Версия для печати 720 Материалы по теме

Смогут ли инфраструктурные займы и зеленые облигации стать новыми эффективными и достаточными источниками финансирования развития регионов? И станет ли комплексное развитие территорий (КРТ) действенным инструментом инфраструктурного и территориального развития? Эти вопросы были подняты на сессии «Механизмы финансирования региональной инфраструктуры в контексте достижения целей устойчивого развития» Московского финансового форума 2021.

Инфраструктурные кредиты

Инфраструктурные кредиты стали ответом государства на давние просьбы регионов об увеличении расходов на их инвестиционные проекты, призванные раскрыть экономический потенциал территорий. Как напомнил первый заместитель министра финансов России Л. В. Горнин, регионы получат достаточно крупные ресурсы — в общей сложности до 2024 года на льготные инфраструктурные кредиты планируется выделить 500 миллиардов рублей. По словам Горнина, возвратность средств заставит субъекты РФ использовать их лишь на действительно успешные проекты.

Спектр применения средств данного кредита достаточно широк — их можно вкладывать в развитие транспортной инфраструктуры, жилищного строительства, расходовать на снятие инфраструктурных ограничений для создания новых производств и т. д. Но пока, по оценке Горнина, интересных и эффективных проектов регионы предоставили не так много. Между тем время уходит — субъекты РФ, желающие получить финансирование, должны успеть предоставить свои проекты до 1 октября текущего года. Все невыбранные лимиты будут распределены на конкурсной основе. «На данный момент на финишную прямую получения средств вышло менее половины регионов страны», — прокомментировал ситуацию Горнин. Представитель Минфина России подчеркнул, что одним из главных критериев отбора проектов в этой программе является участие в них частного капитала — на 1 рубль бюджетных инвестиций должно приходиться не менее 1 рубля частных. На втором этапе распределения инфраструктурных кредитов уклон будет сделан в пользу агломераций. По мнению финансового ведомства, именно агломерации могут обеспечить наибольший экономический эффект от использования бюджетных средств.

Заявки регионов на инфраструктурные кредиты превышают заложенные на эти цели 500 миллиардов рублей

Глава Минстроя России И. Э. Файзуллин гораздо более оптимистично оценивает активность регионов и качество представленных ими для получения финансирования инвестиционных проектов. По его словам, заявки на инфраструктурное развитие от регионов даже превышают заложенные на эти цели 500 миллиардов рублей. Подготовку прошли и предоставили свои проекты почти все субъекты РФ. «На сегодня мы проработали и провели через процедуры уже восемь регионов, которые пришли за инфраструктурными кредитами. Получение средств начнется с ноября», — сказал министр. Глава Минстроя отметил, что каждый из поступающих проектов направлен на рост капитализации территорий. «Мы видим каждый проект, на что и как он влияет. Сегодня капитализируются новые территории, и это приводит к притоку инвесторов», — заявил Файзуллин.

КРТ набирает обороты

Комплексное развитие территорий (КРТ) — еще один механизм финансирования региональной инфраструктуры, который обсудили на финансовом форуме. Закон № 494‑ФЗ, принятый в декабре 2020 года, который внес изменения в Градостроительный кодекс и отдельные законодательные акты РФ в целях обеспечения комплексного развития территорий, активизировал процесс строительства жилья в регионах. Субъекты РФ получили право утверждать адресные программы сноса и реконструкции многоквартирных домов, что позволило одновременно решить несколько актуальных задач в сфере строительства жилья. В частности, регионы теперь могут разрабатывать документацию на конкретную территорию одновременно, а иногда и опережая корректировку генплана. Регионы новации оценили — практически везде сейчас заканчивается выпуск региональных нормативных правовых актов по КРТ, идет активная работа по подбору градостроительного потенциала. «Уже более чем на 150 миллионов квадратных метров жилья в регионах разработан градостроительный потенциал. То есть программа КРТ набирает обороты», — рассказал А. Н. Ломакин, первый заместитель министра строительства и ЖКХ Российской Федерации.

15.jpg

Также Ломакин сообщил, что Минстрой ведет работу по созданию института пространственного планирования. При этом он отметил: «Мы понимаем, что, начиная с этапа сбора исходных данных о территориях, об агломерациях, всю работу нужно будет вести в цифровом формате. От задумки до ввода объекта в эксплуатацию каждый этап будет цифровизирован. Но это сложный процесс, и быстро быть реализован не может».

Зеленые облигации Москвы

Выход на рынок заимствований, в том числе через размещение зеленых облигаций, — альтернативный способ финансирования проектов развития. Москва несколько лет назад изменила структуру бюджета, сделав упор на инвестиционную составляющую. Благодаря этому сейчас бюджет развития города доходит до 40% всех расходов столичного бюджета.

«Инвестиции — это источник для роста экономики и развития предпринимательской среды в городе. Заметный рост доходов здесь начался с 2017 года, и связано это с тем, что мы активно инвестировали начиная с 2011-го. Как раз это и позволило нам сейчас иметь запас прочности и пройти прошлый год с меньшими, чем могло бы быть, потерями», — сообщил В. В. Ефимов, заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений. Кстати, совокупные потери бюджета Москвы из-за пандемии составили в 2020 году свыше 600 миллиардов рублей.

Что касается роли зеленых облигаций в практике Москвы, то Ефимов подчеркнул, что руководство города рассматривает этот инструмент как один из источников инвестирования, доходы по которому превышают понесенные расходы по купонам. «В мае 2021 года Москва первая среди субъектов Федерации успешно разместила выпуск семилетних зеленых облигаций на 70 миллиардов рублей», — сказал заместитель мэра Москвы. По словам спикера, объем заявок на покупку в 1,2 раза превысил предложение. Также был зафиксирован заметный спрос на зеленые облигации со стороны физических лиц. «Объем заявок от населения составил более 700 миллионов рублей, притом что лишь несколько брокеров обеспечили возможность приобретения облигаций в приложениях», — добавил Ефимов. Как результат, Москва планирует до конца года выпустить зеленые облигации для населения объемом до 5 миллиардов рублей. Срок обращения — два года. «Главная особенность облигаций для населения в том, что они не обращаются на бирже и могут быть проданы обратно эмитенту по той же цене, по которой были куплены», — акцентировал заместитель мэра.

Рост инвестиционной активности

Главная задача Правительства РФ и Минэкономразвития России заключается сейчас в расширении инструментария привлечения средств, в том числе и в регионы, отметил И. Э. Торосов, заместитель министра экономического развития РФ. Он сообщил, что после разработки таксономии зеленых проектов[1] ведомство перешло к работе над классификацией социальных проектов. Сейчас эта работа уже завершена, более того, таксономия прошла два обсуждения в рамках межведомственной рабочей группы при Минэкономразвития. Торосов отметил, что на данный момент настолько подробная классификация соцпроектов в мире отсутствует. «Наряду с зелеными проектами социальные станут новым драйвером экономического роста в России», — особо отметил представитель Минэка.

3,5 тыс. концессионных соглашений уже заключено в текущем году. По сравнению с 2020 годом это рост на 29%

В таксономию вошли критерии инвестпроектов в здравоохранении, образовании, предпринимательстве, спорте и культуре. Задача государства на этом новом этапе — запустить этот рынок в работу и сделать его одним из лидеров по росту объемов. «Если мы запустим таксономию в России, вместе с инфраструктурными проектами ДОМ.РФ и с проектами ВЭБ мы можем получить такой же объем рынка социальных облигаций, как и зеленых», — считает Торосов.

Спад инвестиций в России по итогам 2020 года меньше, чем ожидалось, — минус 1,4%, притом что сокращение ВВП составило 3%. Торосов отметил, что это первый кризис, когда спад инвестиционной активности в России был меньше, чем снижение ее ВВП. На инвестиционной активности сказался рост объемов инвестиций от государства. Инвестиции бюджетов бюджетной системы страны выросли почти на 13% в 2020 году. Представитель экономического ведомства сообщил, что устойчивость продемонстрировал также и частный сектор.

Характеризуя ситуацию в целом, Торосов отметил позитивную тенденцию роста инвестиций. В первой половине текущего года они выросли по отношению к первому полугодию докризисного, 2019 года на 5,4% и на 7,3% к аналогичному периоду 2020 года.

Не забыл замминистра и об эффективных уже действующих мерах. Он сообщил об активном развитии в стране ГЧП, в частности концессии. «В 2021 году уже заключено 3,5 тысячи концессионных соглашений. Это рост на 29 процентов по сравнению с 2020 годом», — привел данные спикер.

Минэкономразвития внесло в правительство свои предложения по изменению законов о концессионных соглашениях и ГЧП. «Мы расширяем применение механизма на объекты незавершенного строительства, даем возможность подачи заявки в электронном виде», — сообщил Торосов. К примеру, согласно документу, если инициатор проекта подготовил предложение, но не выиграл в конкурсе, он получает возможность возместить свои затраты за счет компании, которая победила в конкурсном отборе. Если законопроект примут, по итогам 2024 года прирост рынка ГЧП должен составить порядка 70%, объем законтрактованных инвестиций должен достичь 4 триллионов рублей.

Стимулирует инвестиционную активность в стране и запущенная экономическим ведомством совместно с ВЭБ.РФ в 2018 году Фабрика проектного финансирования. «В 2019 году было два проекта на 28 миллиардов рублей, а сейчас уже подписаны соглашения по 16 крупным проектам на 1,2 триллиона рублей», — привел цифры Торосов. Также он напомнил, что в мае министерство подготовило точечные изменения в механизм фабрики. Новые правила смягчают требования к потенциальным заемщикам. В частности, с 20 до 10% стоимости проекта снижается доля собственных средств заемщика на операционной стадии. Вместе с тем с 20 до 30 лет увеличивается срок окупаемости проектов. Кроме того, у инвесторов появилась возможность совмещать различные виды господдержки в рамках одного проекта, а также объединить несколько инвестиционных решений в один проект.

Тему роли ГЧП и концессии в развитии инвестиционной активности в стране поддержала С. В. Ячевская, заместитель председателя ВЭБ.РФ. «Нельзя говорить об инфраструктуре в отрыве от ее качества. При этом ни в одной стране мира невозможно создать инфраструктуру только за счет бюджетных инвестиций, поэтому ГЧП и концессии — это ключевой инструмент. Инвесторы придут в инфраструктурные проекты только тогда, когда эти проекты будут гарантированно качественными», — подчеркнула она. Инвесторам интересна только та инфраструктура, которая соответствует всем экономическим и финансовым критериям, при этом должны быть невысокими риски потери инвестиций и учтены экологические и климатические эффекты.

В прошлом году ВЭБ.РФ совместно с Национальным центром ГЧП и компанией AECOM разработали систему оценки качества и сертификации инфраструктурных проектов IRIIS. В ее основу был положен лучший международный опыт. Тестирование системы было проведено в текущем году, оно показало, что разработанная методология вполне применима на российском рынке.

Эффективным при создании инфраструктуры оказался и разработанный ВЭБ.РФ инструмент Social impact bonds (SIB)[2], который позволяет переложить затраты по проекту на инвестора, а государство выкупает полученный социальный эффект. Характерная особенность SIB в том, что они не капиталоемкие. «Они стоят 50, максимум 100 миллионов рублей, потому что нацелены на тестовую группу. На тестовой группе мы составляем методику, и далее регион начинает масштабировать ее на своей территории», — рассказала Ячевская. Первый такой проект был запущен в 2019 году в Хангаласском районе Якутии в сфере среднего образования. Он охватил порядка пяти тысяч детей из 27 школ республики. (Подробнее о социальных облигациях читайте в интервью с С. В. Ячевской в № 1 журнала «Бюджет» за 2021 год.)

С. А. СТРЕЛЬНИКОВА



[1] Методология отнесения проектов к зеленым.

[2] Social Impact Bond (социальная облигация) — инновационный финансовый инструмент, который позволяет привлечь частный капитал в некоммерческий сектор и связывает доход с достижениями в решении социальных проблем.


Поделиться