25 апреля 2024 года
Регистрация
№ 2 февраль 2022 — 10 февраля 2022

Инновационная система Южной Кореи: история успеха

Версия для печати 1524 Материалы по теме

Экономический скачок, который в последние полвека совершила Республика Корея, во многом объясняется особым акцентом на инновационное развитие. Именно культура инноваций превратила Корею из аграрной периферии в современную, развитую и привлекательную для инвестиций страну.

Мы продолжаем публиковать статьи на тему инноваций, так как уверены, что именно в них заключается потенциал для устойчивого развития стран. Сегодня публикуем материал об опыте Южной Кореи, секрет успеха которой именно в инновациях.

Для многих развивающихся государств, стремящихся в короткий срок преуспеть в инновациях, Южная Корея остается практически идеальной моделью для подражания. Здесь был использован централизованный подход к развитию инноваций, с правительством в качестве вершины пирамиды и ведущей ролью крупных промышленных конгломератов. Между правительством, промышленностью и академическими кругами удалось наладить тесное сотрудничество, и этот союз до сих пор успешно работает. Он позволяет, с одной стороны, подпитывать промышленный сектор инновациями, с другой — передавать практические знания исследователям.

Связь между промышленностью и академическим сообществом помогает оптимизировать бюджетные расходы на инновации. Научные структуры выполняют задачи НИОКР для промышленных компаний, а те, в свою очередь, обеспечивают ученых финансированием и исследовательскими проектами. Примечательно, что Южная Корея лидирует в мире по такому критерию, как доля исследователей, переходящих из промышленных компаний на академическую и научную работу. В целом же Корея находится среди мировых лидеров по самым разным показателям, отражающим инновационность экономики: уровню расходов на НИОКР, количеству регистрируемых патентов, доле высококвалифицированной рабочей силы, общему интересу населения к науке и технологиям.

Начало пути

В 1940–1950-х годах Корее было рано помышлять об инновациях и вообще о какой-то осмысленной политике в сфере науки и технологий: она вынуждена была решать проблему острой нехватки товаров первой необходимости и восстанавливать нормальную жизнь. В 1945 году Республика Корея избавилась от японского колониального гнета, однако менее чем через пять лет после обретения независимости в стране началась разрушительная гражданская война. Ее итогом стало уничтожение инфраструктуры и установление в Южной Корее зависимого от США военного режима.

На этом этапе существенную роль в поддержке корейской экономики играла американская экономическая помощь. С 1946 по 1976 год США предоставили Республике Корея порядка 6 миллиардов долларов. В отличие от правительств других стран — получателей помощи США корейский режим использовал ее для восстановления инфраструктуры и борьбы с массовой неграмотностью. В стране также была проведена аграрная реформа, обеспечившая рост слоя фермеров и улучшение их благосостояния. Это напрямую повлияло на увеличение доли образованного населения: дети фермеров получили возможность учиться.

64.jpg

К началу 1960-х годов, когда Корея приступила к индустриализации своей экономики, это была типичная развивающаяся страна со слабой ресурсной и производственной базой, небольшим внутренним рынком при довольно значительном населении, а также зависимостью от иностранных держав в вопросах национальной безопасности. ВВП Кореи в 1961 году составлял всего 2,3 миллиарда долларов, или 82 доллара на душу населения. Это была преимущественно аграрная экономика, а на долю обрабатывающей промышленности приходилось 15% ВВП. Международные экономические связи были очень ограниченными: в 1961 году экспорт Кореи составил 55 миллионов долларов, импорт — порядка 390 миллионов долларов.

Ситуация в сфере науки и технологий была и того хуже. Действовало всего два государственных научно-технических учреждения: Национальный оборонный НИИ, созданный сразу после окончания Корейской войны, и Корейский НИИ атомной энергии, основанный в 1959 году. Даже имея такую слабую базу, Корея в 1964 году инвестировала в НИОКР 5 миллионов долларов, что позволило трудоустроить около пяти тысяч ученых и инженеров. Но в целом с точки зрения развития науки и технологий Корея в те годы фактически оставалась пустыней.

65.jpg

Именно с таких стартовых позиций Корея начала движение к статусу одной из ведущих инновационных экономик. Секретом успеха стали инвестиции в развитие человеческих ресурсов и активное стимулирование компаний к конкуренции на мировых рынках. Однако при этом научные исследования долгое время играли второстепенную роль по отношению к общим задачам промышленного развития.

В 1962 году Корея приступила к реализации первого пятилетнего плана экономического развития (всего к 1997 году было реализовано семь пятилетних планов, после чего Корея отказалась от практики экономического планирования). Он был нацелен на создание собственной промышленной базы, способной обеспечить как импортозамещение, так и наращивание экспорта. Решая эти задачи, Корея была вынуждена почти полностью полагаться на иностранные технологии. Здесь правительство сосредоточилось на двух целях: содействие трансферу иностранных технологий внутри страны и развитие собственного научного потенциала для адаптации и совершенствования полученных технологий.

Боясь попасть в зависимость от транснациональных компаний, Корея предпочла ограничить прямые иностранные инвестиции. Вместо этого Корея прибегла к долгосрочным иностранным займам: деньги пошли на импорт иностранных капитальных товаров и заводов «под ключ». Далее промышленный сектор осуществлял обратный инжиниринг импортного оборудования, в результате получая соответствующие технологии (позже эту же стратегию успешно применил Китай). Кроме того, корейские фирмы извлекали выгоду из соглашений о производстве оригинального оборудования (OEM): такая схема давала возможность работать с иностранными покупателями, которые обеспечивали все, от обучения рабочих и проектирования изделий и материалов до контроля качества в конце производственной цепочки.

В 1970-х годах Корея осуществила значительные инвестиции в химическую промышленность и машиностроение. Здесь Корея также в основном полагалась на приобретаемые за рубежом заводы «под ключ», в комплекте с которыми шли программы технического обучения персонала. Чтобы еще больше помочь двум зарождающимся отраслям, правительство создало государственные научно-исследовательские институты, которые работали с частными предприятиями над созданием собственной технологической основы для промышленного развития.

Таким образом, корейская промышленность больше полагалась на неформальные, а не на официальные каналы приобретения технологий. С одной стороны, это позволило Корее получать их по относительно низким ценам и при этом избегать искусственных барьеров, с помощью которых транснациональные корпорации обычно мешают местным фирмам развивать собственный производственный потенциал. С другой стороны, страна вынуждена была отказываться от технологий, которые были бы доступны через прямые связи с иностранными компаниями, а зависимость от крупномасштабных иностранных займов способствовала серьезному финансовому кризису 1997 года. Тем не менее в итоге Корея смогла добиться успеха — в значительной степени потому, что те самые неформальные способы передачи технологий помогли формированию слоя высокообразованных и квалифицированных рабочих. Впоследствии подтвердилось, что именно кадры — ключ к созданию собственной инновационной системы.

Наращивание потенциала в сфере НИОКР

К 1980-м годам, после двух десятилетий активного промышленного развития, корейским компаниям требовались все новые технологии. В то же время иностранные корпорации рассматривали Корею как опасного конкурента и все менее охотно передавали их корейским коллегам. Правительство попыталось отреагировать ослаблением ограничений на прямые иностранные инвестиции и либерализацией правил зарубежного лицензирования, однако эти шаги не привели к значительному улучшению ситуации.

Корейские власти пришли к логичному выводу, что для устойчивого развития страны необходимо активнее наращивать собственный научно-исследовательский потенциал. В 1982 году была запущена Национальная программа НИОКР, были приняты различные меры для поощрения и облегчения частных исследований, включая налоговые льготы для инвестиций в НИОКР и в обучение рабочих.

66.jpg

Некоторые шаги, которые в итоге дали импульс инновационному развитию, были связаны с реализацией общей государственной стратегии по вовлечению корейских фирм в международную конкуренцию. Так, правительство предусмотрело для компаний финансовые и другие стимулы, основанные на их экспортных показателях. Те, кто был ориентирован на экспорт, получали более комфортные условия для ведения бизнеса, а также упрощенный доступ к финансовым ресурсам. Корейские промышленники осознали: чтобы выжить в международной конкуренции, им придется вкладывать значительные средства в исследования и разработки.

Стремление правительства развивать экспорт благоприятствовало в первую очередь крупным компаниям, что привело к развитию в Корее особого типа бизнес-организации под названием «чеболь». Чеболи более финансово устойчивы благодаря эффекту экономии на масштабе, поэтому им проще участвовать в рискованных и дорогостоящих проектах НИОКР. Так, в 2010-х годах на 20 ведущих корейских фирм приходилось более половины всех инвестиций в промышленные НИОКР. Классическими примерами чеболей можно назвать Samsung, Hyundai и LG. К примеру, компания Samsung, которая начинала в 1938 году с торговли продуктами питания, сейчас является крупнейшим чеболем в Южной Корее и работает в таких разных отраслях, как электроника, страхование, строительство и судостроение. В 2018 году чеболь произвел примерно 15% ВВП страны.

67.jpg

Результаты действий правительства оказались впечатляющими. Акцент на отечественные инновации проявился в резком сокращении импорта технологий и росте инвестиций в НИОКР с 526 миллионов долларов (0,81% ВВП) в 1981 году до 13,5 миллиарда долларов (2,6% ВВП) в 1996 году и до 26,3 миллиарда долларов (2,9% ВВП) в 2005 году. То есть за четверть века инвестиции в НИОКР увеличились в 50 раз, а среднегодовые темпы их роста составили почти 20%. Согласно данным за 2019 год, Корея занимает второе место по доле расходов на НИОКР среди стран ОЭСР после Израиля (более 4,6% ВВП).

Важно отметить, что по мере роста расходов частного сектора на НИОКР соответствующие государственные расходы сокращались. Если в 1981 году на долю правительства приходилось 53,5% общих инвестиций в НИОКР, то в 1990 году она снизилась до 19,4%, а в 1994 году — до 16%.

Частные инвестиции в НИОКР росли непрерывно вплоть до азиатского финансового кризиса 1997 года. Сфера исследований и разработок оказалась одной из наиболее пострадавших. Расходы на промышленные НИОКР снизились на 10% в номинальном выражении — с 884,4 миллиарда вон в 1997 году до 797,2 миллиарда вон в 1998 году, но в долларовом эквиваленте снижение оказалось еще более резким. Численность научно-исследовательского персонала также сократилась на 15%, с 102 тысяч человек в 1997 году до 87 тысяч в 1998 году. Это стало серьезным ударом по инновационной системе Южной Кореи.

Однако Корея оправилась от кризиса довольно быстро. Потребовалось всего два года для того, чтобы промышленные НИОКР восстановились и поднялись выше докризисного уровня. Корея смогла добиться этого по двум причинам. Во-первых, правительство компенсировало сокращение промышленных НИОКР за счет увеличения собственных расходов на НИОКР. Доля государства в валовых расходах на НИОКР увеличилась с менее чем 20% перед кризисом до 27% сразу после него. Во-вторых, государственная поддержка развития информационных технологий (ИТ) и связанных с этой сферой предприятий привела к буму ИТ в начале 2000-х годов. Так, доля ИТ в государственных расходах на НИОКР выросла с 13% в 1997 году до 33,5% в 2002 году. Политика поддержки ИТ положительно повлияла на инновационную деятельность в других секторах.

Одним из следствий финансового кризиса стал переход большинства чеболей от экспорта товаров с низкой добавленной стоимостью к продаже технологий и наукоемких продуктов и услуг. В сотрудничестве с чеболями правительство начало развивать региональные инновационные центры. К 2010 году в Южной Корее действовало уже 105 подобных центров и 18 технопарков, а также семь национальных программ по повышению конкурентоспособности промышленных кластеров.

Хотя государственное финансирование продолжало поступать в сферу НИОКР, к 2010-м годам основным источником инвестиций вновь стал корпоративный сектор. Так, в 2020 году на частные расходы приходилось почти 80% общих трат Южной Кореи на НИОКР, что существенно выше, чем в ведущих инновационных странах, таких как Германия, Швеция или Швейцария (порядка 70%).

Стартап-инфраструктура

Выше уже было сказано о значительной роли чеболей в экономике Кореи: сегодня 10 ведущих чеболей владеют более 27% всех бизнес-активов страны. Однако чрезмерная зависимость от нескольких крупных компаний сегодня рассматривается как потенциальный риск для корейской экономики. Кроме того, эксперты полагают, что доминирование чеболей затрудняет рост стартапов, жизненно важных для современной экосистемы инноваций. Осознав эту проблему, в 2011 году правительство решило создать зону ускоренного роста высокотехнологичных компаний за счет развития промышленного комплекса недалеко от Сеула, известного как техно-долина Пангё.

Эта работа была активизирована в 2013 году в рамках программы, известной под общим названием «Креативная экономика» и предусматривающей ежегодные расходы на уровне около 2 миллиардов долларов США. Сегодня в Корее насчитывается более 30 тысяч стартапов: в основном они сконцентрированы в Сеуле и его окрестностях. Развитие стартап-экосистемы открыло новые возможности и для появления в Корее международных стартапов, особенно в тех сферах, где у нее уже есть определенные заделы благодаря местным продвинутым кадрам, ресурсам и инфраструктуре.

68.jpg

Наличие местных партнеров имеет решающее значение для успеха зарубежных стартапов, поскольку деловая культура Кореи сильно отличается от западной. Есть и другие нюансы, например наличие государственного регулирования технологических инноваций, зачастую работающего в интересах крупных конгломератов и не в пользу малых и средних предприятий. Так, корейские законы полностью или частично запрещают работу многих крупнейших платформ, таких как как Airbnb и Uber.

В числе наиболее привлекательных секторов Кореи с точки зрения развития стартапов эксперты называют интернет вещей и зеленые технологии. Так, в 2011 году правительство инициировало стратегию, предполагающую создание 1,5 миллиона рабочих мест в сфере устойчивой энергетики и захват Кореей 18% мирового рынка чистых энергоносителей к 2030 году. К этому же сроку в Корее намерены обеспечить 20% общего потребления электроэнергии за счет возобновляемых источников.

М. А. Цуциев

Таблица 1. Топ-10 инновационных экономик согласно Global Innovation Index, 2021 г.

1

Швейцария

2

Швеция

3

США

4

Великобритания

5

Южная Корея

6

Нидерланды

7

Финляндия

8

Сингапур

9

Дания

10

Германия

Таблица 2. Топ-10 инновационных государств согласно Bloomberg Innovation Index, 2021 г.

1

Южная Корея

2

Сингапур

3

Швейцария

4

Германия

5

Швеция

6

Дания

7

Израиль

8

Финляндия

9

Нидерланды

10

Австрия

Таблица 3. Топ-10 стран по объему расходов на НИОКР, в % от ВВП, данные ОЭСР, 2019 г.

Страна

Инвестиции в НИОКР

Израиль

4,9

Южная Корея

4,6

Тайвань

3,5

Швеция

3,4

Япония

3,2

Германия

3,2

Бельгия

3,2

Австрия

3,1

США

3,1

Дания

2,9


Поделиться
Продолжается редакционная
подписка на 2024 год
Подпишись выгодно