Версия для печати 3684 Материалы по теме
Каковы же  причины и побудительные мотивы воистину беспрецедентной купеческой филантропии? «Чего здесь больше стремления души или плодов расчета?».

Древнейшей формой благотворительности была милостыня и призрение нищих, главным образом, при церквях и монастырях. Поэтому ничего удивительного нет в том, что первоначально частная благотворительность, в том числе и купеческая, выражалась в пожертвованиях непосредственно церковным учреждениям. Немалую роль сыграла повышенная религиозность купечества, желавшего таким образом обрести благодать в жизни вечной через добрые деяния в жизни земной.  
 История донесла до нас имена  крупных филантропов, чьи пожертвования измерялись сотнями тысяч  и миллионами рублей. Если любопытный читатель углубится в краеведческие хроники областных и районных городов, то обязательно найдет там свидетельства о щедрых пожертвованиях местных купцов на строительство либо благоустройство церквей и монастырей, большинство.
 Практически все церкви Иркутска были выстроены на средства местного купечества. Гордость города - Казанский собор - воздвигнут на деньги знаменитого сибирского купца Е. А. Кузнецова, не пожалевшего 250 тыс. рублей на это благое дело.
 Не следует забывать, что российское купечество было разнородно по вероисповеданию. А традиция помогать сирым и убогим наравне с христианством  была присуща как исламу, так и иудаизму, чьи представители составляли немалую часть торгово-промышленного сословия.
Нынешняя Соборная мечеть (около метро «Проспект Мира» в Москве) открыла двери для правоверных в 1904 году. Значительную часть средств на ее сооружение предоставили московский мещанин С. Бакиров, касимовский купец  Х. Акбулатов и купец-меценат С. Ерзин.
К этому времени при старой московской мечети на Большой Татарской действовал сиротский дом. В 1914 году недалеко от мечети на средства нефтепромышленника Шамси Асадуллаева был построен многоэтажный дом, ставший исламским культурно-образовательным центром Москвы.
Постепенно, особенно со второй половины ХIХ в., когда капитализм в России стал бурно развиваться, перестав сдерживаться тисками крепостного права, предприниматели, владельцы крупных  производств, стали вкладывать значительные средства  на строительство больниц, поликлиник, дешевых, либо даже бесплатных домов для своих рабочих. Не редкостью были народные театры при фабриках и заводах. Не секрет, что, таким образом, кроме всего прочего, снижалась социальная напряженность в обществе.
 В это же время отмечается резкое увеличение частных пожертвований в систему народного образования. Особое внимание уделялось  специальным учебным заведениям  ремесленным, коммерческим, техническим училищами и школам. В условиях пополнения рабочего класса малограмотными, а чаще совсем неграмотными крестьянами,  выпускники этих учебных  заведений  всегда находили хорошо оплачиваемую работу.
Более 100 лет назад было выпущено красочное издание, посвященное уходящему веку и наступлению века грядущего, в котором можно прочесть: «Ни в каком другом русском  городе, даже Петербурге, нельзя найти столько благотворительных учреждений, созданных на частные средства, как в Москве. Сотни тысяч ежегодно жертвуются московским купечеством на дела благотворения. Клиники, больницы, богадельни, приюты с каждым годом приумножаются в Москве».
Очень часто только благотворительность открывала единственную возможность купечеству получить чины, ордена, звания.  Например, К. Т. Солдатенков имел «за пожертвования и усердие» ордена Станислава 3-й и 4-й степени, Анны 2-й степени и Владимира 4-й степени. А П. М. Третьяков, С. Т. Морозов, С. И. Мамонтов демонстративно отказывались от чинов.  Но в данном случае не важны причины, а важны реальные дела.
К началу ХХ века в Москве существовало 628 богоугодных заведений, большая часть которых содержалась на деньги московского купечества. Порой эти средства приходилось добывать весьма оригинальным путем. Один богатый купец пообещал дать 1 млн. рублей на больницу, если городской голова прилюдно поклонится ему в ноги. И что же?  Московский городской голова Н. А. Алексеев (между прочим, двоюродный брат К. С. Станиславского) ни слова не говоря бухнулся в ноги самодуру. На полученный миллион была построена психиатрическая больница (ныне им. Кащенко).
За 20 лет с 1863 года по 1904 год только в фонд Московского городского общественного управления в виде пожертвований и завещаний поступило от купечества около 30 млн. рублей. За те же 20 лет аналогичные поступления от дворянства не достигли и 100 тыс.  
Уникально по своему размеру пожертвование купца-миллионера Г. Г. Солодовникова, умершего в 1902 году. Общая сумма наследства  составила почти 21 млн. рублей. Родственники (детей у него не было) получили всего 815 тыс. Остальные два десятка миллионов пошли на общественные нужды. Треть капитала завещатель выделял на устройство в Тверской, Архангельской, Вологодской, Вятской губерниях земских женских училищ. Треть на учреждение в этих губерниях и г. Серпухове мужских и профессиональных женских школ, а также на создание в Серпухове (откуда вышел род Солодовниковых) родильного приюта на 50 человек. Оставшуюся треть велено было использовать для постройки домов с дешевыми квартирами в Москве.
Изрядную головную боль московским властям доставил после своей смерти эксцентричный миллионер Ф. Я. Ермаков. Он завещал  3,3 млн. рублей для раздачи «в воспоминание  о нем и на помин души его бедным и нуждающимся в пособии людям». По российским законам частная собственность и воля собственника была священна. Замаячила тень новой Ходынки. Только вмешательство государя императора позволило изменить завещание, и основная часть средств пошла на сооружение ремесленного училища и ночлежного дома.         
 Познакомимся с деятельностью лучшей части московского купечества, чьи деяния - яркий образец истинного служения своему народу и стране.
Значение и масштабы меценатства  Павла Михайловича  и Сергея  Михайловича Третьяковых грандиозны и беспримерны в истории, как Москвы, так и всей России.  Купеческий род Третьяковых  был известен в Малоярославце еще с 1646 года. В 1774 году Третьяковы перебрались в Москву. Занимались мелкой торговлей и числились всего лишь по третьей гильдии. Павел и Сергей получили хорошее домашнее образование. Оба брата продолжали отцовское дело, сначала торговое, а затем промышленное. С 1866 года им принадлежат несколько фабрик по переработке льна в Костроме. В середине 1850-х годов Павел Михайлович приобрел первые картины русских мастеров.
...А дальше можно долго и интересно рассказывать, как П. М. Третьяков собирал свою беспримерную коллекцию русской живописи, ставшую для России национальной гордостью, о том какую моральную и материальную поддержку оказывал ему «любезный брат Сергей»…
 Чрезвычайно велик и разнообразен диапазон благотворительности и меценатства  Морозовых, среди которых, безусловно, выделяется фигура Саввы Тимофеевича Морозова, крупного инициативного капиталиста и выдающегося филантропа. Савва Тимофеевич был человеком весьма разносторонних интересов. Счастливый случай привел его на один из спектаклей Московского художественного театра (так тогда назывался МХАТ). «Несмотря на художественный успех театра, материальное сторона его шла неудовлетворительно. Дефицит рос с каждым месяцем. ... С.Т. Морозов просмотрел спектакль и решил, что нашему театру надо помочь»,- пишет в своих воспоминаниях один из основателей театра К.С. Станиславский.
Уместно заметить, что под  звучным псевдонимом Станиславский  «скрывался» купец Алексеев. Савва Морозов взял на себя всю хозяйственную часть театра и отдавал ему все свободное время. Только строительство нового здания театра обошлось Морозову в 300 тыс. рублей. Общие же затраты на МХТ превысили полмиллиона рублей. По словам Станиславского «русский театр дождался своего Морозова, подобно тому, как художество дождалось своего Третьякова».
Семейство купцов Бахрушиных перебралось в Москву в середине 30-х годов ХIХ века из г. Зарайска. Основали кожевенный завод (на котором впервые в Москве появилась кирпичная труба) и стали производить лайку для перчаток. По воспоминаниям современников Бахрушиных называли в Москве «профессиональными благотворителями». Братья  Петр, Василий и Александр Бахрушины, владельцы крупных кожевенных и суконных фабрик, обогатились на казенных заказах во время русско-турецкой войны 1877—1878 годов.
В 80-х годах ХIХ века они пожертвовали в городскую казну 450 тыс. рублей, на которые была построена и оборудована Бахрушинская больница, открытая в 1887 году (ныне больница № 33 им. А.А. Остроумова), при которой с 1890 г. существовал Дом призрения для неизлечимых больных  на 200 человек. Всего в 1892-1912 годах Бахрушины пожертвовали Москве 4 млн. рублей. На эти деньги были открыты Городской сиротский приют, ремесленное училище для мальчиков и школа рукоделия для девочек. В 1898 году был устроен Дом   бесплатных квартир для вдов с детьми,  в котором к 1912 году проживало свыше 2 тыс. человек, в том числе 1200 детей.
На принадлежавшей Бахрушиным земле был построен знаменитый театр Ф.А. Корша. Не  забывали Бахрушины и родину своих предков. С 1869 года в г. Зарайске на их средства содержались богадельня и школа для девочек.
Алексей Александрович Бахрушин с 80-х годов XIX века  начал собирать материалы по истории русского театра. На основе своих  уникальных коллекций он в 1894 году создал частный литературно-театральный музей, который в 1913 году передал в дар Академии наук. В настоящее время это Театральный музей им. А.А. Бахрушина. Его двоюродный брат А.П. Бахрушин, библиофил и собиратель произведений искусства, завещал свои коллекции Историческому музею, что составило почти 25 тыс. книг, рисунков, картин, миниатюр, табакерок, различных изделий из бронзы.
В плеяде замечательных московских коллекционеров достойное место занимают братья Щукины, совладельцы крупной фирмы по торговле хлопчатобумажной пряжей и тканями
П.И. Щукин в 1905 году передал в дар Историческому музею  уникальную коллекцию древнерусского искусства, изделия народных промыслов, рукописей и книг - всего 15 тыс. единиц хранения.
 Благодаря стараниям С.И. Щукина в нашей стране существует прекрасное собрание работ импрессионистов и постимпрессионистов. К 1914 году  коллекция Сергея Ивановича  насчитывала 221 картину, в том числе 50 работ Пикассо, 38  -   Матисса, 13 - Моне,  а также произведения Ренуара,  Сезанна, Гогена, и других европейских, в основном французских художников.
Д.И. Щукин также был заядлым коллекционером, собравшим за свою жизнь более 600 полотен западноевропейских художников XVI-XVIII веков, которыми мы с вами можем любоваться в Музее изобразительных искусств им А.С. Пушкина.
Стараниями  замечательного мецената Саввы Ивановича Мамонтова, купленное им в 1870 г. имение Абрамцево стало одним из крупнейших оазисов русской духовности и культуры. Он оказывал помощь в творческом становлении С. В. Рахманинову, К. А. Коровину, Н. А. Римскому-Корсакову, М. А. Врубелю, И. Е. Репину, Ф. И. Шаляпину, И. И. Левитану и многим другим ярким и самобытным представителям национальной культуры.
А вдалеке от Москвы  благотворительность порой носила весьма курьезный характер. Известен факт, когда один из сибирских градоначальников решил завести у себя  театр, средств на который, разумеется, в городской казне не было. Не растерявшись, он призвал в свой кабинет  местного золотопромышленника и стал читать ему его уголовное дело. Правда, через полчаса уголовное дело весело горело в печке, а новоиспеченный театрал, утирая пот со лба,  ставил свою подпись под обязательством пожертвовать городу 40 тыс. рублей.
 Известному иркутскому купцу А.Ф. Второву также пришлось пострадать на театральной ниве: пожертвовав на местный театр 1000 рублей, ему в итоге пришлось выложить 10 тыс., так как генерал-губернатор А.А. Горемыкин  обратился к нему прилюдно со словами: «Ваш писец видимо ошибся и не приписал справа еще один нуль». Впрочем, это мелочи. Иркутский городской голова, один из богатейших промышленников Сибири, И.С. Хаминов радовался, когда дело кончалось припиской одного нуля. Этот  купеческий туз, на которого в разные годы было заведено более 20 уголовных дел, с помощью щедрой благотворительности, порой принудительной,  оставался в глазах сибирского общества достойнейшим гражданином.
Однако давайте оживим цифры, которыми мы вместе с нашими героями с такой легкостью оперируем. Это можно сделать, приведя цены и размеры заработной платы  в начале ХХ века.  В 1913 году  в Москве 1 кг. говядины 1сорта стоил 56 коп., свинины - 46 коп., осетрины свежей -1руб. 40 коп., севрюги -1руб. 17 коп. масла сливочного - 1 руб. 22 коп., масла подсолнечного - 29 коп., сахарного песка -30 коп., картофеля - 2коп., хлеба пшеничного - 16 коп., ржаного - 8 коп. В провинции, особенно в сельской местности, цены были значительно ниже.
Поденная плата в Москве ( за 1 день) каменщика составляла 1 руб. 78 коп., кузнеца - 1руб. 44 коп., кровельщика -1руб. 50 коп., плотника - 1руб. 75 коп., столяра -1руб. 87 коп.
Жалование армейского  поручика со всеми выплатами составляла 85 руб. в месяц, капитана - 140 руб., полковника - 320 руб. в месяц
 Рабочую  лошадь в Европейской России можно было купить за 73-79 руб. ( в Западной  Сибири - 46 руб.), дойную корову за 51-59 руб.(в Западной Сибири – 32 руб.).
  Савва Тимофеевич Морозов поддерживал не только театралов, но и революционеров. На его деньги издавались ленинская «Искра», а также легальные большевистские газеты «Новая жизнь» в Питере и «Борьба» в Москве. В общей сложности С. Т. Морозов передал на нужды революции несколько сотен тысяч рублей.
А вот дядя Н. Шмита и двоюродный брат Саввы Морозова Викула Морозов посчитал, что лечить детей более благородное дело, чем убивать их отцов. Он пожертвовал 400 тыс. рублей на устройство детской больницы, которая была  открыта в 1902 году и до сих пор носит название «Морозовская».
Полтора миллиона рублей отдала на благотворительные заведения семья купцов Мазуриных.
Гинекологический институт, мужская гимназия, три ремесленных училища, реальное училище, женская учительская семинария, дом для престарелых рабочих, все это построено на деньги купца П. Г. Шелапутина. А общая сумма его пожертвований превышает 5 млн. рублей.
В 1910 г. открылась «бесплатная больница для всех бедных, находящихся в Москве, без различия званий, сословий, и религий». Два миллиона рублей завещал  на ее постройку прославившейся филантропической деятельностью К. Т. Солдатенков. Сейчас это больница им. Боткина.
П. М. Третьяков, кроме всего прочего, содержал училище для глухонемых детей.
В 1902 году А. А. Абрикосова внесла 100 тыс. рублей на устройство бесплатного родильного приюта. С. В. Лепешкин перевел в 1914 году 200 тыс. рублей Московскому университету. Купцы Рахмановы ассигновали 200 тыс. рублей на устройство туберкулезного санатория.
Этот список можно продолжать бесконечно. Остались неупомянутыми сотни жертвователей и тысячи школ, больниц, приютов и т.д., построенных на деньги истинно русских представителей бизнес-элиты.

Игорь КРЫЛОВ

Поделиться