Версия для печати 11995 Материалы по теме
Ветхий Завет  и долговые отношения

пахомов
Мы продолжаем серию материалов доктора экономических наук, профессора МГУИЭ Сергея Борисовича ПАХОМОВА, посвященную развитию и совершенствованию системы долговых отношений. Из статьи вы узнаете, как мировые религии повлияли на развитие долговых отношений.

Деятельность, угодная Богу

Мировые религии играли и играют роль систем регламентации жизни огромных масс людей, в том числе и их хозяйственной деятельности. Иудаизм, христианство и ислам, конфуцианство, индуизм и буддизм на протяжении тысячелетий формировали хозяйственную этику многих стран и народов как Востока, так и Запада путем создания через «систему религиозных и прагматических связей практических импульсов к действию». Одним из ведущих факторов, определяющих хозяйственную этику действующих в экономике людей, служит «религиозная обусловленность жизненного поведения». Следствием чего является активная деятельность, угодная Богу и связанная с ощущением себя его «орудием». В силу этих особенностей мировые религии оказали огромное влияние на формирование и становление института долговых отношений как эпохи древности, так и современной нам эпохи.

Почти все религиозные системы регламентации хозяйственного и жизненного поведения содержат запрещение взимать проценты по ссудам. В религиозной этике это запрещение полностью отсутствует только в протестантизме и конфуцианстве, где религиозная этика приспособилась к мирской жизни. Нейтрально к практике взимания процентов по ссудам относилась и Русская православная церковь — монастыри на Руси и в России были крупнейшими заимодавцами. Источником религиозного запрета на взимание процентов является, очевидно, древнейший обычай предоставлять сородичу по его просьбе необходимый беспроцентный заем. Это заставляло рассматривать взимание процентов «между братьями» как нарушение долга помощи друг другу. В религиозных системах регламентации хозяйственной этики особое значение придается милосердию и поддержке в нужде собратьев по вере. Порабощение за долги, отъем земельной собственности встречали религиозное порицание за нарушение солидарности, «скупость» религией осуждается.

Подлинно религиозная причина общественной антипатии к взиманию процента связана с отношением религиозной этики к законности рационального делового предпринимательства. В исконных религиях чисто деловое предпринимательство всегда встречает резкое осуждение как сознательный протест против ростовщичества. Тем не менее в мире реальной экономической действительности религиозная этика неизбежно шла на компромиссы и претерпевала изменения. Парадоксально, но с давних пор, несмотря на запрет на проценты по ссудам, она служила рациональным экономическим интересам кредиторов прежде всего в тех случаях, когда долг был еще непосредственно связан с личностью должника. В ряде азиатских религий было распространено представление о том, что несоблюдение клятвенного долгового обязательства ведет к вечным мукам в потустороннем мире и гибели души, а в Средние века за несоблюдение долгового обязательства в Европе отлучали от церкви, что фактически означало гражданскую смерть.

Законы Моисея и Хаммурапи

В основе двух мировых религий — иудаизма и христианства лежит та часть Ветхого Завета, которая известна как Пятикнижие Моисеево (Тора). Тора содержит в развернутой форме концепцию единобожия и морально-нравственные нормы, рассматриваемые как завет Бога и его Высший Закон. На важность и незыблемость этого Закона имеются неоднократные ссылки в Новом Завете. Пятикнижие Моисеево оказало значительное влияние и на формирование такой мировой монотеистической религии, как ислам. В Коране содержится однозначное указание на необходимость соблюдения всего, что предписано Торой. В свою очередь несомненно, что Пятикнижие унаследовало опыт борьбы с ростовщичеством в Древней Месопотамии и пошло на этом пути значительно дальше. Автор ветхозаветного законодательства безусловно был знаком и с законами Хаммурапи.

Законодательство Хаммурапи и законы Моисея имеют общей чертой ссылки на божественное происхождение. Поэтому оба свода законов священны и подлежат безусловному исполнению. Законы Хаммурапи были открыты в ходе археологических раскопок в Сузах в 1902 году, столице древнего государства Элам. На черном базальтовом столбе было высечено изображение царя Хаммурапи, стоящего в молитвенной позе перед Богом Солнца вавилонян Шамашем, который вручал ему эти законы. Аналогично и Моисею Бог вручил каменные скрижали с законами на горе Синай. Имеется несколько норм, которые совпадают и в законах Хаммурапи, и в законах Моисея.

Однако есть и принципиальные различия. В законах Хаммурапи нашла отражение определенная приземленность религиозной идеологии и системы ценностей обитателей Древней Месопотамии. В религиозных верованиях Месопотамии не были разработаны понятия об аде и загробной жизни, о посмертном воздаянии за добродетельный образ жизни. Свой отпечаток наложило многобожие. Потусторонний мир в представлениях жителей Древней Месопотамии, сложившихся ко времени принятия законов Хаммурапи и сохранявшихся на протяжении последующего тысячелетия, считался абсолютным злом, а все хорошее связывалось с земной жизнью. В шумерско-вавилонской иерархии ценностей не духовному совершенствованию и не исполнению Закона Божьего, а имуществу, богатству неизменно отводилось главенствующее место (поскольку не что иное, как материальное благосостояние открывало доступ к наслаждению, которое наряду со служением богам являлось уделом человека). В заповеди «небо далеко, а земля драгоценна» заключались воззрения людей практически мыслящих, всецело обращенных к земным радостям и печалям. Этим объясняется почти полное отсутствие в законах Хаммурапи сакрально-религиозных мотивировок преступлений и религиозных санкций за их совершение, светский подход в праве к храмовым должностям, которые могли передаваться, продаваться и передаваться по наследству, да и к самим храмам с их широкой торговой, ростовщической и другой предпринимательской деятельностью. Законы Хаммурапи конкретны, просты и утилитарны. Это свод правил и положений, регулирующих имущественные права и ряд ключевых видов экономической деятельности с санкциями за их нарушение, налагаемыми царской, а не божественной властью.

Тора и хозяйственная этика иудаизма

Вполне возможно, что Моисей был историческим лицом и играл роль не только пророка, но и законодателя, который опирался на божественный авторитет при осуществлении своей деятельности. В соответствии с традицией иудаизма законы Моисея были записаны им со слов Бога примерно четыре века спустя после появления законов Хаммурапи. Имеется достаточно большое количество аналогий с законами Хаммурапи, однако многие постулаты Хаммурапи, имевшие место только в высокоразвитом торговом и промышленном государстве, обладавшем широким разнообразием профессий и сложностью экономических и правовых отношений между ними, отсутствуют в Библии. Некоторые совпадения можно объяснить проникновением вавилонского права в Палестину в то время, когда она входила в империю Хаммурапи. Следует также отметить, что в период пленения в Вавилонском царстве иудейские священники переняли у вавилонских жрецов не только их притязания на верховную духовную власть, но и многие религиозные воззрения. Целый ряд библейских легенд имеет вавилонское происхождение: о сотворении мира, о рае, о грехопадении, о Вавилонской башне, о потопе. Строгое празднование субботы тоже ведет свое начало из Вавилонии. Данные заимствования не могли не оказать своего влияния и на законы Моисея.

Законы Моисея, сформировавшие древнее священное право Израиля, свидетельствуют о наличии у иудейских племен достаточно развитого денежного хозяйства и уже возникших на этой почве внутренних противоречий и социальных столкновений внутри народа. Уравнение притязаний, их предотвращение и организация жизни израильского народа, поклоняющегося единому Богу, и были делом Моисея. Принципиальное отличие Торы от любого иного свода законов древности состоит в том, что законы Моисея носят не характер юридического регулирования, сборника норм и правил с перечнем санкций за их неисполнение, а характер божественного завета, высшего морально-нравственного закона, Закона Божьего, переданного непосредственно Богом через Моисея евреям, ушедшим из египетского плена. На соблюдении евреями этого Закона Божьего основан союз Бога и евреев как народа, избранного Богом и в этом отношении уникального. Однако этот союз длится ровно столько времени, сколько неукоснительно соблюдается закон. Отступление от закона, его нарушение предусматривает не только конкретные санкции в отношении конкретных нарушителей на земле, но и угрозу разрыва Богом священного союза с еврейским народом, следствием чего являются бедствия, насылаемые им в наказание не столько на отдельных нарушителей, сколько на весь народ Израиля в целом.

В соответствии с этими постулатами строятся и все содержащиеся в Пятикнижии нормы, регулирующие долговые отношения в среде евреев. Количество их в Пятикнижии по сравнению с законами Хаммурапи, где долгам и ростовщичеству отведено прямо или косвенно несколько десятков статей, невелико, и они носят принципиально иной характер. Если законы Хаммурапи регулируют долговые отношения, допуская долговое рабство и взимание процентов (лишь ограничивая их размер), то Пятикнижие Моисеево однозначно и категорично запрещает долговое рабство и ссуды под проценты в среде евреев. Несомненно, что этот запрет возник в связи с пониманием опасности для государства ростовщичества и долгового рабства среди соплеменников, а также в целях достижения социального мира в обществе. Создатель Пятикнижия, очевидно, знал о бесплодности принимаемых в Месопотамии периодических актов об отмене долгов, об освобождении кабальных рабов и о возвращении прежним владельцам заложенной за долги земли. Кроме того, история Древнего Израиля уже давала массу примеров закабаления землевладельческой аристократией неимущих земледельцев через ссуду землей, хлебом, посевным материалом, орудиями труда. В результате почти вся масса малоимущего населения Древнего Израиля оказывалась в полной экономической зависимости от сильного землевладельческого класса. Книги биб­лейских пророков того периода полны сетований и жалоб по поводу растущей задолженности бедного люда и его бедственного и зависимого положения. Тем не менее нет никаких свидетельств о развитии в земледельческом обществе Древнего Израиля собственно денежных ростовщических отношений и класса ростовщиков на уровне, который уже существовал в тот период в Вавилонии.

Морально-нравственные запреты

Регулирование института долговых отношений в среде евреев-единоверцев, содержащееся в Пятикнижии, носит характер не карательного уголовного наказания, а морально-нравственных запретов и имеет достаточно стройную структуру. Подобная структура характерна также для христианства и ислама. Очевидно, что в основе структуры запретов на долговое рабство и ростовщичество среди единоверцев лежат главные постулаты законодательства Моисея — Десять Заповедей. Прежде всего это заповеди, обосновывающие божественность переданных евреям законов и неизбежную кару со стороны Бога за их неисполнение: «Я — бог, всесильный твой, бог-ревнитель, карающий за вину отцов детей до третьего и четвертого поколения, тех, кто ненавидит меня, и творящий милость на тысячи поколений любящим меня и соблюдающим заповеди мои». Затем следует заповедь субботы: «Помни день субботний, чтобы освятить его. Шесть дней работай и делай всю работу свою, а день седьмой, суббота, — Богу, всесильному твоему: не совершай никакой работы ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришелец твой, который во вратах твоих. Ибо шесть дней творил Бог небо и землю, море и все, что в них, и почил в день седьмой; потому благословил Бог день субботний и освятил его». Наконец, заповеди, регулирующие отношения между людьми: «Не кради... Не желай дома ближнего своего; не желай жены ближнего своего, ни раба его, ни рабыни его, ни быка его, ни осла его и ничего, что у ближнего твоего».

Та часть законов Моисея, которая регулирует экономические отношения между единоверцами, сразу начинается с основополагающего предписания: «Если купишь раба-еврея, шесть лет он будет служить, а на седьмой — выйдет на свободу без выкупа. Если он пришел один, выйдет один, а если была у него жена, выйдет и жена вместе с ним». Здесь, несомненно, влияние заповеди почитания субботы, и, соответственно, седьмой год является «субботним» годом прощения и искупления. Комментаторы указывают, что на основании Торы обращать евреев в рабство запрещено, поскольку они все уже являются «рабами Бога» и могут принадлежать только Всевышнему. Еврей может попасть во временное рабство только в случае совершения кражи и приговора суда, по которому он обязан отработать у владельца похищенного имущества стоимость украденного. При этом у него сохраняются права, оберегающие его жизнь и достоинство, его запрещалось оскорблять, а тем более бить или убивать. В любом случае в начале седьмого года со дня продажи он становился свободным без всякого выкупа. Его статус был скорее статусом податного работника, а не раба в классическом античном смысле.

Ростовщичество по отношению к евреям-единоверцам однозначно запрещено законами Моисея: «Когда деньгами будешь ссужать народ мой, неимущего, который с тобой, — не будь ему притеснителем и не бери с него проценты. Если возьмешь в залог одежду ближнего своего, возврати ее ему до захода солнца, чтобы она была у него». В соответствии с Пятикнижием следует, однако, отличать ссуду для поддержки неимущего от ссуды на коммерческие цели, результатом которой является получение прибыли заемщиком. Проценты по такой ссуде являются законными. Более того, предусматривается механизм взаимопомощи через предоставление беспроцентных ссуд: «И если обеднеет брат твой и придет в упадок у тебя, то поддержи его... не бери с него проценты и роста... Серебра своего не давай под проценты и за лихву не отдавай ему хлеба своего».

Заключительная книга Пятикнижия (Второзаконие) представляет собой своего рода последнее напутствие Моисея, его обращение к соплеменникам перед смертью. Моисей возвращается к основным законам Торы, которые необходимо соблюдать уже на своей земле, чтобы сохранить союз между евреями и Богом. Эти законы носят не характер перечня правил, а представлены как обсуждение морально-нравственных проблем. Моисей еще раз предостерегает евреев и напоминает о наказаниях, которые постигнут народ Израиля, если он отступит от соблюдения Божественного Закона, и о награде, которая ждет тех, кто не отступит от него несмотря ни на что.

В области регулирования долговых отношений Моисей еще раз формулирует и дополнительно детализирует основные положения, относящиеся к этой сфере отношений между людьми. Он снова напоминает о необходимости освобождения долговых рабов на седьмой год и дополняет это положением об одновременном прощении долгов и помощи неимущим: «К концу семи лет установи отпущение. И вот в чем заключается отпущение: пусть каждый заимодавец простит долг ближнему своему и не притесняет ближнего своего и брата своего, когда объявлено отпущение от Бога. Чужеземца можешь ты притеснять, но долг брата твоего прости ему. Но не должно быть у тебя нищего... Если же будет у тебя нищий из братьев твоих... раскрывай ему руку свою и давай ему взаймы по мере нужды его, в чем он нуждаться будет». Еще раз однозначно повторяется запрет на ростовщичество по отношению к единоверцам: «Не бери с брата своего проценты: ни с серебра, ни со съестного, ни с чего-либо, что можно отдавать в рост. С чужеземца можешь брать проценты, но с брата своего не бери, чтобы благословил тебя Бог...» Запрещено брать в залог по этим беспроцентным займам жизненно важные предметы обихода: «Да не берет никто в залог ни мельницы, ни верхнего жернова, ибо жизнь берет он в залог... Возврати ему залог до захода солнца, чтобы лег он спать в одежде своей... Не бери в залог одежды вдовы...» За соблюдение законов в этой сфере обещана награда от Бога, а за нарушение — наказание. Причем интересно, что и награда, и наказание относятся также к сфере долговых отношений: «... и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы, и будешь ты властвовать над многими народами, а над тобой они властвовать не будут. (Награда) ...Пришелец, который в среде твоей, возвысится над тобой выше и выше, а ты опускаться будешь ниже и ниже. Он будет тебе давать взаймы, а ты не будешь давать ему взаймы: он будет головой, а ты будешь хвостом. (Наказание)».

Законы Моисея сыграли основополагающую роль в формировании хозяйственной этики еврейского народа. Хозяйственная этика древних иудеев была традиционалистской, преисполненной почтительности к богатству. Ее требования относятся (как и во всех других этических системах древности) только к братьям по вере, но никак не к чужакам. Для евреев на все последующие века ощутимым доказательством милости божьей стал успех в коммерческих, финансовых и иных делах. Много позже этот принцип делового успеха как символа праведного служения Богу вошел и в систему христианской протестантской религиозной трудовой этики.

Поделиться