Государство№6 Июнь 2011 — 15 июля 2011

«Нужна гармонизация Стратегии СКФО и стратегий регионов»

Версия для печати 4357 Материалы по теме
«Нужна гармонизация Стратегии СКФО и стратегий регионов»

Лозовский
Когда губернатор Красноярского края А. Г. Хлопонин был назначен полпредом Президента РФ в только что созданном Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО), Д. А. Медведев отметил, что государство в последние годы научилось решать на Северном Кавказе «целую совокупность правоохранительных задач», так или иначе «идет борьба с терроризмом, но в Северокавказском регионе очень тяжело идут экономические проекты». Президент поставил задачу «искоренить в СКФО массовую безработицу, преступность на экономической почве, клановость, взяточничество».

А всего полгода спустя, 6 сентября 2010 года, в ходе совещания в Сочи новый полпред представил на утверждение Председателю Правительства РФ В. В. Путину Комплексную стратегию развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года. Документ содержит решения обозначенных руководством страны проблем Северного Кавказа. Стратегия, а также план мероприятий по ее реализации были утверждены постановлением Правительства РФ в ноябре прошлого года. Разработкой документа занимались эксперты из Strategy Partners. По мнению директора проекта Максима Борисовича ЛОЗОВСКОГО, ключевым фактором успешной реализации Стратегии в дальнейшем являются согласованные действия федерального центра и регионов. О самой Стратегии, ее целях, задачах и ключевых положениях Максим Борисович рассказал в интервью журналу «Бюджет».

— Максим Борисович, как получилось, что именно ваша компания была приглашена для подготовки Стратегии развития СКФО?

— Мы с 1994 года занимаемся стратегическим консалтингом, а с 2005 года — и разработкой стратегий развития для регионов. В списке очень достойные субъекты Федерации: Томская область, Чукотский автономный округ, Кабардино-Балкарская Республика, Иркутская область и еще порядка 20 регионов. Также мы разрабатывали разного рода специализированные проекты, такие как концепции особых экономических зон. То есть предпосылки для того, чтобы принять участие в разработке проекта Стратегии развития СКФО у нас, безусловно, были. Не менее важным было наличие положительного опыта работы с Красноярским краем в рамках разработки стратегии развития Красноярской агломерации. Когда Александр Геннадиевич Хлопонин стал вице-премьером и полномочным представителем Президента РФ в СКФО, он неоднократно заявлял о том, что Кавказу нужен план действий, нужна стратегия. И такой документ в итоге был создан при нашем участии.

— На каком этапе находится сейчас реализация Стратегии развития СКФО?

— Стратегия принята. План мероприятий утвержден постановлением Правительства РФ. Идет плановая работа: выполнение официальных государственных документов, принятых на высшем правительственным уровне.

— В своем выступлении на форуме «Стратегическое планирование в регионах и городах России» в сентябре прошлого года в Санкт-Петербурге вы назвали ключевым фактором успешной реализации Стратегии развития Северного Кавказа согласованные действия федерального центра и регионов. Как должно быть выстроено это взаимодействие? Какие еще составляющие необходимы для успешной реализации Стратегии?

— Сейчас ситуация развивается вполне конструктивно, и это в принципе хорошая иллюстрация того, как взаимодействие может быть выстроено. Понадобится гармонизация стратегических документов и нормативно-правовой документации регионов и Федерации. С принятием Стратегии регионы фактически получили соответствующий сигнал о необходимости синхронизировать с ней собственные планы. Эта работа сейчас идет. Принят и утвержден постановлением Правительства РФ план мероприятий по реализации Стратегии СКФО, который детализирует ее положения. План прорабатывался и будет реализовываться во взаимодействии с регионами. Многие вопросы решаются уже непосредственно в конкретных проектах. Хороший пример того, как это происходит в случае с крупным государственным проектом при федеральной поддержке и в рамках стратегии, — ОАО «Курорты Северного Кавказа». Федерация очень четко обозначила свою позицию и участие в этом проекте: она берет на себя инфраструктуру, и это само по себе создает условия для привлечения частных инвестиций. От регионов понадобится решение вопросов по земле, своевременному оснащению участков всей необходимой инфраструктурой, решение кадровых вопросов. Если все это будет сделано, то частные инвесторы не заставят себя ждать.

Как добиться утроения ВРП?

Разработчики Стратегии определили четыре ключевых элемента будущего Северного Кавказа. Он, во-первых, должен стать ведущим центром лечебно-оздоровительного и горнолыжного туризма России и стран СНГ. Во-вторых, Кавказ имеет потенциал как крупнейший поставщик экологически чистых продуктов питания. В-третьих, регион должен развиваться как транспортный узел, связывающий Россию со странами Средиземноморья и Закавказья. И, наконец, СКФО должен быть просто привлекательным для жизни регионом. Чтобы эта картинка стала реальностью, до 2025 года определены три стратегические цели.

Первая — ускоренное развитие экономики. В рамках ее достижения планируется снизить безработицу путем создания новых рабочих мест, необходимо увеличить темпы экономического роста региона так, чтобы в итоге ВРП вырос в три раза. Должны увеличиться доля рыночных секторов экономики за счет снижения доли «социальных» секторов на 5 % и доходы населения. За счет развития экономики и роста налогооблагаемой базы планируется и повышение бюджетной обеспеченности (в два раза) при снижении нагрузки на федеральный бюджет (доля федеральных дотаций и субсидий должна снизиться с 66 % до 43 %). Чтобы добиться экономического роста, государство должно поддержать приоритетные отрасли в регионе. В первую очередь туризм, агропромышленный комплекс и производство стройматериалов.

— Основной отраслью экономики, которая должна стать локомотивом развития Северного Кавказа, является туризм. Однако главное условие для развития туризма — это безопасность. Что можно сделать, чтобы самый нестабильный и взрывоопасный во всех смыслах регион России стал привлекательным для туристов?

— Во-первых, Северный Кавказ стал значительно безо­пасней, чем был 10–15 лет назад. Там нет войны, там налажена полноценная мирная жизнь. Можно по-разному относиться к тому, как этого удалось добиться и за счет каких объемов финансирования. Но посмотрите на Грозный — он ведь отстроен с нуля. Это было критически важно для России: показать всему миру, что на Кавказе нет вой­ны. А вылазки криминальных элементов — в зоне ответственности органов безопасности и правоохранительных органов. И криминал есть везде, не только на Кавказе.

Во-вторых, чтобы не было взрывоопасной ситуации, нужно исключать основу для «фитилей». А именно занимать население. Сейчас на Северном Кавказе действительно высокий уровень безработицы. У населения должна появиться возможность работать, зарабатывать, вести полноценную мирную жизнь. Поэтому совершенно правильно новое руководство округа говорит, что должна появляться экономическая основа, и оно эту основу создает.

— Может, есть смысл поработать на уровне личных переговоров с якорными российскими и иностранными инвесторами, убедить их в безопасности?

— В рамках реализации Стратегии такая работа идет. Но, на мой взгляд, на Кавказе есть смысл работать в первую очередь с внутренними инвесторами и внутренним рынком. И это тоже делается. В Чеченской Республике, в Дагестане, почти в каждом субъекте СКФО есть свои инвесторы. Это касается и туризма. Ведь необязательно ждать, пока со всей страны и со всего мира поедут туристы. У самих жителей Северного Кавказа есть потребность в отдыхе. В регионе функционирует сеть санаториев, курортов, в которые можно ездить. Когда в Грозном построили Ледовый дворец, было много сомнений в его необходимости. Но там сейчас очередь стоит, чтобы покататься. Есть спрос, со временем появится и предложение. Мы только в начале пути.

— Какие еще отрасли экономики, кроме туризма, могут успешно развиваться на Северном Кавказе? Каковы наиболее благоприятные предпосылки для развития экономики региона и каковы самые главные сдерживающие факторы?

— Кроме туризма, безусловно, сельское хозяйство и пищевая переработка. Продукты Северного Кавказа славятся как одни из самых экологически чистых в стране, они пользуются заслуженным успехом у россиян. Многие бренды из СКФО очень уверенно чувствуют себя на полках в наших сетях. Это продукция и из Дагестана, и из Ингушетии. Сейчас на Кавказе очень много проектов, связанных с АПК. Мы об этом знаем, так как наша компания помогает ряду предпринимателей СКФО готовить бизнес-планы. Есть проекты организации фруктовых садов, хранилищ, логистики и переработки овощей и фруктов. Процесс идет полным ходом.

— Среди приоритетных называется строительство. Какой потенциал отрасли в регионе?

— Огромный. На Северном Кавказе нужно строить много жилья, обеспеченность которым там низкая. При этом огромное количество ресурсов для производства строительных материалов лежит буквально на поверхности. К тому же высок потенциальный спрос: люди на Кавказе имеют традицию и привычку жить в своем доме. Сюда можно добавить потенциал больших строек, таких как подготовка к Олимпиаде в Сочи.

— Для производства материалов есть собственная ресурсная база?

— Там есть ряд промышленных предприятий, которые остались еще с советских времен. У них разная степень работоспособности. Реализуются и новые проекты — индустриальные парки. Например, в Чеченской Республике активно развиваются индустриальные парки и технопарки как раз с ориентиром на производство строительных материалов. В Ингушетии также есть ряд идей на эту тему, более того, уже предприняты первые шаги со стороны властей: отведена территория, подведены коммуникации. Сейчас идет поиск инвесторов. Все эти проекты вполне хорошо развиваются.

— В качестве одного из ключевых условий для развития СКФО в Стратегии называется развитие транспортной инфраструктуры. Но здесь всегда велика роль государства. Существуют ли четкие приоритеты развития этой отрасли в СКФО?

— Северный Кавказ занимает уникальное географическое положение: он находится между двумя морями — Каспийским и Черным. И как раз потенциал Каспийского бассейна огромен не только для СКФО, но для всей России. Здесь действительно крайне важна поддержка со стороны государства крупных транспортных узлов. В первую очередь речь идет о Дагестане и о Махачкалинском морском торговом порте, потому что он находится на побережье Каспия. Там государство реализует большую программу реконструкции. В то же время мы должны очень внимательно смотреть на то, как себя ведут соседи по Каспийскому бассейну. Туркменистан, Иран активно наращивают портовые мощности. Нужно быть очень активными, чтобы удержать лидерство, использовать все конкурентные преимущества.

Коррупция не больше, чем везде

Вторая глобальная цель Стратегии — улучшение условий жизни населения. Ключевым критерием для оценки прогресса в достижении этой цели планируется сделать долю населения, удовлетворенного жилищными условиями, качеством социальной инфраструктуры, возможностями для досуга и самореализации, уровнем безопасности (целевой показатель — не менее 50 % удовлетворенного населения). Также в рамках этой цели планируется поддержание устойчиво-благоприятной экологической ситуации (в три раза должно снизиться негативное воздействие на окружающую среду).

И, наконец, цель номер три — повышение эффективности государственного управления. В первую очередь это касается снижения коррупции (деловой и бытовой до показателя менее 2 % ВВП) и роста эффективности госрасходов на территории СКФО (целевой показатель — двукратное увеличение отношения объемов частных инвестиций к расходам бюджетов регионов СКФО, то есть достижение среднероссийского уровня).

Чтобы экономика Кавказа развивалась должными темпами, авторы Стратегии предлагают привлекать в регион инвесторов. Государство должно взять на себя софинансирование создания базовой инфраструктуры, обеспечение гарантий по кредитам (до 70 %). Могут применяться и особые экономические режимы, налоговые льготы, субсидирование процентной ставки на приобретение оборудования и т. д. При этом предлагается относиться к инвесторам как к «членам семьи», активно продвигать продукцию входящих в СКФО регионов за пределами округа, поддерживать попытки местных предпринимателей получить доступ к российскому и международному рынкам.

— Что в Стратегии подразумевается под «преференциальными режимами для частных инвестиций»? Опыт каких стран или регионов РФ может быть применен в СКФО?

— Этот опыт есть у России. Речь идет об особых экономических зонах. По закону на территории зоны по ряду налогов инвесторам могут быть предоставлены льготы. Но у Северного Кавказа есть следующая проблема. В силу наших законов, и прежде всего Бюджетного кодекса, регион не может предоставлять серьезные налоговые льготы, если он дотационный. Для СКФО — это ловушка. Одна из идей при разработке Стратегии была в том, что, если на Кавказе нет развитой экономики, хорошей налоговой базы, нет смысла ждать каких-то серьезных налоговых поступлений. Пусть инвесторы хотя бы придут и начнут там работать. Без налогов. Хотя бы некоторое время. Но правительство в этом вопросе заняло иную позицию, более аккуратную и взвешенную. При таких безналоговых режимах есть риск наплодить в очередной раз внутренние офшоры.

— С какими рисками может смириться государство при использовании инструмента обеспечения государством гарантий по кредитам в СКФО? Какой процент невозврата будет приемлемым?

— Я не могу сказать за государство. Объем гарантий в 70 процентов нашел свою поддержку в Минфине России. Но не надо думать, что эти деньги будут раздавать просто так. К отбору проектов будут подходить очень тщательно, скрупулезно все проверять, оценивать риски. И хотя государство отдельной строкой заложило в бюджет средства на развитие СКФО, не думаю, что получить эти гарантии будет просто.

— Какие налоговые льготы были бы оправданны в СКФО?

— Я бы по-другому смотрел на ситуацию с налогами. Налоговые льготы — это в каком-то смысле порочная вещь. Они лишают регион стимулов предпринимать дополнительные усилия, чтобы сделать жизнь инвестора более комфортной. Зачастую инвестору важны не налоги. Ему важно, чтобы был земельный участок, чтобы не было административных барьеров, чтобы он пришел на территорию и не испытывал проблем с кадрами, которые будут работать на его предприятии. Это иной раз гораздо дешевле и организационно проще, чем давать «подачку» инвестору из бюджета в виде льгот по налогам. По пути создания хорошего инвестклимата идет большинство регионов России. У инвесторов налоговые льготы стоят далеко не на первом месте при принятии решений о вхождении в регион.

Главное — инфраструктура

По оценкам авторов Стратегии, в период с 2010 по 2025 год в экономику региона потребуется инвестировать 3,9 трлн руб. Из них 1,4 трлн (36 %) составят вложения государства, а около 2,5 трлн (64 %) планируется привлечь от частных инвесторов. В качестве основных источников и механизмов госфинансирования предполагается использовать уже существующие ФЦП и ведомственные программы, Инвестфонд РФ, российские и международные финансовые институты (Сбербанк, ВЭБ, Россельхозбанк, Мировой банк). И, наконец, в рамках реализации Стратегии в структуре Внешэконобанка создана «Корпорация развития СКФО», которая займется разработкой и софинансированием проектов развития на территории округа.

— Есть ли в России и за рубежом примеры успешно действующих структур, подобных предлагаемой вами «Корпорации развития СКФО»?

— Каждая страна, которая ставила перед собой амбициозные цели развития, создавала подобные структуры. Мы опирались на пример развития туризма в Турции, страны, климатические условия которой похожи на Северокавказские. Подобные структуры работают в Испании, в некоторых регионах России. Корпорация создана, она начинает действовать.

— В чем ее преимущество по сравнению с другими способами развития Северного Кавказа?

— Ее основная функция — квалифицированная подготовка проектов, привлечение под них инвесторов, концентрация средств в рамках одной структуры для эффективной реализации задуманного. С учетом роли государства как надежного партнера она выглядит наиболее оптимальным инструментом.

— На какие объекты базовой инфраструктуры СКФО стоит обратить внимание в первую очередь? Какая модель софинансирования их строительства видится вам наиболее оптимальной для СКФО?

— Нужно в первую очередь обратить внимание на инфраструктурные проекты, которые связывают части СКФО между собой, а весь регион — с Россией и иностранными территориями. Нужно поддерживать все, что позволит местному бизнесу выйти на внешние рынки. Примером такого проекта может являться проект дороги «Черкесск — Сухум». Да, он потребует как значительных финансовых вложений, в частности, придется строить тоннель в горах, так и политических договоренностей — эта ситуация должна решаться в рамках наших отношений с Абхазией. Но в результате время пути от аэропорта в Минводах до Черного моря сократится до трех часов. От Каспийского моря до Черного можно будет проехать напрямую, а не в объезд, значит быстрее, проще, дешевле.

Подобные проекты совсем по-другому позиционируют округ. Потенциально это стратегические проекты для России на Северном Кавказе. Механизмов для реализации подобных проектов много, но с учетом неразвитости бизнеса в регионе пока речь больше идет о государственных инвестициях и государственно-частном партнерстве. Особенно повышается роль второго. Собственных средств в региональных бюджетах очень мало, федеральных — тоже немного, развиваться можно только за счет привлеченных средств от частного бизнеса.

— Что потребуется сделать регионам?

— Им сейчас нужно серьезно проработать вопрос об участии в схемах государственно-частного партнерства. Начать лучше с приведения своей законодательной базы в соответствие федеральной. Тем более что на федеральном уровне законодательство есть, и его достаточно, чтобы реализовывать проекты.

Материал подготовил Д. С. ЕЛОВСКИЙ

Поделиться
Открыта редакционная
подписка на 2023 год
Подпишись выгодно
Первая полоса