Всероссийский муниципальный форум


"Местное самоуправление: современные вызовы"
В рамках форума состоится награждение победителей "XI Всероссийского конкурса"
18-19
Сентября
2018 г.
Москва
Финансы№11 Ноябрь 2017 — 27 Ноября 2017

Блокчейн, криптовалюты, ICO: как разгадать юридическую шараду

Российская Федерация

Версия для печати 1227 Материалы по теме
С. А. Крымова
Блокчейн, криптовалюты, ICO: как разгадать юридическую шараду

Цифровые деньги сегодня тема номер один для представителей власти, крупных бизнесменов и ИT-специалистов. В мае премьер-министр России Д. А. Медведев призвал задуматься о регулировании блокчейна, так как государство может оказаться не готово к решению проблем, связанных с этой технологией. Глава Сбербанка Г. О. Греф cпрогнозировал взлет блокчейна через полтора года. Значимость этой технологии можно сравнить с интернетом, считает Греф и предлагает ввести программу обучения блокчейну в вузах. 20 сентября Государственная дума РФ объявила тендер на право дать определение ICO. А 17 октября Минкомсвязь представила в Правительство РФ документ, оговаривающий техническую часть введения криптовалют.  

Грядет ли блокчейн-революция? Надо ли ее бояться? Насколько виртуальные деньги могут потеснить реальные? Об этом мы побеседовали с экспертом в данной области, юристом Светланой Анатольевной КРЫМОВОЙ. 

— Сейчас очень много споров относительно запретов регулирующими органами ведущих стран бирж и деятельности, связанной с использованием криптовалют. Вы занимаетесь блокчейн-практикой несколько лет. Как оцениваете происходящее?

— В первую очередь необходимо понимать, что блокчейн — это технология, существующая и используемая давно и практически везде. В любом учреждении великое множество баз данных. При помощи блокчейна эти информационные массивы могут быть доступны неограниченному количеству пользователей. Кроме того, свойства этой технологии таковы, что данные, хранящиеся в системе, невозможно подделать или изменить.

Фактически блокчейн — это база транзакций, совершенных в работающей системе, зашифрованная определенным способом. Особый процесс шифрования под названием «хеширование» использует огромное количество компьютеров, работающих в одной сети. При изменении базы данных получается новый блок. Уникальность технологии состоит в том, что реестр обновляется на всех компьютерах в сети одновременно.

Технология появилась очень своевременно, так как глобальная мировая экономика невозможна без цифрового формата. Поэтому власти ведущих мировых держав и нашей страны однозначно не только не могут быть против блокчейна, но и поддерживают проекты, связанные с применением новой технологии.

— А как же запреты, ведь они действительно вводятся? 

— Важно понимать, что именно вызывает негативную реакцию государственного регулятора. Дело в том, что в обществе наблюдается смешение понятий. С блокчейном ассоциируют не технологию, а производные. Например, термин «блокчейн» уравнивают со словами «криптовалюта», «биткойн», «пирамида», «майнинг». Есть также ассоциации с быстрым заработком, шальными деньгами, даже с шарлатанством. Давайте попробуем разобраться. 

Биткойн — это одна из криптовалют (цифровая или электронная валюта, электронная наличность), которая имеет огромную популярность. Биткойн появился в 2009 году на базе технологии блокчейн и вскоре стал «новым золотом». Негативная реакция властей связана с несоответствием продукта действующему законодательству. Регулятор не может принять криптовалюту в качестве денег, он видит в ней денежный суррогат. Например, для России утвержденная денежная единица — рубль, для США — доллар США и так далее. Криптовалюты не признаны денежной единицей ни в одной стране мира, но несут признаки платежного средства. Например, впервые биткойн был задействован как средство платежа еще в 2010 году — 10 000 биткойнов были обменены на две пиццы. 

Так что запреты государственных регуляторов связаны с неоднозначностью трактовки термина «биткойн» и совсем не затрагивают технологию под названием блокчейн. 

— Аббревиатура ICO в последнее время самая упоминаемая в экономической прессе. Используется там, где речь идет об инвестициях, финансировании проектов. Вы консультируете организаторов ICO и инвесторов. Отработана ли юридическая платформа таких сделок? 

— Термин ICO (initial coin offering) означает «первичное размещение монет». Я могу назвать происходящее в настоящее время занятной юридической шарадой для инвесторов, юристов и государственных регуляторов. Пока есть только практика, на основе которой складываются мнения экспертов, консультантов и участников проектов и вырабатывается общая позиция.

Мне интересна работа над проектами, которые меняют мир к лучшему. И проекты ICO — из этого разряда. В них участвуют международные команды (20–30 человек) с разными культурными традициями, обычаями. Могу сказать, что никогда не видела, чтобы все участники проекта собирались в одном месте и в одно время, учитывая разные места проживания и традиционные для нашего времени средства коммуникации. Но то, что происходит на проектах, можно назвать слаженной работой высокоинтеллектуальных, обязательных и уважающих друг друга профессионалов.

Если давать определение совсем грубо, ICO — это привлечение финансирования, которое по своей природе больше напоминает венчурное инвестирование. Также многие ассоциируют ICO с краудфандингом. В рамках ICO компания-организатор (можно назвать ее эмитентом) выпускает на специальной веб-платформе токены, которые покупаются или обмениваются на криптовалюту. А в процессе заключения сделки участвуют так называемые смарт-контракты — описание условий сделки в специальном формате, доступном участникам сделки.

Для продажи токенов компании выходят на криптобиржи и торгуются. Цена токена зависит от команды, работающей на проекте, ценности идеи, условий, описанных в смарт-контракте и устойчивости крипторынка. Нужно понимать, что токен — это не акция, токен не дает права на долю в капитале компании. На ICO эмитенты продают идеи и модель будущего бизнеса. 

Я как юрист не совсем согласна с термином ICO. Когда люди слышат о «первичном выпуске монет», у большинства перед глазами появляется станок, который чеканит монеты. Но ведь по сути никакие монеты в традиционном понимании никто не выпускает. Речь идет именно о токенах. Монетами токены были названы в самом начале существования крипторынка, когда их функции не выходили за рамки чьей-то принадлежности и обмена на что-то более ценное.

В настоящее время слово «токен» уже прочно вошло в обиход, и можно и нужно назвать вещи своими именами. Так что, на мой взгляд, вместо ICO лучше использовать термин ITO (initial token offering). Или TGE (token generating event) — мероприятие по генерации токенов. Это более понятно и правдиво.

— Если уйти от понятия «монеты» при ICO, это, на ваш взгляд, снизит вероятность претензий контролирующих органов?

— До тех пор, пока вопрос терминологии вводит в заблуждение контролирующие органы, лучше не искушать судьбу. Рано или поздно в юридический обиход войдут понятия, принятые законодательно. Как, например, в Японии, которая решила вопрос легальности криптовалют на государственном уровне. 

Регулятор и контролирующие органы должны выполнять свои функции контроля, направленные на обеспечение безопасности как отдельных участников экономической деятельности, так и экономики государства в целом. Конечно, терминология не повлияет на мнение регулятора, но она может снизить вероятность возникновения конфликтов и повысить доверие инвесторов.

Но в настоящее время, при существующем правовом поле каждый понимает под ICO что-то свое. Нет общепринятой системы терминов, отношения между участниками ICO регулируются такими документами, как white paper, terms and conditions и так далее. Фактически это публичная оферта, которая определяет условия, принципы и правила каждого ICO. Чем более грамотно составлены white paper, terms and conditions и другие документы, указывающие на инвестиционный или неинвестиционный характер ICO, чем подробнее описан порядок разрешения конфликтных ситуаций, тем менее вероятны негативные юридические последствия.

ICO — на пике популярности. Речь идет о больших деньгах, участники оптимистично настроены, заключая контракты. При малейшем несоответствии ожиданий реальности каждый будет трактовать каждую мелочь в свою пользу. В таких случаях юристы используют термин contra proferentem — «любая неопределенность используется против того, кто ее предложил». Смарт-контракты основаны на коде и неизменяемы. Изучение как контракта, так и кода — важная задача эмитента. Поэтому их составление — очень скрупулезная и сложная вещь. 

— Смарт-контракт — это будущее юриспруденции?

— Современные участники процесса ICO в России недооценивают важность юридической части проекта на фоне непонимания того, что юридическая отрасль имеет свою специфику. А чтобы делать заключение о рисках каждого конкретного проекта, юристы должны иметь узкую специализацию по практикам. И, конечно, юрист, практикующий, например, гражданское или уголовное право, будет весьма слабо представлять проект на международном рынке, что повлечет за собой как минимум напрасные надежды организатора ICO в вопросе привлечения инвесторов из криптофондов. И наоборот, специалист, практикующий, например, специализацию корпоративных финансов, инвестирования или налогообложения в разрезе транснациональных проектов и юрисдикций, будет вызывать большее доверие в силу своей подготовки. То же можно сказать про маркетологов, PR-специалистов, управленцев. Собственно, деньги дают под команду.

Смарт-контракт — это алгоритм, поддерживающий основы заключения контрактов в блокчейне. В смарт-контракте описана правовая природа токена. Именно в этом документе токен приравнивают либо к платежной единице, либо к аналогу займа, либо к инструменту благотворительности. На мой взгляд, токены следует разделить на группы в зависимости от их предназначения. Это позволит легче рассчитать экономические и правовые последствия их использования.

— У технологии блокчейн есть множество плюсов, но она несет и немало рисков. Все чаще в прессе можно встретить материалы о мошенничестве или хакерских атаках при ICO.

— В любой стране мира возможно появление недобросовестных участников экономической деятельности. Принятие решения работать на проекте ICO предполагает предварительную оценку заказчика и организатора. В идеале каждый организатор ICO и эмитент токена должен исключать использование каких-либо мошеннических схем и выполнять свои обещания.

Мошенничество может возникать там, где трактовки и определения неоднозначно прописаны, либо когда ожидания не соответствуют действительности. Необходимо иметь четкий план и подробно разделить ответственность. Поэтому я рекомендую своим клиентам составлять white paper, terms and conditions как документы, в которых раскрывается максимальная информация — о компании, об условиях приобретения, владения, перепродажи токенов, предъявления требований к их выкупу.

— Какие юридические риски наиболее существенны?

— Риск номер один — это отсутствие идентификации лиц, которые являются приобретателями токенов при ICO. Эта одна из причин, по которой регулирующие органы могут предъявлять претензии к эмитентам. Требования контролирующих органов небезосновательны, так как процедура получения денег в банке, например, требует идентификации лиц, участвующих в экономических сделках. Эмитент в лучшем случае не сможет получить деньги на счет по результатам ICO для выполнения обязательств перед инвестором. А в худшем может быть обвинен в коррупции. 

Риск, который я бы поставила на второе место, — это неисполнение законодательства о рынке ценных бумаг. Характерный случай из практики — расследование Комиссии США по ценным бумагам (SEC, Securities and exchange commission), проведенное нынешним летом. Все эмитенты, которые в свое время не решили вопрос о юридической принадлежности токена, понесли дополнительные издержки. Сложность состоит в том, что сейчас невозможно создать универсальный шаблон, по которому можно было бы определить риски. Каждый проект уникален — со своими задачами и функционалом. Поэтому в каждом конкретном случае все риски необходимо тщательно прорабатывать. 

— Есть ли однозначное мнение о том, какие зарубежные юрисдикции неблагоприятны для ICO? 

— Конечно. Есть страны, в которых эмиссия токенов находится под прямым запретом. Но можно решить эту проблему, заблокировав возможность покупки токенов при ICO лицам, имеющим гражданство таких стран.

— Что вы порекомендуете лицам, которые планируют выйти на ICO?

— Самое главное — понимать конечную цель и продукт, который выводится на ICO. Все дальнейшее — это четкая, слаженная работа команды над обещаниями для инвесторов. 

Содержание white paper и terms and conditions должно предусматривать огромное число вариантов выходов из всевозможных ситуаций в будущем. Такие документы нужно отдавать на составление профессионалам и требовать от них работы с аутсорсерами по вычитке и замечаниям.

Следует также разумно подходить к выбору юрисдикции ICO. Юрисдикция не должна быть «как у всех». Она должна соответствовать именно тем целям, которые близки организаторам ICO и функционалу проекта. 

Необходимо заложить в контракты возможность использовать судебные решения или привлекать международных арбитров в этой теме. Споры обязательно возникнут. Поэтому определиться с процессом их решения необходимо как можно раньше.

И, конечно, главный совет — опираться на национальное законодательство и юриспруденцию. Их все ругают. Но сложились они в результате вековой практики и традиций. И недооценивать их не стоит. 

Подготовила В. И. МААНДИ


Криптовалюты: возглавить и отрегулировать

Государство приняло принципиальное решение о законодательном регулировании криптовалют. Это стало известно после совещания при Президенте России В. В. Путине, посвященного цифровым технологиям в финансах, которое состоялось в первой половине октября. Тогда глава Минфина России А. Г. Силуанов сказал, что государство возглавит и законодательно отрегулирует рынок криптовалют. Правда, как конкретно будет работать этот механизм, пока неизвестно.

По итогам совещания было опубликовано поручение президента Правительству России и Центральному банку РФ. Документ предписывает до 1 июля 2018 года установить требования к организации и осуществлению производства, основанного на принципах криптографии в среде распределенных реестров (то есть майнинга криптовалют).

Поручение предполагает, что законодательно будут закреплены такие понятия, как «технология распределенных контрактов», «цифровой аккредитив», «цифровая закладная», «криптовалюта», «токен», «смарт-контракт». В том же документе отмечается, что эти определения нужно устанавливать исходя из условия обязательности российского рубля как единственного законного платежного средства на территории страны.

Кроме прочего, законодательно будет закреплена регистрация хозяйствующих субъектов, выпускающих криптовалюты. Также предполагается разработать порядок налогообложения этого рынка. Как позже поясняла директор департамента финансовой политики Минфина России Я. В. Пурескина, ведомство предложит регистрировать тех, кто занимается майнингом (добычей) криптовалют. Регистрация эмитентов цифровых валют, как считают в Минфине, позволит бороться с отмыванием средств и финансированием терроризма.

По словам министра связи и массовых коммуникаций России Н. А. Никифорова, российские власти намерены создать крипторубль, эмиссией которого будет заниматься только государство с применением российской технологии шифрования. Никифоров отметил, что уже есть проект постановления Правительства России со всеми необходимыми регламентами, а сам крипторубль можно выпустить достаточно быстро. Однако к легализации остальных криптовалют такой шаг не приведет.

Сам Путин признал, что криптовалюты становятся полноценным платежным средством, а их популярность в мире растет, однако он же указал на значительные риски этого рынка, в первую очередь на возможности легализации полученных незаконным путем доходов и финансирования терроризма. В то же время глава государства призвал не создавать лишних барьеров для развития рынка.

Ранее в прессе появлялись самые разные варианты легализации криптовалют. Так, в октябре на пресс-конференции в Москве председатель комитета Госдумы РФ по финансовому рынку А. Г. Аксаков рассказал, что, кроме прочего, предлагалось разрешить проводить ICO (выпуск собственных криптовалют частными компаниями) в рамках какой-либо свободной экономической зоны, например на территории свободного порта Владивосток. Если бы по итогам теста было понятно, что система работает, опыт можно было бы тиражировать.

При этом депутат констатировал, что, чем больше он сам изучает тему криптовалют и блокчейна, тем больше он убеждается, что это «мыльный пузырь и авантюра». По его мнению, рано или поздно рынок криптовалют лопнет, и он понимает власти, которые очень осторожны по поводу узаконивания этой технологии.

От редакции: в следующем номере мы расскажем о перспективах применения технологии блокчейн в госсекторе.


Поделиться