Версия для печати 1265 Материалы по теме
Марина Сергеевна АНДРЕЙКИНА, первый заместитель художественного руководителя — директора МХТ имени А. П. Чехова, руководитель направления «Менеджмент сценического искусства» Высшей школы деятелей сценического искусства «Школа Г. Г. Дадамяна», кандидат экономических наук
Экономика репертуарного драматического театра: возможна ли самоокупаемость?

По «табаковским таблицам»

В «табаковских таблицах» премьерные расходы учитывали фактическую смету выпуска постановки по бухгалтерскому учету, а послепремьерные, прокатные, считали нарастающим итогом и включали в себя авторские отчисления, оплату приглашенных артистов, музыкантов, иных специалистов, агентское вознаграждение билетным распространителям, исходящий реквизит, ремонт декораций, арендуемое оборудование, сценический инвентарь и прочие необходимые сторонние расходы. Итоговый экономический результат определялся как разница между сборами и общими расходами. Также в таблице отмечалось, окупил ли себя спектакль, и если да, то за какое количество показов или времени. Попробуем на основе этих таблиц провести более глубокий анализ театральной экономики.

Следует отметить, что МХТ им. А. П. Чехова прекрасный объект для анализа российского репертуарного театра как бизнеса. В театре есть постоянная труппа (126 человек), свои мастерские, собственное здание в центре столицы, в нем три сцены — Основная (849 мест), Малая (240 мест) и Новая (105 мест). Показ спектаклей на Основной и Малой сценах осуществляется без выходных дней, заполняемость залов 99,8%. Цена билетов находится в широком диапазоне доступности — от 250 до 7 тысяч рублей. Репертуар включает в себя 64 спектакля.

72.jpg

Чтобы определить, насколько выгоден бизнес, важно понимать, как быстро возвращаются вложенные средства. Средняя стоимость вала на Основной сцене в 2019 году составила 1,3 миллиона рублей. За какой период времени может окупиться новая постановка? По «табаковским таблицам», спектакли, которые были в прокате в 2014–2019 годах на Основной сцене, в среднем окупались за 15 показов. Получается, что при прокате спектакля хотя бы два раза в месяц за полгода с небольшим постановка окупается! Если же показывать спектакль каждый день, то можно вернуть деньги и за полмесяца. Прекрасное место для инвестиций?! Какие же нужны первоначальные средства? Средняя стоимость выпуска спектаклей, шедших в прокате в 2014–2019 годах, 12 миллионов рублей. Согласимся, что сфера деятельности, в которой вложенные деньги возвращаются за полмесяца и дальше с каждого последующего показа приносят чистую прибыль, представляется весьма и весьма привлекательной и никак не дотационной. К сожалению, это впечатление обманчивое.

«Таблицы Табакова» позволяли Олегу Павловичу оценивать общее состояние и тенденцию проката. Эти данные могли служить тревожным сигналом в отношении конкретного спектакля и способствовали принятию решения о снятии его с репертуара. Но в этих таблицах не учтено огромное количество других расходов, необходимых для полного анализа деятельности театра. Многие директора государственных театров ошибочно используют понятие прибыли, ограничиваясь упомянутыми выше показателями, и искажают восприятие экономики драматического театра у неискушенной публики.

74.jpg

От чего зависит окупаемость

Начнем с того, что кроме внешних расходов на проведение спектакля существуют внутренние поспектакльные затраты. В частности, одной из форм стимулирующих выплат для штатных артистов МХТ (как и большинства других театров) является доплата за участие в спектакле. Для большого, многонаселенного спектакля такие выплаты могут превышать полмиллиона рублей. И это существенно меняет сроки окупаемости — с учетом только этой статьи расходов сроки окупаемости по многонаселенным спектаклям с участием актеров театра увеличиваются вдвое. Посмотрим на окупаемость спектаклей с учетом доплат штатным артистам.

Из спектаклей МХТ имени А. П. Чехова, которые шли на Основной сцене в 2019 году, самая быстрая окупаемость была у спектакля «Контрабас», он окупился за четыре показа. И это закономерно, потому что «Контрабас»... моноспектакль. Строго говоря, кроме Константина Хабенского в спектакле занята еще одна актриса, но это все равно крайне малонаселенный спектакль. Следует признать, что с точки зрения расходов моноспектакли — самый выгодный вариант. Однако хорошо продать моноспектакль довольно сложно. «Контрабас» с Константином Хабенским — прекрасное исключение.

73.jpg

За пять показов окупились «Крейцерова соната» и «Свидетель обвинения». В первом спектакле заняты шесть актеров и четыре музыканта. Постановочные затраты были в три раза меньше средних. При прокате спектакля не используется никакое арендуемое оборудование. В нем участвуют Михаил Пореченков, Ксения Лаврова-Глинка, Наталья Швец и другие узнаваемые артисты.

76.jpg

«Свидетель обвинения» — более населенная постановка, в ней 14 артистов. Затраты на постановку примерно такие же, как в предыдущем случае, то есть относительно невелики. Кроме поспектакльных выплат артистам, других расходов в прокате нет. И еще одно важное, а точнее, важнейшее дополнение. В спектакле заняты Рената Литвинова, Игорь Верник, Сергей Чонишвили, Евгения Добровольская. Отметим и жанр спектакля — детектив. За шесть показов окупился спектакль «Мужья и жены», за семь — «Женитьба».

Общие характеристики спектаклей, окупающихся за 4–7 раз, таковы: расходы на постановку в 2–3 раза меньше средних, число занятых в спектакле — не более 14, валовой сбор с одного спектакля — выше среднего или близок к нему, что, как правило, связано со звездностью состава.

Самая быстрая окупаемость была у моноспектакля «Контрабас»


75.jpg

Особое место в репертуаре театра занимает спектакль «№ 13D». Жанр спектакля — комедия. В нем заняты 13 артистов, среди них Паулина Андреева, Игорь Верник, Станислав Дужников, Ирина Пегова. Он был поставлен в 2014 году, и тогда затраты на него значительно превысили средние. Несмотря на это, с учетом внешних и внутренних поспектакльных расходов, «№ 13D» окупился менее чем за восемь показов. Виртуозно поставленный Владимиром Машковым в команде с художником Александром Боровским, художником по свету Дамиром Исмагиловым и хореографом Леонидом Тимцуником спектакль собирает валовую выручку, в два и более раза превышающую средний вал, и вот уже шестой год подряд устойчиво «кормит» театр.

77.jpg

За десять показов окупились «Примадонны», «Идеальный муж», «Лес». Окупаемость еще восьми спектаклей располагается ориентировочно в промежутке от 11 до 25 показов. Оставшиеся семь спектаклей текущего репертуара имеют окупаемость от 40 и выше показов. Самая долгая расчетная окупаемость сейчас у постановки «ХХ век. Бал», несмотря на хороший зрительский прием. Причина — высокая стоимость выпуска, более чем в два раза превышающая среднюю, и высокие поспектакльные расходы, связанные с большим исполнительским составом (42 человека) и арендой дополнительного проекционного оборудования.

Частота имеет значение

С какой же частотой показывается каждый из спектаклей в течение сезона или года? За сезон, который в МХТ, как правило, открывается в самом начале сентября и заканчивается в первых числах июля, театр обычно играет на Основной сцене порядка 270 спектаклей. В 2019 году на Основной сцене было показано 272 спектакля, проведено четыре уникальных театрализованных вечера, еще четыре спектакля были сыграны на других крупных площадках Москвы, 29 показаны на гастролях в России и 12 за рубежом. Низшее значение за прошедшие десять лет этот показатель имел в 2010 году — 198 (плюс 51 гастрольный показ), наибольшее в 2017 году — 277 (при 40 гастрольных). Спектакли не показываются зрителям только в дни выпуска новых постановок и в редкие дни сдачи площадки в аренду. Сдача в аренду невыгодна, поскольку мало кто в состоянии предложить цену, сопоставимую со средним валом. Однако театр идет на это в случае партнерских гастролей, благотворительных акций, давних партнерских отношений.

В 2017, 2018 и 2019 годах в прокате было 27, 24 и 24 названия соответственно, то есть гипотетически можно было бы играть каждый спектакль по одному разу в месяц. В действительности же половина и больше всех спектаклей в течение года были показаны менее одного раза в месяц — 56, 71 и 46% названий. Чаще всего такие спектакли показывались даже реже одного раза в два месяца. Можно было бы предположить, что наибольшее количество показов у спектаклей, премьеры которых состоялись в текущем и предыдущем сезонах, но это не подтверждается статистическими данными — здесь не наблюдается никакой закономерности, кроме продаваемости спектакля. Больше двух раз в месяц, то есть от 20 показов и выше, показывается не более 1–2 названий в сезон.

Не рублем единым

Возникает закономерный вопрос: а зачем держать в репертуаре такое большое количество спектаклей? Ответ на него неразрывно связан с таким феноменом нашей отечественной культуры, как русский репертуарный театр. Точнее было бы назвать это явление «российский стационарный репертуарный театр с постоянной труппой и зданием». В прокатной модели мюзикла или модели стаджионе (приглашение конкретных певцов под конкретные проекты) одно название показывается на одной площадке продолжительный отрезок времени (для мюзикла это, как правило, сезон, для стаджионе — несколько недель). Но и та, и другая модель имеет отношение к музыкальному театру, к тому же в первом случае к легкому, развлекательному жанру.

Российский драматический театр, в особенности тот, который следует традициям, заложенным основателями Московского художественного театра, не идет на поводу у вкусов широкой аудитории. Постановщики создают художественный продукт, который может и должен быть доступен зрителю, но который развивает и формирует его вкус. Для такого продукта зритель должен собраться в достаточном количестве, такой спектакль невозможно показывать каждый вечер на большой зал. Поскольку это не в чистом виде легкое развлечение, потенциальная аудитория ограниченна — не каждый человек готов провести свой редкий досуг в драматическом театре. Требуется разнообразить предложение. Кроме того, приходится держать спектакли, позволяющие реализовываться тому или иному актеру, чтобы поддерживать и развивать труппу.

В прокате 2018–2019 годов шли спектакли, поставленные в разные сезоны. Премьеры девяти постановок (или 27% репертуара) состоялись в 2003–2010 годах. В сезоне 2019–2020 годов идут три постановки 2014 года и две — 2013 года. Можно предположить, что, если постановку не сняли в первый же год, она живет в среднем 5–6 лет.

Малая от слова «мало»

До этого мы рассматривали спектакли только Основной сцены. Для репертуара и проката Малой сцены характерны те же черты, но с поправкой на значительно меньший валовой сбор.

В 2019 году на Малой сцене шли спектакли 27 названий. Восемь были созданы с 2003 по 2013 год. Премьеры, выпущенные начиная с 2014 года, практически все сохранились в репертуаре. Средняя стоимость постановки — 4,9 миллиона рублей. Всего был сыгран 261 спектакль. 19 названий (70%) были показаны не чаще одного раза в месяц. Только четыре спектакля (15%) приближались к частоте показа два раза в месяц (от 17 до 22 показов в год). Средний доход со спектакля составил 285 тысяч рублей. С учетом поспектакльной оплаты штатных артистов самая быстрая окупаемость равна 11 показам, она достигается только на трех спектаклях: двух лидерах продаж — «Северном ветре» с Ренатой Литвиновой и «350 Сентрал-Парк Вест, New York, NY 10025» по Вуди Аллену со звездным актерским составом, а также на «Телефоне доверия», изначальная стоимость которого была в четыре раза меньше средней. Немаловажный факт: и в «Сентрал-Парке», и в «Телефоне» занято всего по пять актеров. Больше половины спектаклей имеют окупаемость более чем за 40 показов. И самое важное — шесть спектаклей показывают ежевечерний минус. Это многонаселенные спектакли. Сохранение их в репертуаре связано с актерскими работами и художественными задачами. Но очевидно, что эти постановки — потенциальные кандидаты на снятие с репертуара.

Не искажая действительность

Таким образом, получается, что для большинства драматических, художественно качественных спектаклей на Основной сцене срок окупаемости существенно превышает год, а по Малой сцене — окупаемость растягивается на годы, если вообще имеет место покрытие ежевечерних расходов. Однако и это не дает полной экономической картины.

Мы еще не упоминали о расходах на помещения, без которых невозможна никакая деятельность. Для МХТ, обладающего пространствами, площадью более 24 тысяч квадратных метров, расходы на содержание зданий по Камергерскому переулку, включая мастерские, составляют порядка 270 миллионов рублей в год. Театр является памятником архитектуры — это произведение великого Федора Ивановича Шехтеля, что только добавляет ответственности и расходов.

Для выпуска спектаклей и проката репертуара работает целый отлаженный механизм. Большое количество названий в репертуаре подразумевает значительное число костюмов, сценографии и бутафории, которые требуют хранения и дополнительных логистических решений (и затрат). Для проведения спектакля необходим немалый штат обслуживающего персонала, который получает зарплату. К ним относятся: репертуарная часть, костюмеры, гримеры, монтировщики, механики, световики, звуковики, проекционщики и другие сотрудники постановочной части. Для приема зрителей работают администраторы, кассиры, билетеры, служба зала и служба безопасности, на спектаклях всегда дежурят врачи. Кроме поспектакльной оплаты артисты МХТ получают зарплату. За это они участвуют в репетициях. Принадлежность к штату позволяет устанавливать приоритет театра при планировании актером своей занятости в других проектах и дает возможность экстренного вызова. Необходимы также расходы на рекламу, PR, распространение билетов и прочее. При общем объеме расходов 1,2 миллиарда рублей 650 миллионов рублей уходит только на оплату труда без учета страховых взносов при численности штата 597 человек.

Не будем забывать и еще одно важное условие развития искусства — у творца должно быть право на ошибку. Нельзя гарантировать успех постановки: какой бы творческий состав ни был подобран, всегда присутствует элемент неопределенности, спектакль может не получиться или быть не принят публикой, что существенно осложнит его окупаемость.

Московский художественный театр имени А. П. Чехова умеет хорошо работать и зарабатывать. На конец 2019 года в доходной части МХТ более 53% составляли собственные средства, из них 79% получены за показ спектаклей на собственной сцене и еще 7% на гастролях. Остальное — от сдачи в аренду помещений, сцены, компенсации наших затрат, меценатской поддержки. Тем не менее почти половина доходной части — 47% — приходится на средства федерального бюджета. Необходимо констатировать, что без этой поддержки содержание и развитие крупного драматического репертуарного театра в России на данном историческом этапе невозможно.

Поделиться