Версия для печати 3136 Материалы по теме
В географии международного туризма наметились существенные изменения. Обусловлены они не только природными катаклизмами в «эпицентрах» транснационального отдыха, но и экономическими обстоятельствами, а также – расширением ассортимента туристических маршрутов и услуг во многих странах.
 
ВЗАМЕН ОФШОРОВ
Совет министров государств – членов Карибского сообщества (КАРИКОМ) на совещании в Розо (Доминика) решил увеличить в 2005–2006 годах на треть – до 250 млн. карибских долларов из бюджета КАРИКОМа – финансирование инфраструктуры отдыха в странах – членах блока, где с 2005–2007 годов прекращается офшорный бизнес: это Белиз, острова Барбадос, Гренада, Доминика, Сент-Люсия, Тринидад и Тобаго.
КАРИКОМ объединяет все англоязычные страны Центральной и Южной Америки (бывшие колонии и протектораты Великобритании). Они экономически ассоциированы с Евросоюзом, а их общая валюта – карибский доллар – привязана к британскому фунту стерлингов.
Традиционные отрасли, тропическое земледелие и заготовка древесины, в большинстве «англокарибских» стран пришли в упадок, в том числе из-за истощения сырьевой базы в 70–80-х годах, но их быстро «заменили» офшорным бизнесом. По данным Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна (февраль 2005 г.), в среднем до 60% ежегодных доходов казна этих стран обретала за счет офшорного предпринимательства, еще около 25% – за счет туризма.
Максимальная зависимость бюджетов англоязычных Карибских стран от офшорных доходов варьирует от 35–40% на Тринидаде и Тобаго до 70–75% на Антигуа, Доминике, Сент-Люсии и Гренаде. Для Ямайки, Гайаны, Белиза и Барбадоса эта зависимость – 20, 15, 25 и 20%. Но дефицита туристических потоков в этом регионе не было и нет: свыше одной трети общемировой ежегодной численности иностранных туристов направлялось именно на англоязычные Карибы.
По оценкам Российского союза туриндустрии (РСТ), за 2003–2004 годы количество россиян, побывавших в этом регионе, увеличилось почти на 15% – до 40 тыс. человек. Основные «стимуляторы» – благоприятный климат, лучшая экологическая безопасность, высокий уровень сервиса, знание туристами английского языка.
Хотя отдых на англоязычных Карибах для россиян дороже, например турецкого и североафриканского, минимум на треть (в расчете на схожие продолжительность и сервис), упомянутые факторы «притягивают» к отдыху в этом регионе. Турфирмы карибских стран в последнее время часто снижают свои расценки, предлагая, в частности, «горящие» туры с 15, а то и с 30% скидками.
Как заявил премьер-министр Белиза Саид Мюза, «развитию туристической индустрии во многих карибских странах уделялось мало внимания. У нас есть не только где отдохнуть, но и где лечиться, в том числе минеральными водами, и что посмотреть…»
Впрочем, Карибы не столь безмятежны в плане стихийных бедствий и эпидемий малярии, из-за которой в ноябре – декабре 2004 года было закрыто большинство курортов в Гайане, на Ямайке, Багамах, Антигуа и Барбадосе. Но, по мнению пресс-секретаря РСТ Ирины Тюриной, «карибское направление можно считать набирающим популярность среди российских туристов. В том числе потому, что ценовая политика в этом регионе более предсказуемая и соответствует предлагаемому сервису». За последние два года число российских турфирм, работающих на карибских маршрутах, увеличилось почти на треть – до 130.
Карибский союз поддержки туризма ведет переговоры с российскими авиакомпаниями о сдерживании цен на авиабилеты. Так, предлагаются ценовые скидки на семейный отдых, на полеты в этот регион в зимний период. По словам одного из руководителей союза Вильяма Барри, «мы хотим, чтобы отдых на Карибах был для россиян столь же популярен и выгоден, как в некоторых странах Азии и Африки».
Бизнес-план союза на 2003–2007 годы предусматривает, в частности, восстановление памятников индейской культуры (в Белизе, Гайане, на Ямайке, Тринидаде, Доминике), развитие экологического туризма (особенно рыболовно-охотничьих туристических зон), восстановление заповедников и даже объектов, которыми пользовались пираты.

ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКИЙ «РЕНЕССАНС»
 В 60–80-х годах 15 тыс. советских граждан в среднем за год если и отдыхали за рубежом, то в странах Восточной Европы – членах СЭВ. Специально для СССР в Восточной Европе на русском языке издавались «Курорты Болгарии», «Отдых в Венгрии», «Туризм в Румынии»…
Вступление большинства этих государств в Евросоюз создало проблемы для развития туризма в Восточноевропейском регионе, особенно российского. Это и сложный визовый режим (часто с растянутыми сроками получения виз), и удорожание сервиса, железнодорожных и авиабилетов, а значит и самих турпутевок. Такие факторы обусловлены антидемпинговым законодательством ЕС и стран-членов, предусматривающим выравнивание цен на все товары и услуги в еврорегионе. Но основным туристическим контингентом в дунайско-черноморской Европе остаются граждане экс-СССР. Поэтому болгарские и венгерские турфирмы предлагают россиянам, например, лечение минводами и грязями, рыболовно-охотничьи маршруты, круизы по Дунаю, каналам, крупным озерам.
Центрально- и западноевропейские турфирмы тратят на зарубежную рекламу своих здравниц куда более значительные суммы, чем восточноевропейские конкуренты. Но если Болгария с Румынией могут заменить бальнеологию приморскими или горнолыжными курортами, то у Венгрии, по географическим причинам, такой возможности нет.
По словам директора Государственной администрации Болгарии по туризму Бисера Ялымова, «мы приближаемся к европейским стандартам по качеству обслуживания и по ценам. Но в отличие от «демпинговых» стран и их курортов, почти все болгарские курорты обеспечивают, если требуется, необходимое лечение, которое входит в конечную цену тура».
Иштван Ковач, вице-председатель Ассоциации курортов Венгрии, убежден, что «Венгрия может предложить не меньше маршрутов и услуг, чем, например, страны Северной Африки. Экологическая ситуация в Венгрии куда надежнее, чем в североафриканских странах, а ее лечебные возможности куда более разнообразны. Но в сегодняшней России мало кто знает об уникальных бальнеологических курортах вдоль Тисы, вблизи озер Балатон и Нейзидль, об оздоровительных круизах по южновенгерскому каналу Дунай – Тиса».
Многие восточноевропейские турфирмы сетуют на «ангажированность» большинства турагентств в РФ по турецким и североафриканским маршрутам – как правило, демпинговым (что выгодно российским фирмам, ибо это позволяет им повышать «российские» цены на эти туры), и часто сомнительным с точки зрения потребительской безопасности.
Недельный отдых на Балатоне или болгарском Причерноморье сегодня обойдется, с учетом транспорта, визы и полупансиона, в 650–730 долларов. Это примерно на треть дороже недельного времяпрепровождения в турецком Средиземноморье. Зато отдых на дунайских курортах Болгарии, Венгрии и Румынии по ценам в настоящее время сопоставим с приморскими курортами Турции и Египта.
Пока сравнительно дешевыми остаются круизы по каналу Дунай – Тиса (в Венгрии), румынскому черноморско-дунайскому каналу (Бухарест –Чернавода – Констанца) и Нижнему Дунаю (Украина – Молдавия – Румыния – Болгария). Они в среднем на четверть дешевле дунайского маршрута Венгрия – Словакия – Австрия – Германия или круиза по Рейну (Германия – Франция – Бельгия или Голландия).
Тенденция последних лет – взаимодействие турфирм восточноевропейских стран друг с другом. Словацкие и австрийские, болгарские, украинские и румынские фирмы разрабатывают совместные дунайские маршруты. С 2003 года действует украинско-молдавско-румынская программа развития туризма и отдыха в дельте Дуная и примыкающем (северо-западном) Причерноморье, где введен упрощенный визовый режим.
Но из-за визового режима и его стоимости туристический поток из России в Болгарию за 2003–2004 годы снизился на 35%, а потери только за прошлогодний сезон, по данным болгарских турфирм, превысили 150 млн. долларов. Правительство Болгарии недавно освободило до конца 2005 года от сборов по выдаче виз туристические группы из РФ: их участникам теперь надо платить только 20 «анкетных» евро.
Туристическая виза в Румынию в 25 долларов введена с марта 2004 года, но румынские источники сообщают о возможном ее удешевлении. А по информации Андре Сегеди, директора московского представительства корпорации «Венгрия – туризм», «венгерская сторона намерена снизить стоимость визы для россиян с 30–35 до 25–30 долларов и создать льготные визоценовые условия для молодежи, а в перспективе – для людей пенсионного возраста и тех, кому предписано лечение в Венгрии».

ИДЕОЛОГИЯ ТУРИЗМА
 В последние два года не только китайские, но и российские дальневосточные турфирмы организуют весьма специфические 5–7-дневные поездки по северо-восточному Китаю (Маньчжурии): в 2003–2004 годах они именовались «Сталинские места в Китае», а с 2005 года это обычные туры.
 Китайские СМИ отмечают, что «в год 50-летия со дня кончины Сталина (1953 г.) на северо-востоке страны восстановлены экскурсионные маршруты для ознакомления с редкими достопримечательностями и объектами. Такие маршруты приурочены и к 60-летию со времени капитуляции Японии и окончания Второй мировой войны (2 сентября 1945 г.)».
Весьма конкретно мнение вице-председателя комитета по развитию туризма автономного правительства провинции Хэйлунцзян (г. Харбин) Ли Мэйгуня: «Не только древняя, но и новейшая, особенно послевоенная история Китая вызывает большой интерес у иностранцев. Мы не переписываем историю и не заменяем памятники, поэтому иностранцы лучше понимают Китай и часто повторяют свои поездки в нашу страну».
Хотя И.В. Сталин в Китае не был, но в КНР и в СССР издано свыше 10 его работ, посвященных Китаю 20–40-х годов. Самая длительная зарубежная поездка Мао Цзэдуна – это визит к Сталину в декабре 1949 года – феврале 1950 года.
Сталин и сегодня считается в КНР классиком коммунистической идеологии и практики, его портреты вывешиваются в КНР к 1 мая, 1 октября (день провозглашения КНР в 1949 г.) и 7 ноября вместе с портретами Маркса, Энгельса, Ленина и Мао Цзэдуна. К 110-летию со дня рождения Сталина (21 декабря 1989 г.) в Китае третий раз переиздали на шести языках 30 томов произведений и писем Сталина (в СССР было издано всего 13 сталинских томов). А в 2003 году, в связи с 50-летием со времени кончины Сталина, ЦК китайской компартии издал на нескольких языках, в том числе на русском, фолиант «Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин, Мао Цзэдун и Дэн Сяопин о руководящей роли коммунистической партии в строительстве социалистической экономики».
Расположены сталинские объекты в Маньчжурии, Харбине, Чанчуне, Шэньяне, Гирине, Даляни (Дальнем) и Люйшуне (Порт-Артуре), там же сохранились и памятники советским воинам. Это, например, автомобилестроительный завод имени Сталина в Чанчуне (вблизи Харбина), построенный и подаренный Советским Союзом Китаю в первой половине 50-х годов; заложенный в 1951 году Парк Сталина в Харбине, а также сталинские бюсты на многих станциях принадлежавшей СССР до 1952 года включительно КВЖД (Китайско-Восточной железной дороги: Забайкальск –Харбин – Гирин – Владивосток с ответвлением в Шэньян, Дальний и Порт-Артур).
Упомянутые объекты включены в туры по Маньчжурии. По данным китайских и российских источников, в «сталинских» турах в 2003–2004 годах побывало свыше 25 тыс. человек, из них около 9 тыс. – россияне. Столь своеобразная ниша туризма в Китае способна привлечь дополнительные доходы. Так, свыше трети иностранцев, побывавших в харбинском Парке Сталина, весьма похожем на московский Парк имени Горького – участники зарубежных антиглобалистских организаций.
Как известно, Харбин – наиболее «русский» город в дальневосточном зарубежье. Но местные экскурсоводы рассказывают и о том, как создавали Парк имени Сталина в Харбине или китайский ЗИС в Чанчуне, как восстанавливали КВЖД. Говорят они и о советско-китайской «великой дружбе», а для туристов в этих местах звучит фонограмма (на русском и китайском) небезызвестной песни «Сталин и Мао слушают нас» (1949 г.). Им показывают документальный фильм «Великая дружба» о визите Мао в СССР. Особая достопримечательность парка – завершающаяся бюстом Сталина почти полуторакилометровая аллея роз. Она воспроизводит «розовую магистраль» на дачах Сталина на озере Рица (Абхазия) и под Сочи.
Некоторые «сталинские» улицы и площади в Маньчжурии в середине 90-х годов переименованы, но большинство этих реликвий там осталось. Так, центральная улица Даляни – по-прежнему улица Сталина (Sitalin-Lu).
Согласно китайскому туристическому бюллетеню (2004 г.) «улица Сталина ведет к морскому причалу и Международному клубу моряков. Музей морской природы, тоже расположенный на этой улице в Даляни, находится в здании бывшей мэрии, построенном русскими архитекторами из Харбина в 1900 году…»
В рамках одного тура в Харбин, Далянь и Люуйшунь средняя продолжительность пребывания интуриста в «сталинских местах» составляет 6 часов. Цена – от 30 до 50 долларов. Впрочем, по парку и аллее Сталина в Харбине или по улице Сталина в Даляни можно гулять бесплатно.

«ОЛОВЯННЫЙ» КУРОРТ
В перечень приоритетных исследований экологического комитета Экономической комиссии ООН для Азиатско-Тихоокеанского региона с 2005 года включен экологический мониторинг в районе Пхукета. Здесь многие десятилетия добывалось олово, а десятки миллионов долларов на рекультивацию этой территории были потрачены на созидание «курортного рая».
Один из «эпицентров» современного международного туризма – остров Пхукет и прилегающий к нему район Таиланда – в 20–80-х годах занимали четвертое место в мире по добыче оловянной руды, причем экологически вредными методами. Запасы оказались исчерпаны к концу 80-х годов, тогда и стали быстро превращать этот регион в курортную витрину Юго-Восточной Азии. Последствия «оловянного эльдорадо» беспокоят не только природоохранные организации, но и правительства соседних Бирмы и Камбоджи, настаивающие на общерегиональном обсуждении проблемы.
Представители Бирмы и Камбоджи утверждали, что последствия «оловянной лихорадки» в Пхукете резко ухудшили качество биосферы в регионе, особенно водной флоры и фауны. Там сократились рыбные ресурсы, появились мутагенные морепродукты. По данным экологических министерств Бирмы и Камбоджи, существенно изменился и климат в бассейне Сиамского залива, включая остров Пхукет.
Пномпень и Янгон утверждают, что Бангкок отказывается от совместного исследования региональной биосферы, обвиняя соседей в «политической предвзятости» к Таиланду. По данным таиландских и бирманских СМИ, в 2003–2004 годах около 700 иностранных туристов, побывавших в Пхукете, и примерно 300 тайцев, работавших на местных оловянных рудниках, подали иски таиландскому правительству о возмещении ущерба их здоровью.
Олово добывалось фирмами США и Австралии: его ресурсы в Пхукете были одними из крупнейших в мире и очень дешевыми по себестоимости добычи. Зарплата же таиландского персонала была, например, в 10–12 раз меньше, чем в оловодобыче Австралии, США и Канады. Добываемое экологически нечистоплотными методами сырье вывозилось за пределы Таиланда, а уровень заболеваемости и смертности рабочих, да и местного населения, по оценкам таиландского минздрава, был одним из максимальных в Индокитае в 60–70-х годах.
Посольства Таиланда пока отказываются официально комментировать ситуацию. Это понятно: только за счет Пхукета таиландская казна ежегодно зарабатывает около 5 млрд. «туристических» долларов – почти четверть ее среднегодовых доходов.
Первыми «публичными» пострадавшими оказались сотни беженцев из Бирмы, которые нелегально проникают в приграничные районы Таиланда, включая Пхукетский. Зарубежные гуманитарные и экологические организации еще в 2002 году забили тревогу. По их исследованиям, повсеместные на юге Таиланда и в соседних районах Бирмы заболевания кожи, зрения и органов дыхания обусловлены прежде всего последствиями «оловянной лихорадки» (об этом недавно был краткий сюжет по телеканалу «Культура»). Словом, быстрое восстановление отелей и пляжей после недавнего цунами – это лишь часть проблем Пхукета.

Подготовил Алексей ЧИЧКИН

Поделиться