XVII Всероссийский конкурс «Лучшее муниципальное образование России в сфере управления общественными финансами»
6 июня 2024 года
№ 10 октябрь 2022 — 03 октября 2022

Формула финансового суверенитета России

Версия для печати 582 Материалы по теме
Формула финансового суверенитета России

На Московском финансовом форуме 2022 года главная дискуссия — о финансовом суверенитете России, о структурной трансформации экономики — развернулась на пленарном заседании. Удалось ли участникам вывести формулу финансового суверенитета?

Выступление Председателя Правительства РФ М. В. Мишустина на Московском финансовом форуме стало традицией. В этом году премьер-министр также ее поддержал и выступил на пленарной сессии «Финансовый суверенитет России: миф или реальность». Главный акцент в своем докладе Мишустин сделал на том, что беспрецедентные санкции против нашей страны не смогли подорвать ее финансовую стабильность. Правительству РФ совместно с Банком России удалось существенно сгладить негативное влияние недружественных действий против граждан и бизнеса. «Были реализованы мероприятия по сдерживанию оттока капитала, обеспечению бесперебойной работы банков, других профильных организаций. Укреплен курс рубля, — рассказал Мишустин. — Попытка ограничить энергетический экспорт привела к закономерному росту нефтегазовых доходов нашего бюджета — почти наполовину». Конечно, свою роль сыграли и накопленный денежный резерв, сформированная собственная финансовая инфраструктура, позволяющая проводить все платежи внутри страны — как для бизнеса, так и для частных лиц. Государство поддержало граждан, а они — внутренний спрос.

По словам премьер-министра, экономика плавно адаптируется к новым реалиям. «Некоторое замедление динамики, конечно, было неизбежно, но оно не оказалось разрушительным, как предполагали инициаторы санкций», — подчеркнул Мишустин. По оценке Минэкономразвития России, в январе — июле ВВП снизился чуть больше чем на 1% относительно показателя аналогичного периода 2021 года. Спикер напомнил, что в прошлом году в названный период наша экономика росла опережающими темпами, восстанавливаясь после ковида.

Не оправдались опасения и в отношении инвестиций. Во втором квартале текущего года вложения в основной капитал по полному кругу организаций в реальном выражении увеличились на 4%. «Бизнес отреагировал не так, как задумывали авторы санкций, — подчеркнул Мишустин. — В основном предприниматели не останавливали, а, наоборот, стремились продолжить инвестпрограммы там, где это было возможно».

О финансовом суверенитете

Сейчас Россия находится в процессе переосмысления своего финансового суверенитета. «Нам надо сформировать такую архитектуру, которая позволит решать все необходимые задачи, исключив влияние третьих стран», — подчеркнул Мишустин. По его словам, сегодня важно доработать, исходя из текущих вызовов, и принять Стратегию развития финансового рынка до 2030 года. Ее реализация совместно с Банком России поможет увеличить приток дополнительных инвестиций в развитие отечественной экономики. Необходимо интенсивно развивать инновационные направления, заниматься внедрением цифровых финансовых активов. Мир активно переходит на облачную инфраструктуру. Это важнейший элемент конкурентоспособности. «Но при этом мы обязаны сохранять независимость от регуляторов государств, где расположены серверы. И конечно, обеспечить кибербезопасность нашей системы», — напомнил Председатель Правительства РФ.

Переход к более широкому использованию национальных валют — это еще один шаг на пути к финансовому суверенитету страны. Сейчас на Московской бирже торги идут в семи парах с валютами дружественных стран. Если в январе — феврале этого года среднедневной объем операций спот в таких денежных единицах составлял 1,7 миллиарда рублей, то в июле — августе — уже 60 миллиардов.

В то же время премьер-министр подчеркнул, что все эти планы не означают, что Россия должна закрыться от мира. «Более того, суверенитет — это не про изоляцию, а про безопасность и стабильность. Трансформация текущих финансово-экономических процессов — перестраивание торговых цепочек, пересмотр подходов к резервным валютам, фрагментация платежных систем — не исключает того, что сильно изменится сам мир и его устройство», — заключил спикер.

По мнению министра финансов РФ А. Г. Силуанова, чтобы достичь финансового суверенитета, «нужно жить по средствам и не ходить с протянутой рукой». «Мы проходили в истории много периодов, в том числе и те, когда у нас была только одна надежда: дадут нам в долг или нет», — вспомнил министр. По его мнению, финансовый суверенитет — это еще один союзник России после армии и флота. «Силовая составляющая, хоть и важная, но не единственная определяющая победы по всем фронтам во всех вопросах, которые решает государство», — считает спикер. Независимость в принятии финансовых решений, устойчивый бюджет играют не менее важную роль.

Финансовый суверенитет в понимании министра финансов предполагает устойчивый, сбалансированный бюджет, участие на финансовом рынке, которое не приводит к непредсказуемой для инвесторов финансовой политике государства, доверие к государству со стороны участников рынка по проведению денежно-кредитной политики, устойчивость макроситуации.

Советник Президента РФ М. С. Орешкин, в свою очередь, указал, что суверенитет — это способность достигать поставленных целей в политике, экономике, других сферах без зависимости от внешних факторов. «Если нам никто не мешает достигать целей, которые мы перед собой ставим, — это означает, у нас есть суверенитет, — отметил Орешкин. — В этом плане очевидно, что финансовый суверенитет — один из ключевых элементов экономического суверенитета». Далее спикер выделил три основных элемента финансового суверенитета.

Первое, это рынок в национальной валюте с достаточным объемом финансовых ресурсов. По мнению Орешкина, здесь мы себя чувствуем довольно уверенно. За последние 10 лет у нас создана вся инфраструктура со стороны Минфина России, Центрального банка. Когда нас начали отключать от каких-то элементов рыночной инфраструктуры, внутри у нас продолжает все хорошо работать.

Второе, наличие платежной инфраструктуры для международных расчетов и инструменты для инвестирования, в этом у России есть ряд проблем. В частности, надо решать вопрос, касающийся международных платежей. Это та зона, которая требует большой работы.

Третье, система управления, которая должна нацеливать работу финансовой системы на решение поставленных задач экономического развития. «Здесь у нас существенную роль играют иностранные инвесторы, западные банки, это означает, что решение о том, как будет развиваться российская экономика, принимается за пределами нашего суверенитета, — подчеркнул советник. — Поэтому три элемента — рынок, инструментарий, система управления — это то, что вместе должно обеспечивать финансовый суверенитет».

«Суверенитет — это способность проводить независимую политику», — уверена и глава Банка России Э. С. Набиуллина. Вместе с тем для Центробанка важным элементом финансового суверенитета является устойчивость финансовой системы к внешним шокам. «Мы очень много работали вместе с правительством для того, чтобы повысить эту устойчивость», — отметила глава ЦБ. Взвешенная денежно-кредитная политика, инфляционное таргетирование, плавающий валютный курс — это все то, что, по мнению Набиуллиной, позволяет нашей финансовой системе и экономике в целом быть более устойчивыми к тем негативным изменениям, которые всегда могут быть на внешнем рынке. Спикер также подчеркнула, что, говоря о суверенитете, очень важно понимать, что это не самоизоляция финансовой системы. «Автаркия, самоизоляция — это путь к снижению в конечном итоге благосостояния людей, — полагает глава ЦБ. — Финансовые системы должны поддерживать работу бизнеса на глобальном рынке, мы же не уходим с глобальных рынков, мы остаемся интегрированными с теми странами, которые готовы поддерживать отношения с нами. Разрыв с историческими партнерами, даже закрытие привычных для нас финансовых рынков — это не повод все бросить и сказать, что мы будем придумывать что-то новое. Конечно, внешние условия изменились, нам нужно менять подходы, нужно достраивать, перенастраивать...»

А. Л. Кудрин, председатель Счетной палаты РФ, поддержал определение суверенитета, данное Орешкиным, и согласился с Набиуллиной в том, что мы должны создавать суверенитет в глобальном масштабе и не отказываться от всех институтов. «В этой связи я определяю суверенитет в первую очередь как независимость или самостоятельность в принятии решений денежно-кредитной политики, бюджетной, долговой политики и в том числе, подчеркну, создание институтов, которые обеспечивают развитие России без возможности прибегать к внешним источникам», — высказал свое мнение глава Счетной палаты.

Проблему финансового суверенитета России А. О. Костин, председатель правления ВТБ, объяснил на примере семейного бюджета. «На бытовом уровне: если мужчина получает большую зарплату, он считает, что у него финансовая независимость есть, но, если он без разрешения жены ни копейки не может потратить, у него нет финансового суверенитета абсолютно. И с этим мы сегодня столкнулись», — отметил Костин. По его мнению, то, что у западных стран остается монополия на расчеты, — это огромная проблема, потому что мы не перестанем торговать углем, металлом, нефтью, газом и у нас проблема с расчетами. «Не может быть многополярного мира с одной или группой недружественных валют, как сейчас получилось. Задача номер один — создать многополярную систему финансовых расчетов. Если мы это сделаем, мы справимся со всеми другими проблемами», — пояснил банкир.

Структурная трансформация экономики необходима

Обрести суверенитет нашей стране поможет структурная трансформация экономики. Как подчеркнула Набиуллина, вопрос об этом явственно высветился только сейчас, но на слуху эта тема уже в течение многих лет. По ее мнению, в структурной перестройке важно не скатиться в то, что мы одни географические рынки экспорта заменим на другие географические рынки. «Должны повышаться производительность труда, доля технологической продукции и вообще экономика должна быть способна к инновациям — это то, чего мы хотим, — конкурентоспособная экономика», — сказала глава Центробанка.

Всем очевидно, что структурной перестройки не бывает без инвестиций. Однако внешние рынки, через которые финансировалась значительная часть инвестиций, закрыты. Все смотрят на то, что может дать наша финансовая система для этих инвестиций и для структурной перестройки экономики. «Сегодня идут споры на разных площадках о роли государства, о роли частного сектора, потому что у многих предприятий, бизнеса есть желание получать такие же дешевые кредиты, которые были ранее», — отметила Набиуллина. По ее мнению, в условиях структурной перестройки без бюджетных инвестиций не обойтись. Но в то же время важно не забыть и про частный сектор и частную инициативу. Здесь очень важен финансовый сектор, потому что именно он перераспределяет капиталы из одних отраслей в другие, от одних предприятий в другие, более перспективные. Способность финансового сектора ответить на эту задачу и связывает финансовый суверенитет со структурной перестройкой экономики.

Также глава Центробанка подчеркнула, что перед финансовым сектором России стоит вызов нарастить долевое финансирование, для чего нужно доверие инвесторов. «У нас очень много инвестиций делается условно в долг — компании нагружаются долгом. Чрезвычайно не хватает акционерного капитала, — заявила спикер. — Перед финансовым сектором стоит задача и вызов нарастить именно это долевое финансирование, привлечение капитала, а здесь доверие инвесторов — ключевая вещь».

В свою очередь, Кудрин отметил, что в России сбережения существенно превышают те инвестиции, которые мы осуществляем, примерно на 1,4–1,5% ВВП. То есть внутренних ресурсов у нас больше, чем мы инвестируем. Часть средств уходит в отток, часть — в резервы. «Сегодня мы должны создать механизм доверия к инвестициям в нашу экономику, — считает глава Счетной палаты. — Сделать это в условиях геополитического конфликта стало намного сложнее: с потерей внешних инструментов конвертации сбережений в инвестиции нужен еще более широкий спектр внутренних механизмов». В пример он привел Китай, который много лет подряд доводил объем инвестиций до 40% ВВП (у нас около 21–23%) в основном за счет собственных сбережений.

А вот, по мнению министра финансов, во главе угла должна быть частная инициатива. «Мне кажется, надо больше частной инициативы, — подчеркнул Силуанов. — Не надо всех вести за руку и говорить: давай сюда инвестируй, мы тебе субсидию дадим, давай сюда, мы тебе льготу предоставим. Надо, чтобы бизнес работал. Понятно, что государство должно помогать, но не в таких объемах, как это зачастую заявляется». По мнению спикера, сегодня хороший шанс для бизнеса: иностранцы ушли, освободилось много ниш, в том числе технологических, которые можно заполнить.

С таким подходом не согласился Орешкин. «Антон Германович говорит: в технологиях открылись ниши, приходите, зарабатывайте. Однако в такой отрасли, как микроэлектроника, для того, чтобы заработать, одного российского рынка крайне мало. Нужно десять, двадцать рынков сбыта, чтобы производство микропроцессоров было рентабельным. Если что-то делаем в меньшем масштабе, очевидно, будет менее эффективно, и это не преодолеть, поэтому, если мы хотим говорить о технологическом суверенитете, без роли государства здесь никак не обойтись», — высказал свое мнение помощник Президента РФ. Он согласен, что должен быть микс из частных и государственных инвестиций, но в то же время государство должно еще через прямые инвестиции, через госгарантии помочь этим трансформациям.

Очевидно, что структурные изменения в экономике невозможны без структурных изменений финансовой системы. По мнению Орешкина, финансовая система в расширенном смысле слова, включая бюджет и частную часть финансовой системы, это то, как финансируют инвестиции, и те, кто финансирует изменения в экономике. «Если мы хотим иметь технологические, логистические изменения, изменения в структуре доходов и в уровне развития инфраструктуры регионов, то кто-то должен профинансировать это. От нас, сидящих здесь, зависит, будет это структурное изменение в финансовой системе или нет», — отметил Орешкин.

О социальной поддержке

Социальная поддержка, которая была оказана людям, особенно в тяжелые периоды, сыграла колоссальную роль. Вышедшие недавно данные Росстата показывают, что, несмотря на все проблемы, несмотря на довольно высокую инфляцию второго квартала этого года, уровень бедности в стране немного снизился. То есть благодаря масштабным мерам поддержки удалось удержать ситуацию и не допустить взлета уровня бедности. Но выдержит ли наша финансовая система такой и более высокий (если понадобится его повышать) уровень социальных расходов? Это был следующий вопрос, который обсудили спикеры пленарной сессии.

Орешкин считает, что с точки зрения устойчивости финансовой системы важны два показателя — достаточность капитала банковской системы и бюджет. По первому показателю Центральный банк провел очень хорошую работу, и, несмотря на все шоки, банковская система вернулась к прибыли. Что касается бюджета, то спикер указал, что в январе — августе бюджет исполнен в профиците. «Мы ничего не занимаем, а деньги не кончаются, это означает, что запас прочности есть и он позволяет выдерживать не только внешние шоки и вызовы, но и формировать те программы, которые дают структурные изменения в экономике», — полагает советник президента.

«Очевидно, выдержим — и не только выдержим, но и будем развивать меры поддержки в русле более эффективной адресной системы помощи. Главное, что технологически сейчас это вполне возможно» — такой был ответ министра финансов. «Если государство взяло обязательство, то должны выдержать. Но можно ли и нужно ли наращивать расходы? Потребность наращивать социальную поддержку появляется, когда люди теряют работу, доходы, и нам нужно сделать все, чтобы развивалась экономика и граждане могли зарабатывать сами своим трудом», — считает Набиуллина.

Глава Счетной палаты также согласился с коллегами, что социальные обязательства исполнить и проиндексировать вполне возможно. Для этого у нас достаточно крепкая финансовая система. Но вопрос сложнее. За последнее десятилетие реальные доходы населения снизились. И в этом смысле Кудрин предложил задаться абсолютно другим вопросом: сможем ли мы обеспечить стабильный, устойчивый рост реальных доходов не только бюджетников, а в целом в стране?

О. В. ИЗУТОВА

Поделиться
Продолжается редакционная
подписка на 2024 год
Подпишись выгодно