Версия для печати 3281 Материалы по теме
России необходима национальная модель здравоохранения

Председатель Комитета Государственной думы по охране здоровья Сергей Вячеславович КАЛАШНИКОВ уверен, что национальная модель здравоохранения будет принята. Объяснение простое: жизнь заставит.

— Сергей Вячеславович, что сделано Государственной думой в 2012 и 2013 годах для совершенствования системы здравоохранения в стране?

— Во-первых, депутатами принят закон о противодействии курению табака. Это, пожалуй, самый главный результат нашей деятельности в смысле охраны здоровья. Во-вторых, принят закон о донорстве крови. Он упорядочивает всю систему донорства и позволяет противодействовать поступлению недоброкачественной крови больным. В-третьих, я бы выделил комплекс поправок к законам «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» и «Об обращении лекарственных средств». Таковы самые основные вехи, которые я бы отметил.

— Поскольку у нас финансово-экономический журнал, хотелось бы затронуть финансовую основу этих законов...

— Больших дополнительных расходов названные законы и поправки к ним не потребуют, так как основные параметры федерального бюджета уже обозначены. С 1 января 2013 года отрасль перешла на одноканальное финансирование через Фонд обязательного медицинского страхования. Соответственно резко уменьшились транши из федерального бюджета и самое главное — изменилась конфигурация финансирования здравоохранения.

Был принят федеральный бюджет, который резко урезает финансирование здравоохранения в целом. Если в 2011 и 2012 годах оно составляло около 3,8 процента ВВП, то в 2013 году мы скатываемся до 3,5 процента, а дальше нас ждут 3,4 процента. Это абсолютно не соответствует нормативам, рекомендованным Всемирной организацией здравоохранения, согласно которым минимум 5,6 процента ВВП должно идти на нужды отрасли, да и международной практике. США тратят на здравоохранение 14 процентов ВВП, а не самые богатые страны Прибалтики — 8 процентов.

— Ваш комитет пытался изменить эти цифры?

— Естественно. Но здесь не все так однозначно. Еще недавно, начиная с 2008 года, в России было беспрецедентное по своим объемам финансирование здравоохранения, оно было увеличено в несколько раз. Правительство РФ тогда сознательно пошло на дополнительные расходы. Была принята государственная программа модернизации здравоохранения, заработал соответствующий национальный проект, да и обычное финансирование отрасли резко возросло.

Такая ситуация сохранялась в течение четырех лет. А эффект получился отрицательный: неудовлетворенность людей качеством медицинского обслуживания тоже увеличилась, недовольных стало больше. Фактически никаких структурных изменений не произошло. Да, закуплено высокотехнологичное оборудование, которое простаивает из-за того, что не хватает специалистов. Да, построены национальные медицинские центры высоких технологий, которые заполнены в лучшем случае наполовину. И так далее... Очевидно, что простое направление денег в неэффективное здравоохранение отдачи не приносит. По сути, оно является бессмысленным. Сначала следовало произвести определенные структурные изменения, а уже потом давать деньги.

— Каков же сегодня выход из этой ситуации?

— К сожалению, структурные изменения тормозятся. Их как таковых нет по-прежнему, и в 2012 году в этом смысле ничего не изменилось. Мы понимаем, что дополнительное финансирование необходимо, потому что модернизация все-таки должна продолжаться, но при этом прекрасно осознаем, что важнее денег сейчас институциональные изменения.

Россия, как всегда, на перепутье. У нас нет национальной модели здравоохранения. Вернее, есть эклектичная модель, где одно противоречит другому. Есть страховая медицина, а страхования просто-напросто нет. Провозглашено, что необходимо осуществлять долечивание, а деньги на это отсутствуют. И структур, которые этим занимались бы, тоже нет. Сейчас немного лед тронулся в вопросах профилактики, но пока это только разговоры. В общем, с одной стороны, требуем, а с другой — понимаем, что эффективность принимаемых мер не очень высокая.

— А кто должен создать и предложить обществу эффективную модель здравоохранения?

— С точки зрения обыденного сознания представляется, что это должен сделать Минздрав России как право­устанавливающий орган в данной сфере. Но национальная модель здравоохранения выходит за рамки его ответственности, а значит, об этом должно позаботиться Правительство РФ. Один Минздрав тут ничего не сможет, в процессе обязаны участвовать и Минэкономразвития, и Минтруд, и Минпромторг — да практически все ведомства. Из-за непонимания данного факта и тормозится принятие национальной модели. Минздрав самостоятельно такое решение принять не может, а правительство возлагает ответственность на него.

— Правительство не может преодолеть какие-то межведомственные разногласия?

— А нет никаких межведомственных разногласий. Понимаете, выбор модели здравоохранения — вопрос политический. Может быть, даже не только правительство за него отвечает, президент тоже не может быть в стороне. В США, например, ни одна предвыборная кампания уже давно не обходится без темы реформ здравоохранения.

На самом деле нам надо ответить на простой вопрос: мы будем развивать рыночную страховую медицину или будем осуществлять государственные гарантии медицинской помощи, как, между прочим, в Англии или Канаде, которые никак нельзя назвать социалистическими государствами? Известно, что страховая медицина работает только при высоких доходах населения. Когда большая часть населения не в состоянии платить за страховку, покрывающую расходы на здравоохранение, то все равно по факту, как это и произошло у нас, здравоохранение будет государственным. Но когда мы скрещиваем коня и трепетную лань, получается монстр — как раз то, что мы имеем.

— Какие же решения исходя из этого Госдума планирует принимать в текущем 2013 году?

— Прежде всего есть конкретные законы, которые должны отрегулировать отдельные аспекты здравоохранения, не регулируемые сегодня. Уже готов проект закона о донорстве тканей и органов и вообще клеточных структур. Его подготовил Минздрав, он будет рассмотрен Госдумой в конце апреля. Готов блок поправок к закону об основах производства и обращения лекарственных средств, в результате лекарства должны стать более качественными, доступными и более дешевыми, в том числе за счет государственных денег, дотаций из бюджета. Система сейчас такова, что врач не имеет права выписывать нужные лекарства, он выписывает то, что дешево стоит и малоэффективно. Мы упрощаем доступ на территорию России качественных лекарств, а не суррогатов. Например, одна из поправок гласит, что лекарства, прошедшие международные клинические испытания, должны регистрироваться у нас по упрощенной схеме. Весь мир лечится десять лет каким-нибудь лекарством, а мы еще устраиваем ему внутренние испытания на два года. Это же полная чушь!

Кроме того, подготовлен большой пакет законопроектов, направленных на реализацию Закона «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации». Он тоже внесен Минздравом, но в комитете есть огромное количество поправок к нему. Тот закон, который был принят в 2011 году, в полной мере так и не заработал. Сейчас он работать начнет. Еще мы создали ряд экспертных групп и общественных советов, которые действительно занимаются разработкой национальной модели здравоохранения. Результат их деятельности будет вынесен на обсуждение. В частности, один из проектов уже подготовлен экспертным сообществом, куда входит Пироговское движение врачей России и Комитет гражданских инициатив А. Л. Кудрина. Мы планируем провести парламентские слушания на эту тему. Есть также пакет законопроектов, касающихся здорового образа жизни. Сейчас обсуждаются вопросы о введении в стандарт здоровья индекса здоровья (я как раз являюсь автором идеи) и запрете энергетических напитков, содержащих алкоголь.

— У депутатов, входящих в состав комитета, есть взаимопонимание и нормальное взаимодействие с исполнительной властью?

— Исполнительная власть еще более неоднородна, чем Государственная дума. У нас, безусловно, есть взаимопонимание и с Министерством здравоохранения, и с Мин­экономразвития, которое всегда являлось антиподом Минздрава. Но нет понимания с правительством в целом, и самый яркий пример здесь — ситуация с летним и зимним временем. А ведь урон от перевода стрелок колоссальный!

У нас плохое взаимопонимание с Министерством промышленности и торговли, а фармацевтическая промышленность находится в его совместном с Минздравом ведении. До 1 января 2014 года производство лекарств должно быть приведено в соответствие с новыми правилами, иначе оно будет остановлено. Времени предприятиям дано мало. Буквально только что я подписал обращение на эту тему к министру промышленности и торговли. Возникает впечатление, что больше никого это не волнует. Сначала выходит запретительный закон, потом не создают никаких условий для его выполнения.

— Оценку системы финансирования здравоохранения вы уже дали. А что можно было бы изменить здесь в ближайшее время?

— Я не могу ответить на этот вопрос, и эти слова можете вынести куда угодно, даже в заголовок. Причина одна, уже названная: не принята национальная модель здравоохранения. Исходя из этого, невозможно даже сравнивать наши затраты с тем, сколько тратят другие государства. На что тратить, если нет модели? Как можно изменить систему финансирования, не определившись в принципиальных вопросах? Сначала должно быть принято политическое решение. Нет смысла тратить деньги, как в ситуации с высокотехнологичными медицинскими центрами. Эти средства можно было дать областным больницам, которые при себе создали бы необходимые структуры. Зачем в голом поле строить что-то, если в этом не замешан какой-то частный интерес?..

— Видите ли вы все-таки предпосылки к изменению ситуации в лучшую сторону?

— Вижу, потому что общество всколыхнулось. Вопросы здравоохранения с точки зрения оценки деятельности правительства выходят на первый план. Недовольство в этом пункте превышает недовольство состоянием дел в ЖКХ. Не могут люди позволить себе такое, чтобы лечиться было негде, ведь все мы, к сожалению, болеем. Думаю, что общественное мнение повлияет и на депутатский корпус, и на исполнительную власть и необходимые решения будут приняты. Нынешняя ситуация не сможет длиться бесконечно. Во власти тоже нормальные люди, каждый по отдельности — замечательный человек, а система такова, что ничего не решается. Но жизнь заставит решать. Давайте будем оптимистами!

Поделиться