчезающие границы в режиссуре выставки, дает свой эффект. Все-таки капелька ноздревщины (но только капелька!) поначалу раздражает, а потом заставляет самостоятельно анализировать все экспонаты, вникать в суть и выбирать в лабиринте сюжетов, безусловно, нашедших друг друга героев. Пройдя через испытания разлукой, союзы оказались только крепче.

Лидируют для меня две пары. Первую условно можно назвать «Домик -- Антидомик», художники Винсент Олине и Илья Трушевский. Олине создал из дерева с инкрустациями изумительно красивый дворец, с колоннадами, залами, шикарными люстрами, лоджиями, террасами. Дворец стал бы шедевром стиля рококо. Да дело в том, что размеры его сравнимы с масштабом зрительного зала знаменитого лиликанского театра. А по конфигурации дворец не что иное, как старинный секретер. Пародия на истончающуюся красоту абсолютизма остроумно названа «Падение империи». Трушевский повесил покрашенную в черное батарею, обмотал ее черными шлангами, привязал к школьной парте, на которой геодезические следы и губка. Черный спрут будто бы смотрит видео, на котором художник добывает первоэлементы. Видны огонь, почва, железо. Сама инсталляция с видео ассоциируется с поставангардными опусами, с алхимией Бойса и Барни. Если Винсент -- о прекрасной и хрупкой, подчас притворной оболочке архитектуры, то Илья -- о потрохах, о том, что живет внутри красивых стен, является плотью, ребрами, животворной коммуникацией.

Вторая пара -- россиянин Стас Багс (группа Milk&Vodka) и француз Седрик Альби. Они предлагают мудрые медитативные образы, вдохновленные практикой концептуализма. Багс выложил на платформе пять металлических пятичастных, как нотный стан, границ. И к каждой подвесил на прозрачной проволоке фрагменты плоских разноцветных фигур. В перспективе фигуры совмещаются в образ человека, который то собирается, то развоплощается, расплетается на отдельные палочки и сегментики. Работа называется «Я смотрел на эту границу пять недель подряд». Если учесть пятичастную структуру всей инсталляции, то мы увидим и человека, вплетенного в нотный стан, становящегося зримым воплощением звучащей музыкальной фразы. О превратностях материалах рассказывает и Альби в четырехчастной инсталляции с фотографиями и найденными объектами. Цель -- найти человеческое измерение техницизму. Высыпавшийся из старой лампочки порошок Альби фотографирует при дневном свете. Устанавливает обнаруженный кусок древесины -- части какого-то инструмента -- на постаменте в виде сложенной книги. А старинную инструкцию, в которой оборвано все, кроме заглавия типа «Руководство пользователя», помещает под стекло наподобие музейной гравюры. Центр и периферия вещей и понятий -- тема его проекта (и одна из общих тем всего молодого форума).

Для всех интересующихся биеннале свою игру предложил МТС. На виртуальной площадке Red Art (www.red.mts.ru/redart) будет выложена вся информация о событиях. Отдельно объявлен конкурс на самый инновативный проект, а также конкурс для зрителей на лучшую фотомозаику. Те, кто хочет получить информацию о четырнадцати больших выставках биеннале на мобильный, заходите на интерактивный сервис «Мобильный аудиогид».

Самые жаркие дни биеннале -- вторая половина этой недели. «Винзавод», ГЦСИ, ММСИ, даже музей «Царицыно» -- основные сейчас площадки. Следим за событиями.

Источник: "Время Новостей"
Поделиться