Версия для печати 2311 Материалы по теме
Модернизация на Охотном Ряду

госдума
В  Госдуме пятого созыва, которая примерно через месяц закончит свою деятельность, сейчас готовится база для новой. Вчера стало известно о модернизации электронной системы голосования. А еще в распоряжении «НГ» оказалась бумага, в которой изложены итоги деятельности нынешних 32 комитетов нижней палаты за предшествующие четыре года. То есть основания для их модернизации тоже появились. Напомним, как писала «НГ», в шестом созыве количество комитетов, возможно, будет радикально сокращено, как происходит в  Совете Федерации.

Вчера появилась информация о том, что для депутатов Госдумы шестого созыва будет установлена электронная голосовательная система упрощенного вида. Но зато более современная. Например, станет меньше кнопок, но появится встроенный ноутбук. Правда, гулять по просторам Интернета у думцев все равно не получится, потому что с этих компьютеров выход будет только во внутреннюю сеть. В зале заседания обещают установить беспроводную сеть — по возможности. Тогда и пригодятся служебные айпады, которые выдадут новым законодателям. Модернизации, похоже, подвергнутся и комитеты нижней палаты.

Эксперимент по упрощению структуры Совета Федерации, который проводит ее спикер Валентина Матвиенко, признан пригодным к распространению в Госдуме. Косвенным подтверждением тому служит розданная депутатам информация о законотворческой деятельности существующих сейчас 32 комитетов ГД. Она имеется в распоряжении «НГ». По данным на сентябрь 2011 года, только 13 комитетов провели за четыре года более сотни законопроектов. Еще пять показали результат — более 50. Таким образом, дюжину оставшихся комитетов можно признать малозначительными. Более того, как подсчитали продвинутые депутаты, один комитет ГД по конституционному законодательству и государственному строительству, который возглавляет Владимир Плигин, обработал больше законов, чем остальные.

И действительно, плигинский комитет — рекордсмен. За ним значится 685 принятых за четыре года законов. На втором месте — комитет по бюджету, у него 527 принятых. Третье место у комитета по законодательству под руководством Павла Крашенинникова (455). 350 принятых законов показал комитет ГД по труду и социальной политике под командой Андрея Исаева. А на пятом месте комитет по строительству и земельным отношениям Мартина Шаккума (255). Самый провальный орган Госдумы — комитет по делам молодежи. Принятых законов у него нет. И всего-то один в работе, которая никак не завершится.

В марте этого года между председателем этого комитета Павлом Таракановым и тогдашним министром финансов Алексеем Кудриным произошел любопытный разговор. Глава Минфина представлял ГД отчет за антикризисную деятельность в 2010 году. Тараканов спросил его, почему не отданы бюджетные деньги на программу поддержки молодежной политики. Речь шла о 22 млрд. руб. А Кудрин ответил, что ему не очень понятно, что представляет собой эта программа. Дескать, расходы на образование для молодежи, на здравоохранение для молодежи, спорта для молодежи — это все понятно. А что такое молодежная политика — не очень. Еще один бессмысленный комитет — по делам национальностей, у которого пять принятых законов плюс пять в запасе. Комитеты по физической культуре, по аграрной политике тоже не блистали. Как, впрочем, и комитеты по энергетике, по науке, по культуре и полдесятка других. Вот этих отстающих, судя по всему, и будут укреплять — естественно, сливая близкие друг к другу по компетенции комитеты в крупные структуры. Особенно если в ГД шестого созыва возникнет кадровый голод, о наступлении которого расползаются разговоры. Как сказал корреспонденту «НГ» один из депутатов-единороссов, «с представительством различных социальных групп в будущей Думе будет очень хорошо, а с профессионалами в различных отраслях — совсем плохо».
Поделиться