Версия для печати 1956 Материалы по теме
Бизнес-дипломатия в условиях войны санкций

Председатель правления московского офиса Канадской деловой ассоциации в России и Евразии (СERBA), основатель ассоциации Нейтан ХАНТ считает, что наши страны просто обречены на сотрудничество. К этому их обязывает такое множество факторов, что никакие политические катаклизмы не в состоянии помешать этому процессу.

— Господин Хант, считается, что Канада и Россия очень похожи. Причем не только географически и климатически, но и по менталитету, темпераменту и традициям жителей. Согласны ли вы с этим утверждением? И есть ли у вас объяснение данному феномену?

— Канада и Россия действительно очень похожи. И по географическим, климатическим условиям (это обстоятельство, кстати, объясняет, почему канадские технологии и новейшие разработки во многих секторах промышленности, включая сельское хозяйство, добычу полезных ископаемых и прочие, очень хорошо приживаются в российских условиях), и по менталитету — обоим народам присущи искренность, честность и то, что вы называете широтой души.

Опыт показывает, что партнерские отношения между нашими народами долгосрочны и эффективны. Поработав в России какое-то время, канадцы, как правило, приобретают много русских друзей. Сходство интересов и жизненных ценностей способствует тому, что дружеские связи не прерываются и после отъезда канадцев из России — люди продолжают общаться, ездят друг к другу в гости, развивают совместные проекты. Сходством менталитетов, видимо, объясняется и тот факт, что браки между русскими и канадцами обычно также являются долгими и стабильными.

Каковы причины этого явления? Возможно, опять же климат и географическое положение. Схожие условия существования обычно формируют общие черты характера — прямоту, стойкость, упорство в достижении цели, даже предпочтения в отдыхе. Например, Канаду и Россию объединяет горячая любовь к хоккею. В Канаде мы говорим: «Как тут не научиться играть в хоккей? Девять месяцев в году зима и гололед на дорогах — пока на работу дошел, хочешь не хочешь, а потренировался». Этот анекдот актуален в равной степени для обеих наших стран.

— Будучи вторым по площади государством в мире, сталкивается ли Канада с теми проблемами, которые характерны для России: нехватка дорог, трудности снабжения особо удаленных населенных пунктов, социальная изоляция (плотность населения в Канаде — одна из самых низких в мире, около 3,5 человека на квадратный километр)?

— Канада и в этом аспекте очень напоминает Россию. Система дорог очень хорошо развита в населенных районах, но, к сожалению, значительно хуже — на периферии, особенно в северных областях. В Канаде есть много населенных пунктов, которые либо вообще не имеют дорожной инфраструктуры, либо она доступна только в течение определенного периода в году. В некоторые из этих населенных пунктов можно добраться только по воде. В другие — лишь при помощи воздушного сообщения. Это обстоятельство сильно увеличивает расходы на транспорт и снабжение этих территорий.

Большие трудности возникают с обеспечением жителей данных районов и медицинскими услугами. А также с поддержанием в них правопорядка. Для решения последних проблем открывают изолированные станции медобслуживания и посты полиции, но недостаток инфраструктуры сказывается и на них. Например, на территории провинции Нунавут в 2009 году было 25 изолированных постов полиции и только один самолет, с помощью которого осуществлялось взаимодействие этих постов с южными районами.

В целом, понимая критическую зависимость экономики и благополучия людей в удаленных районах от состояния транспортной инфраструктуры, федеральное правительство Канады считает ее развитие одной из приоритетных задач на ближайшее будущее. Так, Новый план строительства Канады (New Building Canada Plan), одобренный в 2013 году, предусматривает федеральные бюджетные дотации на развитие инфраструктуры в стране в течение десяти лет в размере 53 миллиардов канадских долларов. К тому же в последнее время мы наблюдаем значительное усиление активности администраций провинций и территорий Канады, которые также участвуют в развитии инфраструктуры, используя для этих целей определенную долю собственных бюджетов.

— Юридически Канада является конституционной монархией с парламентарной системой и — опять-таки похожим на российское — федеративным устройством (в стране десять провинций и три территории). Канаде тоже приходится сталкиваться с проблемами сепаратистского движения (Квебек). Как удается их решать?

— В целом федерация в Канаде работает эффективно, и юрисдикции федерального и провинциальных правительств в большинстве случаев четко определены.

В провинции Квебек действительно существовало (и существует) движение за независимость, основным политическим инструментом которого является Квебекская партия. Сепаратистские настроения в провинции имеют историческое происхождение — франкоязычное население Квебека является потомками представителей французской колонии, переданной англичанам в XVIII веке вследствие Семилетней войны, что оставило определенный осадок.

В настоящее время на первый план вышло стремление оградить свой язык, культуру и национальное самосознание от поглощения англоязычной культурой, превалирующей на остальной территории Канады. А также недовольство некоторыми аспектами федеральной системы Канады — сторонники этих взглядов верят, что существующая система госуправления ставит Квебек в неблагоприятную позицию по сравнению с другими провинциями.

Для решения данной проблемы были предприняты некоторые меры (тут надо понимать, что окончательное урегулирование столь сложного вопроса вряд ли достижимо, но можно существенно уменьшить сопутствующий ему накал страстей). Самое главное, идеологии независимости Квебека была противопоставлена идеология канадского федерализма. Она подчеркивала тесные политические, финансовые, экономические и личные связи жителей провинции с остальной частью Канады; неоднородный состав населения провинции, который соответствует национальному самосознанию гражданина Канады как представителя мультинациональной и мультикультурной страны. И, конечно, представители федерального правительства и канадцы в целом поддерживают высокий статус французского языка и культуры в Канаде. Канадский федерализм является идеологией другой влиятельной политической партии провинции — Либеральной партии Квебека.

Во-вторых, федеральное правительство установило диалог с правительством Квебека и внесло определенные изменения в законодательную базу. Например, Акт об официальных языках еще в 1969 году наделил английский и французский равными правами[1]. Резолюция палаты общин от 27 ноября 2006 года установила, что «жители Квебека представляют отдельную нацию на территории объединенной Канады», и де-факто предоставила Квебеку больше автономии в политике и экономике. В результате на данный момент идея независимости Квебека больше не выглядит актуальной для большинста жителей провинции.

— Как устроена бюджетная система Канады? Есть ли в стране, как в России, регионы-доноры и дотационные регионы?

— Процесс формирования бюджета в Канаде достаточно сложен. Каждый год ведомства, входящие в состав правительства, представляют секретариату казначейского совета так называемые основные сметы. В этих документах каждое ведомство определяет планируемые расходы, которые увязывает с программами, целями и в конечном итоге с приоритетами действующего правительства. Секретариат казначейского совета объединяет эти сметы и составляет первоначальный вариант бюджета. Затем кабинет министров и канцелярия премьер-министра корректируют его с учетом экономических, социальных и политических факторов. Необходимо упомянуть, что в процессе планирования расходов правительство консультируется с парламентом и населением, чтобы повысить эффективность распределения ресурсов и результативность программ, на которые эти ресурсы выделяются.

Что касается федеральной помощи регионам. В Канаде существует четыре основных программы передачи федеральных средств провинциям в рамках федерально-провинциального закона о налоговых соглашениях. Две первые — программы здравоохранения и социальных услуг — направлены на поддержание необходимого уровня соответствующих сфер. Третья — программа выравнивания — подразумевает платежи из федерального бюджета менее богатым канадским провинциям для подтягивания их фискального потенциала. В 2018–2019 финансовом году[2] уравнительные платежи получили Квебек, Онтарио, Новая Шотландия, Манитоба. Последняя программа — Территориальная формула финансирования — это ежегодный платеж от федерального правительства Канады трем северным территориям: Юкону, Северо-Западным территориям и Нунавуту.

В закон также включена программа финансовой стабилизации, которая помогает провинциям, сталкивающимся с проблемами в результате чрезвычайных экономических спадов. Как пример: в 2016 году федеральное правительство по этой программе выделило провинции Альберта 251,4 миллиона канадских долларов, чтобы помочь ей справиться с экономическим кризисом, вызванным обвалом мировых нефтяных рынков.

— Канада является одной из самых богатых стран мира. Каковы основные источники дохода бюджета страны? И главные статьи расходов?

— Давайте рассмотрим этот вопрос на примере 2017–2018 финансового года. Крупнейшим источником федеральных доходов является налог на доходы физических лиц, на него пришлось 49 процентов общего объема доходов. Вторым по величине стал корпоративный подоходный налог (15,2 процента). Третьим (11,7 процента) — федеральный налог на товары и услуги. Подоходный налог с нерезидентов обеспечил 2,5 процента доходов. Другие налоги и сборы — 5,4 процента. Еще 6,7 процента — это взносы по страхованию занятости населения. Прочие поступления в федеральный бюджет (включая чистый доход от деятельности государственных предприятий, от продаж товаров и услуг, прибыль от инвестиций и валютных операций) составили 9,4 процента[3].

Федеральные расходы можно разделить на три основные категории: трансфертные платежи, прочие расходы по правительственным программам и платежи по госдолгу. В 2017–2018 годах крупные трансферты лицам (пособия по безработице, для престарелых и детей) составили 28,2 процента от общих федеральных расходов. Переводы на другие уровни правительства, включая дотации системам здравоохранения, социального обеспечения, домашнего ухода, обеспечения психического здоровья и прочие фискальные соглашения (программа выравнивания, дотации территориям, частичная компенсация федерального налога в Квебеке, Федеральный фонд нефтегазового налога и ряд более мелких программ), составили 21,2 процента. Все вместе эти трансферты образовали примерно половину общих расходов.

Вторая категория федеральных трат — операционные расходы 128 правительственных департаментов, учреждений и консолидированных государственных корпораций и других организаций. Вместе это 29,8 процента общего объема расходов. Сюда же можно отнести трансферты коренным народам, помощь фермерам, студентам и предприятиям, поддержку научных исследований и разработок, а также международную помощь, на что ушло еще 14,2 процента.

Расходы по госдолгу в 2017–2018 годах составили всего 6,6 процента — большая разница по сравнению с пиковой величиной (30 процентов) в середине 1990-х годов, когда расходы по госдолгу являлись крупнейшей статьей расходов бюджета Канады.

— Как развивается взаимодействие Канады и России в условиях санкций?

— Конечно, санкции западных стран против России и ответные российские санкции нанесли удар по двусторонним торговым отношениям. Объем торговли между Канадой и Россией снизился по сравнению с докризисным 2013 годом. Многие канадские и российские компании переключились на более безопасные рынки — вынужденно или добровольно.

Здесь надо отдельно упомянуть о таком негативном явлении, как self-sanctioning (самосанкционирование), когда иностранные компании, не включенные ни в один санкционный лист, тем не менее предпочитают добровольно избегать ведения операций с Россией — на всякий случай, из опасения, что какие-то ограничения все же могут существовать или появиться. Подобное самосанкционирование мы считаем наиболее опасным для будущего канадско-российских торговых отношений и пытаемся с ним активно бороться. Мы уже провели немало семинаров и конференций как в Канаде, так и в России и странах СНГ, на которых эксперты юриспруденции объясняли, как вести бизнес в условиях санкций. Также мы организовали ряд публикаций на тему, как выяснить, не попадает ли тот или иной бизнес под какие-либо из санкций. И у нас есть некоторый повод для оптимизма: 2017 год впервые с начала кризиса продемонстрировал положительную динамику в развитии канадско-российских торговых отношений — общий товарооборот увеличился по сравнению с 2016-м на 43,2 процента.

Конечно, нельзя не упомянуть и о положительных примерах: компаниях — членах нашей ассоциации, которые не поддались всеобщему пессимистическому настроению и по-прежнему твердо верят в успех. Самый яркий пример — успешная интеграция крупнейших производителей сельскохозяйственной техники: компаний «Ростсельмаш» и Buhler.

Хочется отметить и такое, можно сказать, парадоксальное явление: бизнес канадских компаний в некоторых отраслях за последние пять лет даже вырос. Например, вследствие политики импортозамещения в российском животноводстве резко повысился спрос на качественный генетический материал из Канады для разведения свиней и крупного рогатого скота.

А вообще хочу заметить, что сотрудничество между канадскими и российскими деловыми кругами ничуть не прекратилось с началом «войны санкций» — слишком крепкие связи успели возникнуть между двумя странами. Просто это сотрудничество вынужденно приняло несколько иные формы, которые статистика в полной форме отразить не может.

Например, очень активно развивается взаимодействие в сфере корпоративной социальной ответственности (КСО) — и у России, и у Канады есть уникальные наработки в этой области, и обе стороны видят огромную пользу для себя в обмене опытом и совместных усилиях по совершенствованию практик в сфере КСО. Так, осенью 2018 года CERBA организовала успешный визит в Канаду делегации, состоявшей из представителей «Норильского никеля» и Администрации города Норильска во главе с мэром господином Ринатом Вячеславовичем Ахметчиным. Целью было изучение российской стороной опыта планирования и организации социально-экономической инфраструктуры моногородов Канады, а также обмен опытом по программам устойчивого развития и социальной ответственности добывающих и металлургических компаний.

В апреле 2019 года мы планируем организовать в Москве крупный российско-канадский форум по КСО. Заранее приглашаем все заинтересованные компании принять в нем участие.

Очень хорошо развивается сотрудничество между Канадой и Россией в области совместных научных исследований. Самые свежие примеры — стартовавшая 17 февраля из Ванкувера международная морская экспедиция по изучению мест зимовок лососей в заливе Аляска и состоявшаяся в конце марта в Оттаве церемония награждения победителей конкурса творческого письма на русском языке, в котором участвовали претенденты со всей Канады. Конкурс был организован Университетом Карлтона при участии МГУ и при поддержке деловых кругов России и Канады.

Ну и, конечно, нельзя не вспомнить про сотрудничество в спорте. Хоккей, как я уже говорил, для обеих стран является почти религией. Прошлой осенью российская молодежная сборная провела в Канаде около трех месяцев, готовясь к участию в Молодежном чемпионате мира по хоккею, который состоялся в январе.

— Есть еще одна важная область, в которой у наших стран имеются общие интересы и задачи, — это Арктика и Крайний Север. В каком состоянии сейчас находятся переговоры в этой сфере?

— Важность продолжения межгосударственного диалога в этой области была много раз подчеркнута официальными лицами Канады. Например, в 2016 году в Оттаве прошла конференция «Российско-канадский диалог и сотрудничество в Арктике», в организации которой приняли участие министерства иностранных дел Канады и России.

А в апреле 2019-го наши партнеры — Российское общество изучения Канады (РОИК) — проведут в Санкт-Петербурге конференцию «Россия и Канада: арктические гиганты». В числе выступающих будут высокопоставленные лица из канадского Министерства иностранных дел.

Знаете, наши наблюдения показывают, что активный диалог представителей бизнеса способен в определенной степени компенсировать недостаток дипломатического общения между нашими правительствами.

Моя точка зрения — Россия и Канада естественно предрасположены к сотрудничеству. Главное — убрать барьеры на пути нашего взаимодействия. Мы верим, что бизнес-дипломатия обладает огромным потенциалом, и постараемся направить всю энергию и энтузиазм ее представителей в конструктивное русло.

Подготовила В. И. МААНДИ




[1] Согласно политике двуязычия все государственные документы в стране вступают в силу только после их публикации на обоих языках.

 

[2] В Канаде финансовый год начинается 1 апреля.

 

[3] Сумма чисел может не равняться 100% из-за округления.

 

Поделиться