Версия для печати 3329 Материалы по теме
Нынешний театральный сезон был праздничным и юбилейным для Московского театра сатиры – популярного и любимого зрителями коллектива. Вместе с журналом «Бюджет» перелистаем страницы увлекательной истории этого театра, тесно связанной с историей страны и ее культуры.

Первый спектакль Московского театра сатиры был сыгран 80 лет назад в театральном сезоне 1924–1925 годов.
Все началось в 1924 году. Группа сатириков из «Красного перца» и «Крокодила» решила организовать театр в традициях «Летучей мыши» – знаменитого театра, возникшего из мхатовских капустников, работавшего в подвале дома Нирензея в Большом Гнездниковском переулке под руководством Никиты Балиева. В начале двадцатых годов эту сцену занимал уже театр «Кривой Джимми», во главе которого стоял популярный эстрадный артист А.Г. Алексеев. Артисты «Кривого Джимми» почти целиком влились в труппу Театра сатиры.
Организационные расходы при открытии Московского театра сатиры в 1924 году составили 7886 рублей 15 копеек. На эти деньги удалось снять и привести в порядок помещение на триста мест в Гнездниковском переулке, заказать авторам обозрение «Москва с точки зрения», пригласить режиссера, набрать артистов и оплатить их участие в репетициях в течение месяца, построить декорации, выпустить рекламу и билеты.
В помещении бывшей «Летучей мыши» Театр сатиры провел первые четыре сезона. Обстановка полуподвального театра осталась прежней, но балиевский занавес с беззаботными амурами символически перечеркнули две красные полосы. Это, вероятно, означало, что прежний жанр легких представлений ушел в прошлое.
Театр «взял курс» на «воплощение живых человеческих характеров». Наиболее подходящим жанром для этого оказался жанр сатирического обозрения – спектакля, состоящего из нескольких новелл, объединенных единой темой.
Обозрений в то время в Москве никто не ставил. Между тем эта синтетическая форма позволяла актерам, привыкшим к «капустникам», быстро входить в образ, мгновенно перевоплощаясь в изображаемый характер. К тому же, на драматургический стержень, сохраняющий основную идею, можно было нанизывать множество острот на злобу дня, откликаясь на то, что напечатано «утром в газете», «вечером в куплете». Так и поступали тогда первые артисты Театра сатиры.
Обозрение «Москва с точки зрения» стал первым спектаклем нового театра. Произошло это событие 1 октября 1924 года. Авторы обозрения В. Типот, Н. Эрдман и В. Масс постоянно дополняли спектакль остротами, словечками, подслушанными на московских улицах. Его комедийные положения возникали на почве всевозможных злоключений москвичей, озабоченных «вечным» квартирным вопросом, и особенно остро стоявшей тогда проблемой квартирного уплотнения. П. Марков писал: «Сила обозрения в его крепкой связи с московским бытом».
Новый театр быстро освоил новый жанр. Уже в первом сезоне было поставлено четыре обозрения. Вторым спектаклем было обозрение «Захолустье», где впервые на сцене Театра сатиры выступил замечательный актер Павел Поль. В обозрениях начинали свой творческий путь Рина Зеленая, Ева Милютина, Федор Курихин, затем Рудин, Корф, Хенкин…
Первым главным режиссером театра был Давид Гутман. Рядом с режиссером и художником важное место в спектакле занимал композитор. Почти ко всем спектаклям первых двух лет музыку писал Ю. Юргенсон, потом в театр пришли М. Блантер и Ю. Милютин. С 1926 года в Театре сатиры работал И. Дунаевский, написавший музыку к 16 спектаклям.
Постепенно Театр сатиры выработал особую манеру сценической подачи материала. Цепь динамичных эпизодов прерывалась танцами, интермедиями, куплетами, легко укладывавшимися в драматургическую канву спектакля. Актеры работали в острой, почти эстрадной манере. Декоративное оформление строилось с расчетом на технику молниеносных перемен.
В тридцатых годах обозрение как форма спектакля почти совсем исчезает. Уже через десять лет – в 1935 году – в театре идет лишь одно обозрение Я. Рудина и А. Бухова «Похождения Дон Жуана». В 1941 году было поставлено обозрение «Каленым штыком», и через десять лет – обозрение В. Маса и М. Червинского «Их было трое». В 1953 году обозрение – комедия В. Дыховичного и М. Слободского «Где эта улица, где этот дом». И, наконец, знаменитые «Маленькие комедии большого дома» А. Арканова и Г. Горина – спектакль 1973 года.
Уже в 1925 году в репертуаре театра появились первые сатирические комедии – «Чужая голова» В. Антимонова и «Пистолет присяжного поверенного» П. Сухотина.
С репертуаром театру, ограниченному жесткими жанровыми рамками, пришлось нелегко. Наступило весьма неблагоприятное время для сатирической критики действительности. Известная театральная история: актер Владимир Хенкин почувствовал себя плохо и его отвезли в больницу. Врач, осматривая его, спросил: «На что жалуетесь?» Хенкин, не задумываясь, ответил: «На репертуар».
Первый «запрещенный» спектакль Театра сатиры – снятая в 1936 году после первого же просмотра комедия М. Булгакова «Иван Васильевич» (та самая, которую позднее экранизировал Леонид Гайдай).
На сорокалетнем юбилее, в 1964 году, Театр сатиры назвали «собирателем, хранителем и пропагандистом советской комедиографии». К этому времени в театре было поставлено 112 советских комедий. Среди них: три пьесы Маяковского, пять комедий В. Катаева, четыре комедии В. Шкваркина, три пьесы Назыма Хикмета, пьесы Н. Погодина, С. Михалкова, А. Арбузова. Позже – В. Розова, М. Рощина, А. Гельмана, В. Белова, Г. Горина, М. Булгакова, Н. Эрдмана, В. Войновича. Почти вся советская комедиография в разные годы проходила «испытание на зрителе» в Московском театре сатиры.
В 30–40-е годы художественным руководителем театра был Николай Горчаков – ученик Е.Б. Вахтангова и страстный «пропагандист» «системы Станиславского». Именно Н.М. Горчаков во многом перестроил репертуар театра.
П. Марков пишет: «Горчаков, пришедший на смену Гутману, был режиссером и иной сценической культуры, и иных индивидуальных вкусов… Он любил яркость формы, культуру актерского образа... Пристрастие к эстрадной сжатости, некоторая поверхностность скептицизма, свойственные Гутману, не были присущи Горчакову, который обладал своеобразным юмором, переходившим в иронию. Горчакову была близка традиция водевиля, легкой, умной комедии».
В эти годы одним из самых репертуарных авторов театра становится В. Шкваркин. В 1927 году театр показал премьеру его пьесы «Вредный элемент», потом были спектакли «Лира напрокат» и «Чужой ребенок». Эта комедия Шкваркина шла в Театре сатиры с 1934 до 1938 года и была сыграна 1500 раз.
Комедии В. Катаева «Квадратура круга» и «Дорога цветов», пьеса В. Киршона «Чудесный сплав», «Город Глупов» по Салтыкову-Щедрину, «Вечер пародий и водевиля», объединивший сценки А. Бонди и Я. Рудина, И. Ильфа и Е. Петрова, спектакль водевилей «Веселые страницы» – самые значительные работы Театра сатиры за первые пятнадцать лет его истории.
Одной из удач театра того времени был спектакль «Веселые страницы» – три классических водевиля в постановке Н. Горчакова, И. Раевского и П. Дорохина. Три водевиля и три актерских открытия – П. Поль. Р. Корф. В. Хенкин.
В Театре сатиры того времени была почти бенефисная традиция – строить спектакль на одном актере. В каждом спектакле был ведущий актер – «гвоздь программы»: Поль, Хенкин, Корф, Кара-Дмитриев, Любезнов, позднее – Доронин.
Ведущий артист театра того времени Павел Поль переиграл огромное количество ролей. Среди них были замечательные актерские работы: Караулов в «Чужом ребенке», профессор Хиггинс в «Пигмалионе».
Владимир Хенкин был мастером импровизации, умеющим мгновенно перевоплощаться в самые различные образы. Во многих его ролях были чаплиновские мотивы. В неустроенной жизни маленьких людей актер открывал некую трогательную красоту. Такими героями были его Лев Гурыч Синичкин и Аким из водевиля В. Дыховичного и М. Слободского «Факир на час».
В послевоенные годы наиболее заметным театральным событием был спектакль «Вас вызывает Таймыр» А. Галича и К. Исаева в постановке Андрея Гончарова. Главного героя Дюжикова играл обаятельный актер Виталий Доронин. В начале пятидесятых годов в Театре сатиры невероятной популярностью пользовалась комедия Н. Дьяконова «Свадьба с приданым» в постановке Б. Равенских с В. Васильевой, В. Дорониным, Т. Пельтцер.
К этому времени Николай Горчаков ушел из Театра сатиры, и театр пребывал в некоторой творческой растерянности.
5 декабря 1953 года состоялась премьера «Бани» Вл. Маяковского, поставленной Н. Петровым, В. Плучеком, С. Юткевичем. Вслед за «Баней» в 1955 году появился «Клоп» в постановке В. Плучека и С. Юткевича. А еще через два года «Мистерия-буфф» – режиссерская работа Валентина Плучека.
«Баня» опередила новую художественную программу театра – образная, метафорическая форма в сочетании с психологической остротой характеров. Этот спектакль открыл новое направление в режиссерском искусстве.
Наибольший успех имели исполнители ролей Победоносикова и Оптимистенко. Первым исполнителем роли Победоносикова был А. Ячницкий. Но он вскоре ушел из театра, и его заменил замечательный актер Георгий Менглет. В роли Оптимистенко блистал Владимир Лепко.
В новой редакции «Бани» в 1967 году Плучек поставил пьесу Маяковского как «драму с цирком и фейерверком», то есть в жанре, определенном самим автором.
Лейтмотивом спектакля был «Левый марш» Маяковского. Спектакль начинался как цирковое представление, зрелище строилось как праздник – броско, весело. На сцену выходили униформисты во главе с молодым актером Андреем Мироновым. Они пели и скандировали лозунги, как в театре «Синей блузы», разыгрывали интермедии.
Спектакль «Клоп» отличался еще более выразительной отточенностью каждой сцены и каждой, даже самой маленькой актерской работы. Виртуозной сценической новеллой, вошедшей в историю отечественного театра, была знаменитая «Красная свадьба». Исполнитель каждой роли достигал высокого уровня артистизма. Г. Тусузов в роли бессловесного гостя – маленькая фигурка в сером пиджачке с огромными торчащими усиками, испуганно вытягивавшаяся при упоминании высокого имени. А. Папанов, игравший туповатого и наглого шафера, – роль всего с несколькими репликами, сыгранная яркими, сочными красками. Не говоря уже об исполнителях главной роли Присыпкина – В. Лепко, А. Миронова, обаятельного Николая Пенькова во второй редакции спектакля.
«Великолепная тройка» режиссеров, открывшая заново Маяковского в «Бане», вскоре распалась. В театре остался Валентин Плучек.

Галина СТЕПАНОВА

Поделиться