Версия для печати 1778 Материалы по теме
Старший директор направления «Междуна­родные региональные финансы» Fitch Ratings Владимир Евгеньевич Редькин
Структурный дефицит субфедеральных бюджетов сохраняется

Старший директор направления «Междуна­родные региональные финансы» Fitch Ratings Владимир Евгеньевич РЕДЬКИН полагает, что ставки по банковским кредитам для субъектов РФ и муниципальных образований находятся на пике и в дальнейшем будут постепенно снижаться.

— Владимир Евгеньевич, хотелось бы услышать общую оценку текущей ситуации с долговой нагрузкой регионов.

— По нашим расчетам, общий долг субъектов РФ на начало 2015 года составил 1,97 триллиона рублей, за 2014 год он вырос на 22 процента. Но показательны не абсолютные цифры, а отношение долга к доходам региональных бюджетов. В 2014 году долговая нагрузка достигла уровня 26 процентов, однако если исключить Москву, цифра будет еще выше: около 30 процентов. Кстати, Москва в последние годы, с приходом новой администрации, пересмотрела свою долговую и инвестиционную политику. В том числе благодаря существенным продажам имущества долг у нее почти не растет. Чего не скажешь о регионах в целом: по итогам 2013 года их долг увеличился на 36 процентов, а в 2014‑м на 26 процентов. То есть в плане роста долговой нагрузки 2013 год оказался для регионов более сложным, чем 2014-й.

Как мы уже отметили, на конец 2014 года долговая нагрузка субъектов РФ достигла 26 процентов, что существенно выше уровня 17–18 процентов, державшегося на протяжении 2010–2012 годов. Предыдущий скачок долговой нагрузки произошел в 2009 году — до 15 процентов с 9 процентов в предкризисный 2008-й.

В 2013 году основным негативным фактором для регионов стало снижение доходов из-за введения института консолидированных групп налогоплательщиков, а также увеличение расходов в результате исполнения майских указов президента. В 2013 году наблюдался почти нулевой рост доходов, и это на фоне более или менее стабильной экономики (в 2009 году в результате кризиса они упали на пять процентов). В свою очередь, расходы выросли на пять процентов. Дальше сокращать их было уже некуда, учитывая, что регионы, как могли, урезали все, не связанное с исполнением указов президента, — капитальные расходы, закупки товаров и услуг.

2014 год должен был пройти легче, однако вмешались геополитические факторы, к тому же продолжилось замедление экономики. Финансовые рынки стали менее доступны, причем не только для регионов. Несмотря на вполне нормальный рост доходов — 12 процентов, трудности нарастали. Суммарная долговая нагрузка на регионы по-прежнему сохранялась на умеренном по международным стандартам уровне, краткосрочный характер долга вызывал давление в плане рефинансирования. Риск рефинансирования также усиливался ростом ставок по банковским кредитам с конца 2014 года и фактически закрытым рынком облигаций. Идет сокращение срочности долга (что означает необходимость его регулярного рефинансирования), растут расходы бюджета на обслуживание долга.

— Каков ваш прогноз по кредитным ставкам? Следует ли ожидать их снижения?

— На данный момент ставки находятся на уровне 25 процентов годовых — это банковские кредиты на год, на больший срок банки предлагают еще более высокие ставки. Мы считаем, что это пик, и дальнейшего роста ставок не ожидаем. Первым позитивным сигналом стало январское решение Центробанка снизить ключевую ставку с 17 до 15 процентов. Второй сигнал — удачное размещение облигаций федерального займа (ОФЗ) в начале февраля. Ставка купона составила менее 14 процентов, при этом спрос превысил предложение в четыре раза. На январском размещении при купоне 16 процентов спрос был очень низким. Отмечу также, что, по словам Эльвиры Набиуллиной, ЦБ при принятии решений по ставке будет принимать во внимание не только инфляцию, но и темпы роста экономики. Это означает перенос акцента с чисто монетарной политики на поддержку экономического роста. Можно ожидать планомерного, хотя и небыстрого, снижения ставок. Конечно, они не вернутся на уровень середины 2014 года, но, я думаю, во второй половине 2015 года мы увидим ставку менее 20 процентов.

— Что будет происходить с рынком облигаций в 2015 году?

— Если говорить о рыночных источниках фондирования, то облигационные займы сейчас никто не выпускает, и регионы и муниципалитеты полагаются только на банковские кредиты. Регионам, у которых подходят сроки погашения или плановые амортизационные выплаты, чаще всего рефинансируют долги и вынуждены выходить на рынок капитала, несмотря на высокие ставки по кредитам. И если на аукционе регион заявляет ставку меньше привлекательной, банки просто не откликаются.

Когда регионы вернутся на рынок облигационных заимствований, сказать сложно. Скорее всего, это будут крупные игроки вроде Москвы, которой в этом году предстоит погашать облигации (в 2014 году это было сделано за счет остатков бюджета, связанных с продажей имущества).

— Как вы оцениваете ситуацию с дефицитом региональных бюджетов?

— В 2013 году общий дефицит регионов составил почти 642 миллиарда рублей, а в 2014 году он снизился до 448 миллиардов. То есть снижение составило почти 30 процентов. В 2013 году регионы использовали большой объем накопленных ранее средств — около четверти дефицита бюджета было профинансировано за счет изменения объема остатков на бюджетных счетах. Речь идет о «богатых» субъектах РФ, накопивших значительные остатки на бюджетных счетах — например, Ханты-Мансийском автономном округе, Санкт-Петербурге, Тюменской области. Частично аккумулированные остатки были возвращены в федеральный бюджет, частично использованы для финансирования расходов бюджетов. Заметным исключением стала Москва, остатки на счетах у которой даже выросли за счет доходов от продажи имущества. Но основным источником финансирования дефицита все же были банковские кредиты — около 283 миллиардов рублей, или 44 процента дефицита бюджетов.

редькин1.png

Рисунок 1. Структура долга субъектов РФ, %
редькин2.png

Рисунок 2. Основные показатели бюджетов субъектов РФ, млрд руб.

В 2014 году ситуация несколько изменилась. Дальше снижать остатки было некуда, и как источник финансирования дефицита у большинства субъектов они отсутствовали. Роль ценных бумаг тоже снизилась. Зато по-прежнему велика была роль банковских кредитов и существенно увеличились объемы бюджетных кредитов. Федерация поняла, что в регионах сложилась тяжелая ситуация с бюджетами (в 2013 году, как мне кажется, такого понимания не было). Таким образом, в 2014 году банковские кредиты покрывали около половины дефицита, а за счет бюджетных кредитов было покрыто около 38 процентов дефицита. Чистый прирост бюджетных кредитов составил 159 миллиардов рублей. Это значительная сумма, и мы ожидаем, что тенденция продолжится и дешевые бюджетные кредиты (под 0,1 процента) будут выдаваться в том числе для замещения рыночных долгов. В нынешних условиях это, конечно, существенное подспорь­е для регионов.

Значительный дисбаланс субфедеральных бюджетов 2013–2014 годов не является временным или случайным явлением. Речь идет о структурном дефиците. С одной стороны, он связан со снижением доходов, которое началось в 2013 году с изменением подхода к налогообложению прибыли и продолжилось в 2014 году из-за замедления темпов экономического роста. В 2015 году этот фактор тоже будет оказывать давление на доходы — хотя мы ожидаем, что за счет инфляции они будут продолжать расти в номинальном выражении.

С другой стороны, расходы тоже значительно выросли, в первую очередь из-за вынужденного повышения зарплат в бюджетной сфере. Действие указов президента на 2015 год было приостановлено. Тем не менее это временная мера: заявлено, что к 2018 году они все равно должны быть выполнены. То есть в 2016–2017 годах темпы роста зарплат должны увеличиться. Чтобы решить проблему дефицита глобально, придется перераспределять доходные источники и расходные полномочия между Федерацией, регионами и муниципалитетами. Однако пока в этом направлении ничего кардинального не предпринимается.

Облигационные займы составляют 24%, банковские кредиты — 40%, бюджетные кредиты — 32% долга регионов. С 2008 года доля нерыночных и краткосрочных видов заимствований выросла

С 2008 по 2014 год долги субъектов выросли с 9 до 26 процентов от доходов. По международным меркам это невысокий показатель: для европейских регионов 60–80 процентов считается низким уровнем долга. Основная проблема российских регионов в коротком профиле погашения и связанной с этим необходимостью рефинансирования. Мы рейтингуем 47 регионов и городов в Российской Федерации, и в среднем у нас профиль долга составляет от двух до четырех лет, причем за последний год он сократился.

— Растет ли доля заимствований, связанных именно с обслуживанием долгов и их рефинансированием?

— Эту долю сложно вычленить. Любой регион в течение года успевает занять и отдать довольно большие суммы. По итогам года они сальдируются, в итоге обороты по привлечению и погашению оказываются гораздо больше, чем сам долг. Можно посчитать лишь приблизительно: если долг составляет 2 триллиона, а его профиль — два года, значит, регионы ежегодно должны отдавать по триллиону, то есть 12–13 процентов доходов. Это довольно много и не включает процентные платежи.

Что касается расходов на обслуживание. Как мы уже говорили, номинально ставка по кредитам или стоимость долга высокая — около 25 процентов. Но фактически расходы на обслуживание долга как доля от суммарного долга немного ниже. В 2014 году они составляли порядка пять процентов от общего долга, в этом году, вероятно, достигнут 10–12 процентов. Дело в том, что регионы не берут деньги на целый год, а, как правило, открывают возобновляемые кредитные линии. На пике бюджетных расходов они занимают деньги, пользуются ими неделю или две, а затем, после поступления налоговых доходов, возвращают. В итоге из 12 месяцев они пользуются деньгами порядка 3–4 месяцев. Конечно, речь идет только о банковских кредитах. Также регионы активно пользуются практически бесплатными краткосрочными казначейскими кредитами, что также снижает расходы на обслуживание долга.

— Как меняется структура заимствований в последние годы?

— Если говорить про прямой долг, без госгарантий, то по итогам 2014 года облигационные займы составили 24 процента, банковские кредиты — 40 процентов, бюджетные кредиты — 32 процента. Распределение более или менее равномерное, но еще в 2012 году эти доли были абсолютно равными, а в последнем «докризисном» 2008 году облигационные займы составляли 63 процента, бюджетные кредиты — всего девять процентов. То есть почти все заимствования были рыночными. За семь лет произошел существенный рост долга, причем во многом за счет нерыночных или краткосрочных видов заимствований.

Рост доли бюджетных кредитов — это обратная сторона процесса централизации власти: ресурсы сосредотачиваются на федеральном уровне, и вслед за ними туда переходит центр принятия решений. Федеральный центр стимулирует регионы к конкретным расходам не только за счет безвозмездных трансфертов, но и через дешевые бюджетные кредиты. Часто регионы не очень-то и хотят их брать, но приходится. Можно сказать, что это дополнительный шаг от самостоятельности регионов и муниципалитетов. В этом смысле структура долга не улучшается по сравнению с серединой нулевых, она становится более жесткой.

— Следует ли ожидать пересмотра рейтингов субъектов РФ в сторону ухудшения?

— В настоящее время наши рейтинги российских регионов и городов распределены по шкале от «BBB-» до «B+». Распределение довольно существенное — пять ступеней. Основная группа регионов и городов имеет рейтинг «BB». В последнее время у нас было много негативных рейтинговых действий, в основном связанных с ухудшением прогноза. Я не исключаю, что в течение года негативные рейтинговые действия продолжатся. Однако негативный прогноз не является стопроцентным сигналом дальнейшего понижения рейтинга. Он может держаться год-два, и, если регион или муниципалитет сможет пережить тяжелое время и восстановить свои показатели, возможно изменение прогноза обратно на стабильный. И наоборот, если мы увидим, что субъект или муниципалитет не справился, мы понизим рейтинг. Сейчас наши негативные действия направлены в основном на прогноз, потому что мы ожидаем, что 2015 год будет сложным. Посмотрим, кто сможет пережить его без потерь, а у кого возникнут проблемы с дефицитом бюджета, структурой долга и его рефинансированием.

Добавлю, что суверенный рейтинг России, хотя он и был снижен, все равно довольно высокий и находится на инвестиционном уровне. Федеральный бюджет чувствует себя более или менее уверенно, его долг не очень большой. Ресурсы, которые необходимы для поддержки регионов, тоже не так велики. Сейчас на безвозмездные перечисления субъектам идет всего порядка 5–6 процентов федерального бюджета. Рост на 2–3 процентных пункта даст существенную прибавку регионам, а федеральный бюджет не сильно пострадает.

Таблица. Объем государственного долга субъектов РФ и муниципальных образований на 1 февраля 2015 г., млн руб.

Субъект РФ

Объем государственного долга субъектов РФ

Объем долга муниципальных образований, входящих в состав субъекта РФ

Центральный федеральный округ

582 307,5

67 359,5

Белгородская область

41 847,3

3220,3

Брянская область

11 170,9

2287,5

Владимирская область

3779,1

2401,6

Воронежская область

29 877,4

10 666,1

Ивановская область

11 330,1

1049,0

Калужская область

26 545,5

4581,7

Костромская область

15 941,4

2697,5

Курская область

8022,3

1849,9

Липецкая область

18 415,9

3722,5

Московская область

103 266,3

13 255,8

Орловская область

12 912,9

983,5

Рязанская область

27 058,4

1053,1

Смоленская область

25 153,7

4546,3

Тамбовская область

10 434,4

2252,6

Тверская область

26 288,7

1694,6

Тульская область

15 900,0

3246,7

Ярославская область

28 630,5

7850,7

Москва

165 732,7

0,0

Северо-Западный федеральный округ

201 829,0

27 620,0

Республика Карелия

19 216,8

2453,8

Республика Коми

26 274,8

1571,0

Архангельская область

32 731,3

3248,1

Вологодская область

34 881,5

2842,9

Калининградская область

16 456,7

9379,3

Ленинградская область

10 879,2

1948,2

Мурманская область

20 260,2

2803,2

Новгородская область

14 589,6

2389,0

Псковская область

11 913,5

984,5

Санкт-Петербург

14 625,3

0,0

Ненецкий автономный округ

0,0

0,0

Южный федеральный округ

23 6057,8

37 004,1

Республика Адыгея (Адыгея)

2922,2

968,8

Республика Калмыкия

2357,7

87,3

Краснодарский край

13 6342,1

20 758,7

Астраханская область

25 073,9

2729,0

Волгоградская область

42 170,7

8565,0

Ростовская область

27 191,2

3895,3

Северо-Кавказский федеральный округ

70 014,0

4215,9

Республика Дагестан

14 887,2

1281,4

Республика Ингушетия

2663,7

0,0

Кабардино-Балкарская Республика

7243,4

77,1

Карачаево-Черкесская Республика

4856,6

138,6

Республика Северная Осетия — Алания

9051,3

1192,1

Чеченская Республика

5593,5

636,7

Ставропольский край

25 718,2

890,0

Приволжский федеральный округ

472 886,5

91 795,0

Республика Башкортостан

24 727,1

9607,2

Республика Марий Эл

10 773,5

168,8

Республика Мордовия

28 568,2

1854,4

Республика Татарстан (Татарстан)

95 064,2

30 498,4

Удмуртская Республика

37 922,9

7130,0

Чувашская Республика — Чувашия

10 194,8

1804,5

Пермский край

11 080,0

275,1

Кировская область

21 439,9

3289,4

Нижегородская область

62 635,3

9596,8

Оренбургская область

30 678,7

1060,5

Пензенская область

21 329,7

5602,0

Самарская область

53 327,3

10 745,4

Саратовская область

47 716,7

7773,5

Ульяновская область

17 428,2

2388,9

Уральский федеральный округ

133 740,5

13 141,6

Курганская область

7728,9

0,0

Свердловская область

44 149,4

5262,8

Тюменская область

319,5

89,7

Челябинская область

31 957,2

3575,9

Ханты-Мансийский автономный округ — Югра

14 493,7

3255,4

Ямало-Ненецкий автономный округ

35 092,0

957,8

Сибирский федеральный округ

276 013,7

45 991,4

Республика Алтай

1648,0

844,0

Республика Бурятия

6293,5

2796,2

Республика Тыва

1708,9

462,8

Республика Хакасия

14 721,6

671,9

Алтайский край

2039,9

2002,6

Забайкальский край

19 993,3

1147,5

Красноярский край

75 240,1

10 089,7

Иркутская область

9267,8

2324,9

Кемеровская область

50 814,0

4584,1

Новосибирская область

37 828,1

14 680,8

Омская область

36 578,8

3557,3

Томская область

19 879,7

2829,5

Дальневосточный федеральный округ

119 985,7

19 355,5

Республика Саха (Якутия)

30 305,4

1439,5

Камчатский край

7254,4

1833,0

Приморский край

8018,8

5063,7

Хабаровский край

23 186,8

3056,9

Амурская область

28 482,8

1756,8

Магаданская область

6507,7

2195,7

Сахалинская область

0,0

3269,5

Еврейская автономная область

3086,1

337,3

Чукотский автономный округ

13 143,6

403,1

Крымский федеральный округ

— 

— 

Республика Крым

— 

— 

Севастополь

— 

— 

Итого

2 092 834,5

306 483,0

— Кто и почему подписывается на ваши рейтинги?

— Первоначальная задача рейтинга — показать финансовую устойчивость региона, чтобы инвесторы не боялись вкладываться в его долговые обязательства. Если нет рейтинга, непонятно чего ожидать. Поэтому рейтинг получают те, кто активен на долговом рынке, в том числе банковском: банки в последнее время тоже стали обращать внимание на рейтинг.

Есть и регионы, у которых долг минимален, но им рейтинг нужен для привлечения институциональных инвесторов, которые не просто хотят купить ценные бумаги, а начать в регионе бизнес. Пускай рейтинг — это всего лишь оценка кредитоспособности (хотя мы анализируем и экономику, и бюджет, и налоговую базу), но он служит показателем того, что администрация готова работать по общепринятым западным стандартам и говорить с инвестором на одном языке.

— Не опасаетесь, что спрос на рейтинги будет падать? Например, если будет создана некая национальная рейтинговая система, о которой довольно много говорят.

— Эта тема обсуждается не только в России. Чаще всего об этом начинают говорить, когда агентства снижают рейтинги — так было и в Европе. Опять же, рейтинг России был снижен всего на одну ступень, это не такое уж кардинальное снижение. Напомню, что рейтинги таких европейских стран, как Италия и Испания, были снижены на несколько ступеней. При этом негативный прогноз по России объективно отражает текущую экономическую и финансовую ситуацию. Конечно, можно разбить градусник, но температура от этого не изменится.

Ценность международных агентств в том, что они действуют в разных странах по единой методике. Национальные агентства не могут обеспечить такой сопоставимости данных

Субъект или муниципалитет может отказаться от рейтинга просто из-за общего сокращения расходов. Особенно это касается тех, кто не является активным участником финансового рынка. Однако наличие рейтинга приводит к снижению стоимости заимствования, что компенсирует его цену. При этом активных участников рынка все больше. Когда все хорошо, занимать не нужно, а сейчас как раз приходится занимать, привлекать инвесторов. Если у соседа есть рейтинг, а у вас нет, вы можете остаться с более дорогим долгом.

Стоит иметь в виду, что любой отзыв рейтинга — это негативный сигнал для инвесторов. В 2009 году мы отозвали пять или шесть рейтингов, но спустя год все эти регионы по разным причинам вернулись. Пока ни в 2014, ни в 2015 году мы не отозвали ни одного рейтинга, несмотря на все негативные рейтинговые действия. За эти годы ситуация изменилась. Во-первых, в 2009 году было меньше регионов с рейтингами, они не были таким привычным инструментом, как сейчас. Во-вторых, долг был небольшой, и регионы не совсем понимали, зачем им рейтинг. Сейчас очевидно, что рыночный долг будет расти, а занимать лучше под более низкую ставку.

Если национальные агентства подтвердят свой профессионализм и будут позитивно восприняты инвесторами, тем лучше: мы за конкуренцию. В принципе, и сейчас в соответствующих тендерах могут участвовать любые компании. Но все зависит от отношения к тому или иному агентству самого рынка. Все-таки ценность международных агентств в том, что они действуют в разных странах и даже на разных континентах по единой методике. Инвестор может сравнить субъект Российской Федерации с польским регионом или французской провинцией. Национальные рейтинговые системы не могут обеспечить такой сопоставимости.

Подготовил М. А. ЦУЦИЕВ

Поделиться