XVII Всероссийский конкурс «Лучшее муниципальное образование России в сфере управления общественными финансами»
Итоги
Версия для печати 3290 Материалы по теме

Осенью 2015 года вышел перевод книги Тома Пикетти, профессора Парижской школы экономики, «Капитал в XXI веке» на русский язык. 700-страничный труд об истории экономического неравенства сделал Пикетти самым популярным экономистом уходящего года. Два миллиона экземпляров этой книги продано за рубежом.

Андрей Юрьевич ВОЛОДИН, доцент кафедры исторической информатики исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

Тома Пикетти, профессор Парижской школы экономики, в 2013 году обобщил свои многолетние исследования по истории экономического неравенства и опубликовал книгу Le Capital au XXIe siècle («Капитал в XXI веке»). Эта книга во Франции была воспринята благосклонно, но без особого восторга. Никто не мог предугадать, что ее перевод на английский язык весной следующего года вызовет настоящий фурор.

Стоило английскому варианту книги появиться на прилавках, как Пикетти стал настоящей звездой. Он выступал в многочисленных ток-шоу, отвечал на вопросы ведущих деловых и финансовых изданий, давал острые и остроумные комментарии по вопросам актуальной экономической политики. Некоторые издания окрестили такой успех «пикеттиманией». Трудно поверить, что причиной тому стал почти 700-страничный труд об истории экономического неравенства в нескольких странах (помимо, естественно, Франции Пикетти интересуют преимущественно Британия, Германия и США).

r > g

Согласитесь, что нечасто наблюдение из сложной научной монографии начинают печатать на майках, которые охотно раскупают. Так вот, r > g — это формула, характеризующая главный тезис книги Пикетти: за последние 250 лет можно наблюдать, что уровень доходности капитала (r) исправно выше, чем уровень экономического роста (g). Очевидным следствием из этого наблюдения является все возрастающая концентрация богатства, которая оказывается в прямом противоречии с демократическими лозунгами о равенстве. Иными словами, если посмотреть на долгосрочную историю развития капитализма, можно убедиться, что неравенство не случайно, напротив, неравенство является необходимой чертой капитализма. И раз так, то побороть неравенство можно разве что разумной государственной политикой. Недаром Пикетти заявляет, что считает политэкономию — перспективным направлением исследований и практических рекомендаций сегодня.

В данной модели доходность капитала может включать в себя и просто проценты, и разные формы ренты, и дивиденды, и прочие доходы с капитала, а экономический рост рассматривается как прирост трудовых доходов и увеличение выпуска продукции. Как показывают наблюдения, чем медленнее экономический рост, тем быстрее накапливается богатство. При этом богатство накапливается не равномерно, а среди достаточно узкого круга семей. Для выявления степени концентрации капитала в разных странах Пикетти сравнивает верхние децили (10%), а иногда и верхние центили (1%) богатых семей, чтобы оценить их роль в капиталистическом укладе современных развитых обществ.

Неравенство — неотъемлемая черта капитализма

Слово «капитализм» сначала появилось во французском языке для обозначения богатых людей. Лишь со временем капитализмом стали называть экономическую систему. Причем споры о главных чертах капитализма — концентрации капитала, частной собственности, рыночном обмене — ведутся до сих пор. И заметим, что неравенство — неотъемлемая черта капиталистической системы.

В вопросе о неравенстве, а точнее, о распределении богатств, которым экономисты задаются со времен Адама Смита, очень важно увидеть не сиюминутные, а долгосрочные закономерности. Более того, богатства — это не только накопления и вложения ныне живущих людей, это и наследства, закономерности в распределении которых можно наблюдать по данным о нескольких поколениях. Именно по этой причине самой сложной и трудоемкой частью работы Пикетти были сбор, систематизация и визуализация экономической информации со времен Французской революции до наших дней (эти сведения общедоступны по адресу piketty.pse.ens.fr).

Как показывает историко-экономический анализ собранных данных, в ведущих европейских державах XIX века — Франции и Британии — наблюдалась крайне высокая концентрация богатства (для Пикетти богатство и капитал часто синонимичны). Так, в 1910 году богатейшие 10% населения этих стран владели примерно 80% национального богатства, причем самые богатые из них (1%) владели почти половиной национального богатства. Таким образом, остальные 90% населения довольствовались немногим, а часто и вовсе ничем.

Не хочу учиться...

Оказывается, что гиперконцентрацию богатства в Европе в руках немногих можно объяснить невысокими темпами экономического роста. Пикетти не раз вспоминает знаменитую речь Вотрена из «Отца Горио» Бальзака, в которой цинично, но правдиво доказывается, что учеба и стремления к удачной карьере в XIX веке не приведут к достатку, которого можно легко добиться в случае удачной женитьбы. Этот пример интересен в силу того, что и сегодня мы живем в эпоху относительно низких темпов экономического роста, а значит, рискуем достаточно быстро оказаться в плену «патримониального капитализма», когда контроль над экономикой во многих странах находится в руках богатых династий.

Конечно, в России «прекрасная эпоха» (1890–1914 годы) существенно отличается от нулевых годов XXI века. Но вместе с тем сегодня уже сложно представить и ситуацию относительного равенства и достатка «славного тридцатилетия» (1946–1973 годы), когда после невзгод Второй мировой войны трудовые доходы могли обес­печить семью не хуже доходов с капитала. По сути, сегодня экономика постепенно возвращается к былой концентрации капитала, которая основывается на тесноте родственных связей, что превращает меритократию в миф, а олигархию — в реальность. Но это не единственный ход событий, тем более что государственная политика способна весьма существенно помочь в решении этого вопроса.

Расхождение и схождение

Многие экономисты верили в то, что очевидное расхождение людей по уровню дохода — явление временное, связанное с удивительными переменами эпохи промышленной революции, и неравенство должно уйти в прошлое по мере развития технологий и накопления все больших знаний все большим количеством людей. Пикетти придерживается другой точки зрения: две мировые войны и мировой экономический кризис 1929–1939 годов стали причиной, снявшей остроту распределения богатств в ведущих мировых экономиках. Но это лишь временный эффект. Прямым следствием удивительного снижения неравенства стало появление среднего класса в Европе и Северной Америке. В таких условиях 1% богатейшего населения стал иметь долю в 25% национального богатства (вместо 60% в самом начале века). Но уже начиная с 1970-х годов начался обратный процесс — неравенство начало вновь возрастать. Из эпохи рантье мы переместились в эпоху топ-менеджеров.

При этом, конечно, есть не только силы расхождения, способствующие увеличению неравенства в мире, но и силы схождения, которые позволяют находить средства для сокращения неравенства, — прежде всего распространение знаний и навыков. Но не в любых условиях силы схождения могут быть эффективными. В то время как силы расхождения достаточно устойчивы во многих странах.

Мировой налог на капитал

В качестве главного решения проблемы неравенства Пикетти предлагает прогрессивный налог на богатство (читай — капитал). Например, установить ставку налога в 0,1% для капитала до 1 миллиона евро, в 1% — для собственности от 1 до 5 миллионов евро, 2% — для имущества от 5 до 10 миллионов и, наконец, ставку в 5–10% — для многомиллионных состояний. Такая мера позволит сдержать крайне быстрый (в долгосрочной перспективе) рост имущественного неравенства, а возможно, опосредованно будет способствовать и усилению «предпринимательского духа», обеспечивающего экономический рост. Такая идея приходила в голову не только Пикетти, но именно он предложил найти для ее реализации международное решение.

Мировой налог на капитал Пикетти называет «полезной утопией», так как надежда на будущее сотрудничество в области обмена данными о капиталах в глобализированном мире может помочь не только в борьбе с неравенством, но и в международном регулировании капитализма. «Многие отвергнут налог на капитал, сочтя его опасной иллюзией, — пишет Пикетти, — подобно тому, как отвергался подоходный налог чуть более столетия назад». В качестве возможного шага к международной финансовой интеграции он приводит проект европейского налога на состояния.

Вместе с тем в родной Франции идея о прогрессивном налогообложении была поддержана, но реализована оказалась лишь частично. Сама идея многим показалась скандальной (кстати, именно благодаря ей Жерар Депардье стал российским гражданином). А когда от проекта прогрессивного налога на сверхсостояния было решено отказаться, Пикетти отказался от высшей награды Франции — ордена Почетного легиона, указав президенту Франсуа Олланду, что заниматься восстановлением экономического роста в стране сложнее, чем организовывать правительственные церемонии награждения.

Деньги к деньгам

«Капитал» Пикетти вызвал сотни откликов не только в научных кругах, но и в общественно-политической прессе. Часто споры о книге носят больше политический, чем академический, характер и упираются в вопрос: действительно ли капитализм порождает неравенство?

Мнения разделились. Уличить Пикетти в технических ошибках в расчетах не удалось, потому что данные (в отличие от многих современных исследователей) он собирал и группировал сам. Нобелевские лауреаты, ведущие специалисты по неравенству, высказали различные оценки. Джозеф Стиглиц, автор знаменитой книги «Цена неравенства», склонен сомневаться в том, что именно богатство (накопления) становится фактором увеличения неравенства. При этом Пол Кругман, автор книги «Возвращение Великой депрессии?», напротив, полагает, что Пикетти принципиально изменил экономический подход к проблеме богатства и неравенства.

Как пишет в заключении к своей книге сам Пикетти: «Все граждане должны серьезно интересоваться деньгами, их измерением, связанными с ними фактами и процессами. Те, у кого их много, никогда не забывают о защите своих интересов. Отказ считать деньги редко когда играет на руку самым бедным». Учиться считать деньги, конечно, важно, но благодаря доводам Пикетти сегодня мы знаем, что деньги нужно и уметь вкладывать, ведь в условиях капитализма нужно быть капиталистом. Таким образом, если и можно найти золотую середину между тружеником и рантье, то это, скорее всего, работник, который умеет управлять своими сбережениями. Пикетти подчеркивает, что одна из главных надежд его книги — это демократизация экономических знаний. Похоже, ему удалось увлечь своими рассуждениями миллионы читателей, будем надеяться, что они не ограничатся прочтением лишь введения к книге.

Кстати, осенью 2015 года вышел перевод «Капитала в XXI веке» на русский язык. Есть хорошая возможность познакомиться с пространным текстом Пикетти, проверить его наблюдения и поспорить с выводами самого популярного экономиста уходящего года (ведь уже продано два миллиона (!) экземпляров этой книги на разных языках). Есть шансы, что в России, так долго увлекавшейся Das Kapital, новый Le Capital сможет произвести хороший эффект.

Поделиться
Продолжается редакционная
подписка на 2024 год
Подпишись выгодно