Экономика№1 Январь 2011 — 15 февраля 2011

Для чего нужно экономическое моделирование

Версия для печати 12870 Материалы по теме

Бахтизин
бесстремянная
Одно из основных направлений научно-исследовательской деятельности Центрального экономико-математического института РАН, возглавляемого академиком В. Л. Макаровым, — компьютерное математическое моделирование, или экспериментальная экономика. Оно позволяет создавать компьютерные экономические модели на уровне предприятия, отрасли и национальной экономики в целом. Как можно использовать этот метод для оценки эффективности бюджетных расходов, для прогнозирования последствий введения того или иного налога, рассказывают ведущий научный сотрудник лаборатории экспериментальной экономики ЦЭМИ РАН, доктор экономических наук Альберт Рауфович БАХТИЗИН и старший научный сотрудник лаборатории экспериментальной экономики ЦЭМИ РАН, кандидат экономических наук Галина Евгеньевна БЕССТРЕМЯННАЯ.

— Расскажите, пожалуйста, что такое экономико-математическое моделирование? Как оно может применяться на практике?

— Одним из перспективных инструментов количественной оценки действий правительства, в настоящее время активно используемым за рубежом, является новый класс экономико-математических моделей — вычислимых моделей общего равновесия, известных в зарубежной литературе как Computable General Equilibrium models (CGE models). Это новое направление в прикладной экономике, которое сформировалось и получило широкое распространение во всем мире благодаря появлению компьютеров, позволяет найти подходы к решению широкого круга задач, относящихся в основном к государственному регулированию экономики. К решениям, оцениваемым с помощью данного инструмента, относятся изменения налоговых ставок, регулируемых государством цен, а также решения о масштабных инвестициях и т. д. Ключевое значение здесь имеет мультипликативный эффект от реализации управленческого решения, оказываемый на основные социально-экономические показатели соответствующей территории. К тому же модели этого класса могут быть использованы для оценки эффективности бюджетных расходов.

Кроме того, для оценивания эффективности деятельности фирм на различных рынках часто применяются разного рода индикаторы, связанные с затратами основных факторов производства для выпуска итогового продукта. Также эффективность можно оценивать с помощью анализа границ (frontier analysis), используя методы линейного программирования или же параметрические оценки. Чаще всего такая методология применима к конкурентным рынкам, однако в последнее время в зарубежной и российской литературе появилось много эмпирических работ, где анализ границ используется для оценивания эффективности государственных учреждений, в том числе социального сектора (в частности, здравоохранения или образования). Однако в связи с тем, что в ходе анализа используются либо производственные функции, либо функции затрат, неявно сохраняется предположение о максимизации прибыли или минимизации издержек со стороны этих учреждений. В качестве альтернативного подхода используются отдельные показатели, связанные с деятельностью учреждений и отражающие эффективность в отрасли.

— Сейчас руководством России жестко поставлен вопрос о повышении эффективности бюджетных расходов. Как с помощью математического моделирования просчитать эффективность затрат с целью их оптимизации? Например, можно ли спрогнозировать медико-экономическую эффективность учреждений здравоохранения?

— Во многих регионах Российской Федерации (например, в Республиках Карелия, Марий Эл и Чувашия; в Краснодарском, Ставропольском и Хабаровском краях; в Астраханской, Вологодской, Пермской, Самарской и Тверской областях) существуют методики оценки эффективности бюджетных расходов. Изначально подобные разработки предназначались для контроля за использованием средств Фонда реформирования региональных финансов (ФРРФ), выделяемых субъектам РФ в качестве субсидий. Методики содержат набор показателей, отражающих в том числе удельные бюджетные затраты на единицу результата. Так, например, в Вологодской области в рамках анализа эффективности бюджетных расходов рекомендована «Оценка эффективности расходов на финансирование отрасли “Здравоохранение и физическая культура”»1. Эта методика основана на понимании эффективности как результативности бюджетных затрат в каждой из областей здравоохранения с точки зрения ресурсных показателей (индикаторов обращаемости за медицинской помощью и использования ресурсов систем здравоохранения). В качестве наилучшего состояния индикаторов рассматривается рост числа дней в дневных стационарах, посещений поликлиник и снижение койко-дней в стационарных учреждениях, а также сокращение числа вызовов скорой помощи. Если при сокращении бюджетных расходов соответствующий показатель изменяется должным образом, то это рассматривается как более эффективное использование ресурсов, чем в случае сохранения расходов бюджета на прежнем уровне или их увеличения.

— России предстоит глобальная реформа и модернизация системы здравоохранения, и одним из ее направлений является расширение экономической самостоятельности медицинских бюджетных учреждений. На решение этой задачи, в частности, направлен и Закон № 83-ФЗ. Учитываются ли при разработке законодательства модели экономической эффективности, разрабатываемые вашим институтом? Внедряются ли они где-либо на практике?

— Непосредственным моделированием экономической самостоятельности медицинских бюджетных учреждений мы не занимались. Однако такого рода оценки можно осуществить в рамках вычислимых моделей общего равновесия или в рамках гибридных моделей (с нейронными сетями), успешный опыт применения которых уже имеется. К примеру, такие модели были разработаны для ОАО «Газпром», Фонда социального страхования, Счетной Палаты РФ и Минэкономразвития России.

Цель разработки модели для ОАО «Газпром» заключалась в оценке влияния уровня внутренних цен на природный газ на макроэкономические показатели в соответствии с предлагаемыми ОАО «Газпром» вариантами повышения цены природного газа. Есть ряд научных работ, в которых было показано, что повышение внутренней цены на природный газ в целом должно иметь положительный эффект для экономики, поскольку заниженная цена на этот вид сырья создает у потребителей неверное представление о его дешевизне, а это в свою очередь лишает стимула для внедрения менее энергоемких технологий производства и в долгосрочной перспективе может привести к снижению конкурентоспособности. Кроме того, низкие цены на газ являются одним из неэффективных для экономики механизмов перекрестного субсидирования. В связи с этим были предложены различные варианты повышения внутренних цен на природный газ, однако такое воздействие на экономику требует обязательной количественной оценки, что в свою очередь обусловило проведение данного исследования. По результатам расчетов выяснилось, что повышение цен на газ в рамках рассмотренных вариантов не оказывает существенного влияния на темпы экономического роста. Повышение цены газа для предприятий приводит к незначительному снижению потребления газа с их стороны. Население также малочувствительно к ценам на этот вид топлива.

При разработке модели для Фонда социального страхования особое внимание было уделено спецификации поведения различных групп домашних хозяйств — получателей пособий фонда. В соответствии с техническим заданием, составленным специалистами ФСС, при проведении исследования были рассчитаны последствия от изменений затрат фонда по следующим направлениям: 1) пособия по временной нетрудоспособности; 2) пособия по беременности и родам; 3) пособия по уходу за ребенком. Полученные результаты показали, что увеличение затрат Фонда социального страхования на выплату пособий оказывает небольшой, но в то же время положительный эффект на социально-экономическую систему России.

Так, увеличение всех видов пособий на 50 процентов повлекло за собой увеличение ВВП России на 0,34 процента за пять лет (за период с 2011 по 2015 годы) по сравнению с базовым вариантом развития экономики. В то же время первый год после увеличения пособий показал незначительное снижение ВВП. Причина оказалась в том, что выросшие доходы населения повлекли за собой рост индекса потребительских цен, в результате чего снизился спрос на конечные товары, что вызвало снижение выпуска продукции и, в конечном счете, ВВП. В последующие годы экономическая система приспособилась к дополнительному денежному вливанию, и в итоге возросшие доходы населения привели к дополнительному спросу на конечные товары, который в свою очередь был скомпенсирован увеличением предложения в среднесрочном периоде. Незначительное влияние дополнительных расходов Фонда социального страхования в масштабах всей экономики объясняется относительно небольшими оперируемыми денежными средствами.

— При вашем участии была разработана вычислимая модель с секторами образования и здравоохранения «Социальная Россия», которая анализирует взаимосвязи между фискальной политикой государства и изменениями в социальной сфере. Вычислительные эксперименты над моделью показали, что снижение ставки ЕСН приводит к увеличению темпов экономического роста как в экономике в целом, так и в отраслях образования и здравоохранения в частности. Однако с 2011 года ЕСН отменяется, он будет заменен страховыми платежами. Просчитан ли этот налог в вашей модели? К каким последствиям приведет его введение?

— Да, подобный сценарий мы, безусловно, просчитывали, используя вычислимую модель с отраслями здравоохранения и образования, разработанную под руководством академика РАН В. Л. Макарова на основе модели RUSEC. Отличительной особенностью модели является тот факт, что в каждой из отраслей рассматривается теневой сектор в качестве отдельного экономического агента. Его действия оказывают влияние как на поведение производителей государственного и рыночного секторов экономики, так и на потребительский спрос на товары и услуги каждой из отраслей экономики. Теневой (неформальный) сектор моделируется как сумма неформальной занятости по основному месту работы с бесплатным использованием основных фондов и собственно занятости в неформальном секторе. Это дает возможность учесть теневые платежи, наиболее распространенные в отраслях здравоохранения и образования, где собственно неформальное производство услуг в России практически не распространено.

При моделировании теневого сектора первая компонента является неформальной занятостью и моделируется как доля трудовых ресурсов государственного и рыночного секторов. В каждом из этих секторов определенная доля занятых работает неформально, используя для этого свое рабочее время. В модели также предполагается, что при этом работники бесплатно используют основные фонды своего сектора (государственного или рыночного соответственно). В отраслях здравоохранения и образования неформальная занятость может быть проинтерпретирована как неформальные платежи, предоставляемые потребителями за услуги, которые должны были бы оказываться бесплатно. В обмен на эти неформальные платежи указанные услуги оказываются более качественно или предоставляются в обход обычной очередности. Вторая компонента — это собственно занятость в неформальном секторе, то есть доля от общей занятости в официальном секторе (обычная дооценка теневого сектора, используемая в статистике Росстата).

Что касается расчетов последствий изменения налоговых ставок, то в рамках модели увеличение ставки ЕСН привело к снижению объема произведенных услуг в отраслях здравоохранения и образования государственного и рыночного секторов. Так, при увеличении ставки ЕСН до 35,6 процента снижение ВВП составляло 1,3 процента относительно базового (инерционного) варианта развития экономики, не предусматривающего резкого изменения управляющих параметров. Помимо этого размер теневого сектора в образовании увеличился на 2,6 процента, а в здравоохранении на 0,7 процента. Уменьшение ВВП в этом случае происходит за счет увеличения спроса реального сектора экономики на товары и услуги, предлагаемые теневым сектором.

Таким образом, анализ различных сценариев увеличения ставки ЕСН на экономические параметры государственного, рыночного и теневого секторов экономики России в рамках построенной модели продемонстрировал отрицательную зависимость между повышением ставки ЕСН и приростом ВВП.


Поделиться
Открыта редакционная
подписка на 2023 год
Подпишись выгодно
Первая полоса