Версия для печати 2499 Материалы по теме
О результатах Московского экономического форума

заседание
Найти выход из мировоззренческого тупика, в котором оказалось современное общество, решили организаторы Московского экономического форума (МЭФ), состоявшегося в конце марта в столице. По их оценке, в России сейчас наблюдается некая растерянность, причем касается она и теории, и практики дальнейшего развития страны. Участники МЭФ, среди которых преобладали люди науки, готовы предложить свой путь для России и даже для всего мира.

Куда перетекает мощь

«Как в университете прорастают все цветы, так и на форуме будут представлены разные точки зрения», — пообещал при открытии форума ректор МГУ В. А. Садовничий. Однако директор Института экономики РАН Р. С. Гринберг не скрывал, что на приглашения организаторов откликнулись в основном сторонники социал-демократов. Нет ничего сильнее идеи, время которой пришло, напомнил он изречение Конфуция. И как считают почти все эксперты МЭФ, на повестке дня именно левый поворот. В этом смысле дальше всех, пожалуй, продвинулся представитель современного марксистского течения профессор МГУ А. В. Бузгалин, который отверг «мифы экономического фундаментализма» и, подобно одному из основоположников марксизма, заявил, что мы должны идти другим путем. Он подверг критике «государственно-корпоративную номенклатуру» и в качестве альтернативы современному строю назвал экономику солидарности, справедливости и развития, которую еще предстоит создать. Образец для подражания профессор-марксист видит в экономике СССР.

Депутат Госдумы О. Г. Дмитриева говорила в основном о дне сегодняшнем и озаглавила свой доклад «Экономика афер: финансовый кругооборот и налоговые пылесосы». Для такой экономической модели, которая сложилась в период благоприятной нефтяной конъюнктуры, по ее словам, характерны низкие социальные расходы и высокие налоги. Сокращение государственного внешнего долга России, подаваемое как достижение, сопровождалось ростом внешнего корпоративного долга, а затем, когда грянул кризис, дефицит бюджета покрывался за счет эмиссии, заметила депутат. С 2011 года взят курс на наращивание госдолга и одновременно Резервного фонда, отметила Дмитриева. Парламентарий видит альтернативу в снижении налогов и увеличении бюджетных расходов на инвестиции и социальную сферу. При этом роль финансового сектора в экономике должна быть уменьшена.

Солидарность с депутатом выразил президент ОАО «РЖД» В. И. Якунин, заметивший, впрочем, что не встречал ни одного экономиста-практика, который не ругал бы Министерство финансов. Главный железнодорожник откровенно признал, что в России затормозился рост ВВП, а стимулировать развитие экономики он полагает возможным через реализацию инфраструктурных проектов. Экономическая и политическая мощь перетекает к странам БРИКС, сообщил он (исходя из вышеизложенного, упоминание России в данном списке выглядело парадоксом). «Предположение о том, что нынешние держатели контрольного пакета глобальной финансовой системы будут сидеть на завалинке и ждать, когда они станут второстепенной или третьестепенной державой, по меньшей мере иллюзия», — предупредил Якунин.

Единственный монопольный ресурс России — ее территория, продолжил тему профессор РАНХиГС И. В. Стариков, поэтому настало время сделать ее транспортным коридором между Европой и Азией. Для этого придется реконструировать Транссиб, вдоль коридора и возникнут «точки роста». Мы переживаем самый большой экономический кризис в нашей жизни, и это не шутка, он продолжается и в США, и в странах ЕС, без особого оптимизма напомнил бывший министр финансов Польши Г. Колодко. По его мнению, это не общий кризис капитализма, а кризис неолиберального капитализма, который экс-министр назвал капитализмом спекулянтов. Простого выхода из ситуации нет, считает эксперт, и искать его следует на пути прагматизма, иначе наступит «час хаоса». За государственным капитализмом, как в России или Китае, он тоже не видит будущего — так же как за левым и правым популизмом.

 Какой нынче капитализм

Никто из нас не знает точно, что будет дальше, концентрированно выразил мнение научного сообщества вице-президент РАН А. Д. Некипелов и самокритично заявил, что экономическая наука довольно давно находится в кризисе. Тем не менее академик призвал, преодолевая кризис, не отбрасывать то, что было наработано за предыдущие несколько столетий, не искать идеологию, которая даст ответ на все вопросы. В России часто грешат догматизмом, дал понять ученый — к примеру, верят в то, что приватизация обязательно повышает конкурентоспособность экономики.

выступление
 Дискуссия выявила разные мнения внутри экспертного сообщества, представленного на форуме. Горячих поклонников марксизма среди ее участников больше не нашлось. О большевистском эксперименте Гринберг образно сказал, что «лекарство от дикого капитализма оказалось хуже болезни», а г-н Колодко добавил, что в будущем нет места для экономической ортодоксии. Современный капитализм удостоился еще нескольких критических оценок. Так, профессор Йельского университета (США) И. Валлерстайн объявил, что нынешний строй, реально существующий на Западе, не имеет ничего общего с рыночной экономикой, а бывший канцлер Австрии А. Гузенбауэр охарактеризовал его как государственную структуру, ведущую к сворачиванию рынка. Академик Некипелов выразил свое согласие с Валлерстайном, подчеркнув, что дискуссия о капитализме носит терминологический характер. Современная экономика развитых стран, по его словам, уже не экономика свободной конкуренции...

Дальнейшую дискуссию эксперты посвятили будущему России. Вариантов тут немного: новая индустриализация или сырьевая модель. Политически этот вопрос решен в пользу индустриализации, а сырьевая модель на уровне руководства страны не рассматривается, заверил советник Президента РФ С. Ю. Глазьев. В передовых странах за фасадом финансового рынка идет быстрое формирование нового технологического уклада, который через несколько лет станет ядром экономики. Спрос на углеводороды упадет, и в теплом болоте отсидеться не получится, предупредил оратор. При «сырьевом» сценарии Россию ждут деградация социальной инфраструктуры, падение уровня жизни и другие неприятные последствия. «У нас пока еще есть возможность вскочить на подножку уходящего поезда», — сказал Глазьев. Роль государства в экономике, по его мнению, должна возрасти, так как потребуются гигантские бюджетные инвестиции. В прежние времена модернизация осуществлялась через милитаризацию, но сейчас советник надеется этого избежать. Основную задачу МЭФ, названного им форумом здравомыслящих экономистов, он видит в демифологизации экономической политики.

О роли государства как экономического регулятора не слишком восторженно отозвались некоторые другие эксперты. Приведя негативные примеры из разных отраслей, председатель совета директоров «Национальной резервной корпорации» А. Е. Лебедев отметил: если на правительственном уровне не научатся принимать квалифицированные решения, никакие госкомпании нас не спасут. Вообще, по его словам, без политических институтов — парламента, выборов, независимых СМИ и независимой судебной системы, которая защищает права собственности, мы все равно не получим особых результатов и все время будем наталкиваться на коррупцию и произвол со стороны государственных ведомств. Генеральный директор холдинга «Еврохим» Д. М. Стрежнев образно сформулировал главный принцип экономической политики так: «Со всех собрать и честно поделить в Москве». При дорогих энергоресурсах и дорогом транспорте, высоких налогах и кредитах под 12–15 % годовых вряд ли возможно на равных конкурировать с Западом, следовало из его выступления. «И поговорить не с кем!» — резюмировал топ-менеджер.

Заместитель министра экономического развития РФ А. И. Клепач постарался опровергнуть тезис о том, что во всем якобы виновато государство. «Если посмотреть на цифры и факты, то у нас после кризиса, в отличие от Европы и США, промышленность, а именно машиностроение, растет по 10 с лишним процентов в год», — возразил он критикам. При этом замминистра уточнил, что в авиастроении, например, рост обеспечивается в основном за счет оборонно-промышленного комплекса. В сельском хозяйстве, по его оценке, тоже сформировался достаточно конкурентоспособный сектор (имелось в виду производство зерна, мяса птицы и свинины). К 2020 году доля нефтегазового комплекса скорее всего упадет с 21–22 до 15–17 % ВВП, подтвердил существующие опасения Клепач. Бюджетные расходы на промышленную политику без учета оборонки к указанному сроку следует довести с 1,2 до 14–16 % ВВП, но за это предстоит побороться, сказал заместитель министра. Глазьев добавил, что правительство предпринимает ряд необходимых мер, но экономической политике в целом не достает системности. Президентский советник готов поддерживать и продвигать рекомендации МЭФ.

Что сокращать, а что наращивать

Пленарная конференция, модератором которой был известный экономист и общественный деятель Ю. Ю. Болдырев, внесла свой вклад в критику нынешней финансовой и налоговой политики. Вице-президент экспертно-аналитического центра «Модернизация» М. Д. Абрамов заявил, что российская налоговая система никуда не годится, и привел в пример США. Там 58,5 % поступлений обеспечивают физические лица (в России — менее 6 %). И у нас соответствующее бремя надо переложить на граждан, введя прогрессивный налог на доходы свыше 15 тыс. руб., а промышленным предприятиям пора предоставить льготы по всем налогам, в том числе вдвое сократив НДС, считает эксперт.

Необходимо выработать формы общественного контроля за финансовой системой со стороны предпринимательских объединений и, возможно, других структур гражданского общества, предложил заведующий лабораторией экономического факультета МГУ А. И. Колганов. Идею реформы налогообложения ученый разделяет, однако беспокоится за социальную стабильность. Возможно, снижать стоит не ЕСН, а налог на имущество предприятий. В финансовой системе России доминируют банки, при этом Всемирный банк отмечает низкий уровень ее развития, подчеркнула профессор Кубанского госагроуниверситета Л. Л. Игонина. По мнению зарубежных коллег, российский финансовый рынок имеет преимущественно спекулятивный характер. В такой ситуации проблема финансирования реального сектора и социальной сферы, по словам профессора, не может быть решена. Впрочем, она убеждена, что у наших корпораций есть средства на развитие и без банковских кредитов.

Банкир ни за что не отвечает, а прибыль банков — это деньги, вытянутые из реального сектора, продолжил мысль Игониной советник ЕврАзЭС В. А. Кашин. По его мнению, стоит ввести полную финансовую ответственность для банкиров, как, например, для биржевых агентов. А ростовщичество следует запретить, заемщик должен возвращать кредитору сумму, превышающую его долг не более чем в два раза. Решение конференции гласило: наша налоговая система плохо выполняет фискальные функции и не выполняет функции стимулирующие, регулирующие и социальные. Среди предложенных направлений ее совершенствования — деофшоризация, оптимизация налогообложения прибыли и сверхприбыли, изъятие рентных доходов в пользу общества, а также повышение финансовой самостоятельности регионов.

Поделиться