Версия для печати 4308 Материалы по теме
«Задачи по развитию  Северного Кавказа амбициозны, но реалистичны»

крыловский
В соответствии с принятой недавно Стратегией развития Северо-Кавказского федерального округа регион к 2025 году должен стать процветающим, безопасным и привлекательным для жизни. О том, что необходимо предпринять для реализации этой непростой задачи, рассказывает один из разработчиков Стратегии развития Республики Дагестан, управляющий партнер инвестиционно-консалтинговой компании AV, доктор экономических наук Алексей Борисович КРЫЛОВСКИЙ.

— Алексей Борисович, каковы, на ваш взгляд, главные составляющие Стратегии развития Северного Кавказа? Что нужно для ее успешной реализации, как должно быть выстроено взаимодействие федерального центра и регионов?

— Для эффективной реализации положений, заложенных в Стратегии развития Северного Кавказа, в СКФО выстраивается особая вертикаль государственной власти. За А. Г. Хлопониным, полпредом Президента РФ в СКФО, был закреплен дополнительный статус заместителя Председателя Правительства РФ, который позволяет ему управлять этой вертикалью. В его распоряжение отдан серьезный блок в Министерстве регионального развития РФ, который полностью сосредоточен на вопросах развития Северного Кавказа: за это направление отвечает замминистра регионального развития С. В. Верещагин, Департамент специальных программ и проектов территориального развития, который возглавляет Н. О. Исаев, работает в Москве, а команда входящего в него межрегионального управления по СКФО — на Северном Кавказе. Поэтому та проблема, с которой сталкиваются остальные полномочные представители, не имея фактически команды и возможности реализовывать свои инициативы, в данном случае решена. Особые задачи также поставлены перед Минэкономразвития и Минфином. Хочу отметить, что в результате разработки и создания Стратегии развития СКФО был выявлен целый ряд системных преимуществ региона, важные механизмы дальнейшего комплексного развития округа.

В настоящее время в Минрегионе разрабатывается государственная программа развития Северо-Кавказского ФО, работа над которой была инициирована Стратегией. Программа предусматривает консолидацию всех действующих до сих пор программ: «Юг России», федеральной целевой программы развития Чеченской Республики, федеральной целевой программы развития Ингушетии, а также ряда намеченных перспективных программ. В итоге программа будет иметь подпрограммы по семи субъектам, входящим в состав округа, с выделением отдельно подпрограммы по развитию Кавказских Минеральных Вод, а также несколько отраслевых подпрограмм, в частности, по развитию инвестиционной привлекательности.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о программе по привлечению инвестиций. Безусловно, они необходимы для развития инфраструктуры региона, сейчас объем частных инвестиций на душу населения в Северо-Кавказском ФО остается самым низким по России. Что необходимо сделать в этом направлении?

— Меры, которые уже предложило государство при поддержке А. Г. Хлопонина, беспрецедентны, так как задействовано множество инструментов сразу: госгарантии, инвестфонд, государственно-частное партнерство. Будут реализованы следующие проекты: через механизм государственных гарантий — в размере 50 миллиардов рублей, которые заложены в федеральном бюджете на 2011 год, из средств Инвестфонда — более 6 миллиардов рублей, через режимы особых экономических зон — более 60 миллиардов рублей.

Будет осуществляться прямое финансирование госкорпорации Внешэкономбанк, а также через Корпорацию развития Северного Кавказа — специально созданную дочернюю компанию Внешэкономбанка, которая базируется на территории региона. Дочерняя компания Внешэкономбанка и Сбербанка России ОАО «Курорты Северного Кавказа» занимается вопросами развития туристической особой экономической зоны, в которую уже включены горнолыжные курорты, а также могут войти Кавказские Минеральные Воды и побережье Дагестана.

Также предусматривается реализация механизмов государственно-частного партнерства. В целом для активного развития инвестиций нужно объединение местной инициативы и государственной поддержки. Как показывают многие мировые примеры — Ирландия, Китай, США, — именно механизмы государственно-частного парт­нерства запускают развитие инвестиций. Инвесторы проявляют новый неподдельный интерес к Северному Кавказу, при этом бизнес понимает, что многие риски уже минимизированы государством, например, из 100 процентов риска 70 процентов покрываются жесткими государственными гарантиями. Сегодня идет процесс отбора проектов для государственных гарантий и частные инвесторы уже конкурируют за наиболее интересные проекты.

— Для развития туризма, который должен стать основой экономики Северного Кавказа, важнейшим условием является безопасность. Что можно сделать, чтобы самый нестабильный и взрывоопасный регион России стал привлекательным для туристов?

— Надо сказать, что в мире много подобных прецедентов. Пожалуй, половина крупнейших туристических Мекк в свое время были нестабильны, в том числе существовала и террористическая угроза. Это и Юго-Восточная Азия: кто бы поехал в 50–60-е годы отдыхать во Вьетнам или Таиланд? Постоянная угроза терактов сохраняется в Израиле, несколько месяцев назад нестабильная ситуация была в Египте, Тунисе. Но эти вопросы решаемы.

В первую очередь необходимо выстроить системную работу по обеспечению комплексной безопасности СКФО, используя лучшие подходы, применяемые в мировой практике, например, как в Израиле, глобальные системы слежения. Сегодня нужно меньше вкладывать в присутствие человека в форме, а больше — в современные технологии в сфере безопасности, которые позволяют отслеживать вход-выход в транспорте, на различных объектах, вкладывать в информирование общественности. Такими методами, как показывает опыт, можно добиться лучших результатов. На мой взгляд, сегодня главы регионов СКФО предпринимают правильные действия, и работая с общественностью, и привлекая профессионалов в систему силовых ведомств.

— Какие еще отрасли экономики имеют потенциал для развития на Северном Кавказе?

— Огромный потенциал имеет торгово-транспортно-логистическое направление. Исторически именно здесь проходил Великий шелковый путь, и сегодня это лучший проводник между Европой и ближним Востоком, огромными производственными мощностями Юго-Восточной Азии. Неслучайно Кавказский регион западные аналитики называют «солнечным сплетением Евразии», именно здесь может концентрироваться и перераспределяться огромное количество товарных потоков, контроль над которыми предоставляет особые возможности для России, а отсутствие контроля в свою очередь приведет к преимуществам конкурирующих государств. В этом отношении вопрос безопасности тоже очень важен, потому что территория Северного Кавказа имеет большое значение в геостратегическом масштабе и представляет интерес для конкурентов.

Благодаря хорошим климатическим условиям большим потенциалом обладает агропромышленный комплекс: на Кавказе можно выращивать экологически чистую продукцию как для внутреннего потребления, так и для экспорта. Сегодня существуют новые возможности для развития территорий — создание инновационных сборочных производств. Если товаропотоки будут проходить через Северный Кавказ, то здесь будет одно из лучших мест для создания сборочных производств радиоэлектроники, машиностроения.

Есть условия для развития электроэнергетики и нефтепереработки, так как через Северный Кавказ транспортируются большие объемы нефти, которая добывается на шельфах Каспийского моря, в Казахстане, Азербайджане. Поэтому возможно строительство нефте- и газоперерабатывающих производств, которые обеспечивали бы потребности Юга России. Сегодня нефтепродукты завозятся из Томской, Оренбургской областей. Кроме того, с учетом большой концентрации населения здесь активно развиваются образование и здравоохранение. Есть несколько крупных образовательных центров в Махачкале и Кавказских Минеральных Водах, и этот потенциал будет развиваться.

— А. Г. Хлопонин, говоря о перспективах развития региона, назвал три ключевые проблемы: высокий уровень дотационности, безработицу и коррупцию. Экономическое развитие региона поможет разобраться с дотационностью и безработицей, а вот что делать с коррупцией?

— Действительно, приток большого объема государственных средств может спровоцировать новые проблемы в этой сфере. Здесь основную роль должны сыграть региональные власти,установив новые стандарты контроля с учетом специфики проблем, которые будут возникать на Северном Кавказе в отличие от реализации того или иного проекта в других регионах России. Мы можем констатировать, что большинство региональных властей сегодня на правильном пути: главы субъектов гарантируют определенные преференции, давая возможность получить местные льготы, выделяют ответственных, которые будут курировать вопросы инвестиций, обеспечивают механизмы прозрачности, например возможность позвонить по круглосуточной горячей линии, опубликовать вопросы в Интернете. Конечно, на этом пути будет еще много сложностей, но работа ведется.

— Вы принимали участие в разработке Стратегии для Республики Дагестан. Расскажите, пожалуйста, в чем ее суть , какие основные факторы развития региона в ней заложены?

— Республика Дагестан обладает рядом важнейших конкурентных преимуществ. Прежде всего это исключительность расположения территории. Как я уже говорил, Великий шелковый путь проходил через территорию современного Дагестана, здесь оседали люди, и именно поэтому здесь собрано большое количество народностей, культур. Через развитие интеграции с Казахстаном, Грузией, при налаживании в будущем внешнеполитических связей Прикаспийская агломерация на базе Махачкалы и Дербента может стать входными воротами России в Юго-Восточную Азию.

Второй фактор развития Дагестана — развитие так называемого кластера «Дом народов». Здесь будут создаваться благоприятные условия как для проживания местного населения, так и для развития въездного туризма. Великолепные горные ландшафты, побережье Каспийского моря — эти природные условия позволят активно развивать горнолыжный, научно-познавательный, пляжный туризм. Республика Дагестан может до 2025 года привлечь более двух миллионов туристов.

Если в 2008 году Дагестан по уровню ВРП находился в России на 40 месте, то в 2010 году — уже на 35-м, и при активном развитии он может к 2025 году войти в двадцатку регионов-лидеров. Сегодня это кажется сложной задачей. Но мой личный опыт показывает, что в Дагестане сформировалась исключительная прослойка интеллигенции за те несколько десятилетий, когда в советское время в республике концентрировалось большое количество предприятий военно-промышленного комплекса — 11 крупных и около 200 небольших. Многие представители власти региона — выходцы из этой прослойки интеллигенции, они сегодня ставят новые задачи перед республикой, подходя к разработке стратегии региона с особым вниманием. Такой подход, на мой взгляд, позволит достичь амбициозных, но реалистичных целей.

Поделиться
Открыта редакционная
подписка на 2023 год
Подпишись выгодно
Первая полоса