Финансы№6 Июнь 2011 — 15 июля 2011

Принцип «ФЕЛИКСА» – никогда не прекращать движение

Версия для печати 4907 Материалы по теме
Принцип «ФЕЛИКСА» – никогда не прекращать движение

Кондратьев Феликс
Компания «ФЕЛИКС», давно и хорошо известная российскому потребителю как производитель и поставщик мебели для офиса, в этом году празднует юбилей: в июле ей исполняется 20 лет. Компания пережила все экономические и политические катаклизмы, из которых каждый раз выходила еще более окрепшей. У этого, довольно редкого для российского бизнеса явления есть свой секрет. Основатель и председатель совета директоров Компании «ФЕЛИКС» Илья Адольфович КОНДРАТЬЕВ обозначил основной принцип своей Компании так: как бы ни было сложно, никогда нельзя прекращать движение.

В 2010 году агентство «РосБизнесКонсалтинг» обнародовало данные исследования розничных сетей по продаже мебели и мебельных торговых центров в России. По результатам данного исследования Компания «ФЕЛИКС» вошла в число 15 крупнейших российских производителей мебели и является безусловным лидером на рынке офисной мебели. По итогам деятельности в 2009 году Компания была признана победителем премии Lesprom Awards в номинации «Самая динамично развивающаяся компания в мебельной отрасли». И это в то время, когда довольно многие компании, работающие в данной сфере, или прекратили свое существование, или значительно сбавили обороты, став менее заметными на рынке. Хотя кризисные явления не обошли Компанию стороной, здесь сработал именно «принцип „ФЕЛИКСА“».

— Илья Адольфович, насколько существенно кризис повлиял на рынок мебели в России и на вашу Компанию в частности?

— Данные о падении спроса на мебельном рынке очень противоречивы. Кто-то говорит о 20 процентах, а кто-то считает, что спрос упал в два раза. Но совершенно очевидно одно: кризис сильнее затронул рынок офисной мебели. Перестали строиться бизнес-центры, сдаваться в аренду площади — отсюда резкое снижение спроса.

По нашей Компании кризис ударил весьма ощутимо. Наша бизнес-модель предполагала большие объемы производства и имела развитый сервис, то есть затраты были существенны, а рентабельность невысока. Нам пришлось очень серьезно работать над затратной частью. Сейчас эта проблема решена. Мы перестроили наши бизнес-процессы, адаптировались к ситуации и даже более того: ежемесячно мы наблюдаем рост продаж в среднем на уровне 20–30 процентов.

— Часть игроков ушла с рынка за время кризиса, вы же, вопреки всему, свои позиции упрочили. Как вам это удалось?

— Вы правы, многие производители мебели уходили с рынка. Но крупные компании пережили кризис, сохранили свое присутствие, однако некоторые стали совсем мало заметны.

Когда стало невозможно работать с инвестициями, вкладывать деньги в новое оборудование, мы разработали очень серьезную антикризисную программу, в основе которой было масштабное внедрение самых современных ИТ-технологий. ИТ-перестройка коснулась всех процессов: от производственных до организационных. Мы внедрили комплексные программы, которые позволяют полностью контролировать и производство, и склады, и сервис. Сейчас, к примеру, нам не составляет труда в случае возникновения у клиента рекламации определить, кто собирал мебель, кто доставлял, кто отгружал, кто производил комплектующие. Мы можем легко найти бракодела и сделать так, чтобы такого брака больше не было.

Обслуживание мы подняли на качественно новый уровень. С помощью специальной программы CRM (Система управления взаимодействием с клиентами) в КИС Axapta мы контролируем весь процесс взаимодействия подразделений Компании с клиентами и можем вовремя откорректировать любое действие, которое совершается в отношении их. Кроме того, благодаря ИТ-технологиям мы оптимизировали штаты, что особенно важно в кризис, и получили неожиданный результат, который удивил даже меня: оказалось, что пять человек могут работать четче и лучше, чем 15.

Сегодня наши ИТ-технологии — на уровне самых современных технологий европейских компаний. И это еще одно наше конкурентное преимущество, которое мы создали за время кризиса.

— Вы говорили, что ваша бизнес-модель предполагает высокие затраты на сервис. В чем состоит сервисное обслуживание, которое проводит ваша компания?

— Наши итальянские партнеры, у которых опыт работы в мебельном бизнесе значительно больше, всегда говорили нам, что 30 процентов успеха — это сам товар, а 70 процентов — услуги. Это аксиома, которая работает не только в Европе, но и у нас. Во всем мире важно, какова гарантия и то, насколько в компании налажено послепродажное обслуживание.

У нас большое сервисное подразделение, которое работает, можно сказать, круглосуточно. Гарантия на нашу мебель составляет до семи лет, во время гарантийного срока мы выезжаем к клиенту по первому требованию и ремонтируем мебель непосредственно у клиента. Если это невозможно сделать, то забираем, а на место той, которую забрали, приво­зим другую. И стараемся все сделать в максимально короткие сроки. Также мы никогда не отказываем клиенту в постгарантийном обслуживании. Сервис — это наша марка. Мы должны ее держать.

— Насколько маржинален мебельный бизнес сегодня? Насколько он инвестиционно привлекателен?

— Наценка на мебель может составлять и 80 процентов, а вот на крупу, к примеру, всего 5 процентов. Но разве сравнимы затраты на то, чтобы привезти и продать вагон крупы и на то, чтобы продать вагон офисной мебели? Чтобы продавать мебель, нужно арендовать площади, обучить продавцов, чтобы они знали, чем отличается МДФ-плита от ДСП, каковы технологические характеристики шпоновой мебели, как ведет себя массив при определенном уровне влажности. Необходимо содержать службы доставки и сборки мебели, дизайн-бюро и т. д. Также нужен штат для гарантийного обслуживания...

Наценка на мебель высокая, но и конкуренция очень высокая. И затратная часть очень высокая. Поэтому я думаю, что мебельный рынок сейчас не очень привлекателен для новых инвесторов. Работать на нем очень тяжело. Потребитель доверяет проверенному поставщику с хорошей историей и безупречной репутацией.

— Что мешает, на ваш взгляд, развитию мебельного рынка?

— Хотелось бы получать поддержку от государства. В странах Латинской Америки бензин стоит всего 10 центов за литр, а у нас при огромных запасах нефти уже доллар. Сделайте цену на электроэнергию и ГСМ ниже, и тогда не будет такой инфляции! Трудно конкурировать с китайскими производителями, потому что китайское правительство сознательно удешевляет юань. А у нас наметилась тенденция к укреплению рубля. Нужно менять ситуацию, если мы хотим, чтобы в России развивалось производство и дешевый импорт не вытеснял качественные отечественные товары. При такой политике сегодня мы действительно быстро обеспечим российского потребителя дешевым и не всегда качественным импортным товаром. Но долго ли мы на этом продержимся, если цены на нефть упадут?

— И каков же ваш прогноз?

— На мебель для офиса есть отложенный спрос. Она является индикатором развития бизнеса в стране. Если есть спрос на офисную мебель, значит есть и расширение бизнеса. Поэтому мы с большим оптимизмом смотрим в будущее и вкладываем деньги именно в России, и именно в производство. Я знаю, что это окупится. И, в конце концов, нам это интересно.

— Какими результатами вы особенно гордитесь в преддверии двадцатилетнего юбилея?

— Самое важное, с чем мы подошли к юбилею, — это персонал. Можно купить оборудование, скажем, японское, но это совсем не значит, что оно будет работать, как в Японии. Пока не будет коллектива и персонала, невозможно управлять производством. Мы подошли к двадцатилетию с коллективом, который в состоянии решать самые сложные задачи в самых разных и непростых условиях.

Поделиться
Открыта редакционная
подписка на 2023 год
Подпишись выгодно
Первая полоса